Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

История Тришинского кладбища и концепция по его охране, консервации и благоустройству

17  Марта 2016 г.  в 14:35, показов: 13179 : История города Бреста


Для старейшего в городе Бресте Тришинского кладбища архитектор-реставратор Николай Власюк (старший) разработал концепцию по охране, консервации и благоустройству. Главная цель - задействовать объект как историко-культурную ценность, вдохнуть в него новую «жизнь». На ограде некрополя установлена табличка, что кладбище — памятник XIX—XX веков и охраняется государством. Но юридически оно пока таким памятником не является. Решение может быть принято только Совмином РБ. Сейчас, проходит процедура согласований, возможного уточнения некоторых деталей. Но вполне возможно, что уже в 2016 году Тришинский некрополь получит статус историко-культурной ценности Республики Беларусь.

История Тришинского кладбища и концепция по его охране, консервации и благоустройству

Тришинское кладбище самое большое и, по-видимому, самое старое из сохранившихся, закрытых в ХХ в. кладбищ города. Гипотетически основано не позже ХV в. Известно, что до переноса города, в первой половине ХIХ в (в связи со строительством крепости), на Восток это было кладбище деревень Тришин, Шпановичи, Гузни и Крушина. В отличие от городов и приходских центров, где кладбища основывались при церквях, костелах и монастырях, территорию под сельские кладбища на наших землях выбирали обычно недалеко от деревень на сухих пригорках или покатых склонах с песчаным и супесчаным грунтом. Иногда их обносили валом, огораживали забором или каменной стеной. Согласно указа 1889 г. запрещалось размещать кладбища ближе 100 саженей (213 м) от последнего жилья в городе и полверсты (533.4м) в деревне.

Неизвестно согласно каким документам Тришинская некрофация стала кладбищем для нового города. Вероятно, после переноса города, представители христианских конфессий стали стихийно хоронить своих покойников на ближайшем христианском кладбище. Это подтверждается тем, что среди сохранившихся надгробий середины ХIХ в. наряду с православными встречаются католические и протестантские. С открытием римско-католического кладбища на северо-восточной окраине города, количество католических захоронений на Тришинском кладбище резко сократилось. Кладбище стало православным, хотя христианских представителей уездной элиты по-прежнему хоронили на кладбище вне зависимости от конфессии.

История Тришинского кладбища и концепция по его охране, консервации и благоустройству

Для евреев в 1835 г. было отведено два кладбища: одно при корчме Мурановке (на пересечении улиц Тихой и Пивоварной), второе в районе форта № 9 (на Березовке) было предназначено для перезахоронения усопших со старого кладбища расположенного на территории будущей крепости.

На территории Тришинского кладбища находилась старинная Св. Троицкая церковь. Она располагалась на самом высоком месте в центральной части старого кладбища в окружении наиболее древних погребений. Особенностью христианских кладбищ является то, что традиционно, в случае утраты надгробных сооружений (как правило, на сельских кладбищах это деревянные кресты, вкопанные в землю) производится подзахоронение в старую могилу. Специалисты центра охраны исторического ландшафта в Варшаве подсчитали, что земляные могилы с деревянными крестами, если за ними не ухаживают родственники покойного, сравниваются с поверхностью земли через 15 – 120 лет, в зависимости от породы дерева, качества и толщины лесоматериала, из которого изготовлен крест. Таким образом, в центральной и южной части кладбища за четыреста лет существования, могло смениться до пяти «поколений» усопших. Не удивительно, что именно в этой части долговечные чугунные и каменные надгробия середины ХIХ в. соседствуют с бетонными надгробиями середины ХХ в. 

История Тришинского кладбища и концепция по его охране, консервации и благоустройству

После переноса города на новое место, горожане стали хоронить покойников именно в центральной (наиболее старой) части кладбища, около церкви, на свободных (вследствие утраты надгробных знаков) местах. А после сноса, ввиду ветхости, в 1894 году храма, захоронения производились и на освобожденной территории. На месте Троицкой церкви в 1933 г. был установлен символический престол, каменный куб 1000 х 1000 с кованым крестом. На кубе надпись: «Здесь находился Св. Престол /кладбищенской Св. Троицкой церкви/ перенесенной на другое место /сего кладбища в 1894 г./ Св. Крест пожертвован прихожанами 24.IV.1933 г./ Новая церковь, освященная также в честь Св. Троицы, была построена с севера от кладбища на свободной от захоронения территории. Погост был обнесен деревянной изгородью. На погосте хоронили православных священников, жертвователей и благодетелей. В последствии кладбище разрослось до тракта Москва – Варшава (ул. Московская). После Второй Мировой войны, когда кладбище стало общегородским (еврейское кладбище забросили, на католическом хоронили до 1956 года), ограду погоста убрали, захоронения производились на освобожденной территории.

История Тришинского кладбища и концепция по его охране, консервации и благоустройству

В начале 1960-х годов, в связи с «массовым отходом советских людей от церкви» храм сожгли. На месте храма, позже, установлен каменный пюпитр с надписью: «Здесь находился Св. Престол кладбищенской Св. Троицкой церкви, построенной в 1894 г.». Дата вызывает сомнения, так как в «Клировых ведомостях церквей I Округа Брестского повета за 1920 г.», говорится, что в приходе Брестского собора кроме храмов в городе и окрестности имеется «Брестская Св.Троицкая церковь, зданием деревянная построена в 1897 г.», а также «сторожка при кладбище, деревянная, полуразрушенная …». В 1931 году в карточке владения в магистрате записано: «ул.Спокойная, 2, угол Шептицкого, 37. Владелец Православное кладбище, куратор Ширяев Базиль, Вишневая 21 «Budynki drewniane frontowe 1/1924 n.kS», Жуковский Стефан. Рядом с престолом в 1990-х годах установлен монумент жертвам репрессий.

История Тришинского кладбища и концепция по его охране, консервации и благоустройству

фото из коллекции Александра Пащука

Тришинское кладбище в настоящее время располагается в геометрическом центре города, в районе пересечения двух крупных транспортных артерий города, ул. Московской и Пионерской ставшей таковой, благодаря строительству двух путепроводов: через Муховец и через железную дорогу в районе Березовки.

В середине ХIХ века кладбище располагалось на восточной окраине города на расстоянии 60 саженей от тракта Москва – Варшава на правом берегу р.Муховец. В 1870-х годах севернее кладбища, в связи со строительством железной дороги на Киев, возник рабочий поселок Киевка, где селились рабочие и служащие железной дороги, ремесленники и мелкие предприниматели. За последние 100 лет поселок мало изменился, растущий город попросту обошел его. Северо-восточнее кладбища в середине ХХ в. построен крупнейший в Бресте электромеханический завод, ламповый, ковровый и чулочный комбинаты. На сегодняшний день Тришинское кладбище создает неповторимый силуэт, служа прекрасным фоном Центру Молодежного Творчества (бывший Дворец пионеров), выполняет функцию «легких» промышленного узла. В 1960-х годах площадь кладбища составляла более 8 га, с севера, запада и частично с востока огороженная деревянным забором. К Московской Олимпиаде 1980 г. 5,7 га кладбища обнесли каменной оградой (красный пустотелый керамический камень Горынского завода, со вставками из керамических дренажных трубок), таким образом оставив за границами кладбища заброшенную, малопосещаемую часть с полуразрушенными надгробиями. В последствие эта территория отошла под гаражи и территорию Дворца пионеров.

Планировка кладбища в старой части свободная, в «новых» кварталах регулярная. Главная аллея шириной около 10 м в центральной части разделяется на две аллеи, ведет к старой части кладбища и делит кладбище на две асимметричные части. Сохранилась сеть вспомогательных аллей, частично занятая позднейшими захоронениями. Наиболее старые из сохранившихся надгробий расположены в самой высокой по рельефу части кладбища в районе первой кладбищенской церкви. Это и место самых старых захоронений. Трудно представить, чтобы на деревенском кладбище в начале хоронили на склоне, оставляя свободной самую высокую часть. Самое старое, из поддающихся прочтению надгробий, датируется 1836 годом (возможно 1830 или 1838).

Вторым можно считать горизонтальную надгробную плиту с закрепленным на ней литым чугунным крестом: Ernst/Buchhcim/ g: Lacn…/ 1823/ g: st… 28 m …/ 1842/ amen! 

Третьим – надгробную гранитную плиту: Здесь погребе/на Вера Але/ксеевна Чоглоко/ва урожденная Ада / баш скончавшая/ся 1845 года 2-го / октября на 37 го/ду жизни/.

К этому периоду относится литой чугунный крест на цоколе высотой 2,2 м с инскрипцией: Здесь лежит тело / Василия Юдина ко/лежского Асессора и Кавалера умершего / 1847 года января 5-го/ Плачущая жена и / дети вознесли ему/ эту память/.

Далее скромный чугунный обелиск высотой немногим более метра с надписью: Саша / Ден/ род. 11-го июня / 1847 года/ скон. 4-го августа / 1848 года/. И сохранившийся цоколь чугунного надгробия: Здесь покоится тело Подпоручика конно/артиллерийской / № 5 батареи/ Петра Акимовича / Квитницкого/ утонувшего 21 июля / 1849 года/ в реке Муховце/.

Наиболее ценным в художественном отношении можно считать изрядно поврежденную временем мемориальную каплицу Гельмерсена. Прекрасное чугунное литье в неоготическом стиле схожее с чугунным литьем дворца Пусловских в Меречевщине и часовни-усыпальницы Ожжежков в Закозеле того же периода. Возможно, изделия изготавливались на одном и том же чугунно-литейном предприятии. К сожалению литейные клейма на изделиях не обнаружены. В последние десятилетия утрачен шатер, часть пинаклей, детали заполнения вимпергов. Памятник поврежден коррозией. Несмотря на значительные утраты первоначального облика надгробие производит сильное впечатление. Текст эпитафии: «Соизволением и милостивым соучастием / Его Императорского/ Высочества Наследника/ Цесаревича/ любимому и уважаемому начальнику / от признательных подчиненных/ Текст инскрипции: Генерал-лейтенант/ Александр Петрович/ Гельмерсен/ Директор Александровского-Брестского/ Кадетского Корпуса/ Родился 1797 года марта 13-го дня/ Скончался 1852 года мая 12 дня/.

Установить автора надгробия пока не представляется возможным, как невозможно установить авторов других близких по времени надгробий в технике художественного литья. Среди которых чугунный пьедестал с инскрипцией: Анна Михайловна/ Карманова/ урожденная Бенуа/ 1827 – 1850/ А.М.Карманова дочь полковника Брест-Литовской крепости Михаила Леонтьевича Бенуа – художника любителя, большого знатока живописи, старшего брата Н.Л.Бенуа, который неоднократно гостил с семьей в Брест-Литовске у родственников [3,с.473].

Бенуа Николай Леонтьевич (1813 – 98) русский архитектор, художник. Окончил Санкт-Петербургскую академию искусств. В 1836 получил золотую медаль за проект Училища правоведения, тогда же звание классного художника. 1840 – 1846 учился за границей. Мастерски подражал историческим стилям (фрейлинские дома в Петродворце, 1858). Построил ряд железнодорожных вокзалов, где воспроизвел в новых металлических конструкциях готические формы каркаса.

Бенуа Леонтий Николаевич (1856 – 1928), сын Н.Л.Бенуа, русский архитектор, заслуженный деятель искусств РСФСР (1927). В лучших работах продолжал традиции классицизма (зап.корпус Русского музея в Петрограде (1914-16)).

Бенуа Александр Николаевич (1870 – 1960), сын Н.Л.Бенуа, русский художник, историк искусства и художественный критик. Идеолог «Мира искусства». В живописи, графике, театральных работах («Версальская серия», 1905 – 1906, иллюстрации к «Медному всаднику» А.С.Пушкина, 1903 – 22) тонко передавал дух прошедших эпох. В искусствоведческих трудах сочетал пропаганду классического наследия с проповедью «свободного искусства». Художественный руководитель «Русских сезонов» (1908 – 11), режиссер МХТ (1913 – 15). С 1926 жил во Франции.

К сожалению, литейные клейма встречаются только на чугунных памятниках конца ХIХ – нач. ХХ в. Среди них: «Р.Шмидт. Брест-Лит.», «Чут.лит.зав. Г.Гаман Брест-Лит.», «Ланге Брест- Лит.». Художественный металл представлен на кладбище литьем и ковкой: литые и кованые балдахины, мемориальные каплицы в готическом стиле, классические колонны, обелиски, кресты, распятия, ограды, прекрасные монументальные скамьи (бесследно исчезнувшие с кладбища в конце 1980-х годов). Ковка представлена в основном крестами, закрепленными на природном камне (гранит, реже песчаник) и оградами. Уникальна ковка с клеймом «Malszewski Warszawa» на могиле тайного советника Ивана Ивановича Поступальского (1837 – 1905).

Резьба по камню представлена также в различных стилях, материалах и технике. Среди которых немало высокохудожественных работ. Сепулькральные памятники в основном представлены свободно стоящими надгробиями: пьедестала (цоколя) с завершением (крест, урна), обелисками, колоннами, крестами в виде стволов деревьев, филарами, встречаются эдикулы и гробы, надгробные плиты встречаются редко. На кладбище много разнообразных объемных резных скульптур типа «крест на скалах», прекрасно выполненных, с сигнатурой «Ф.Яросинский в Бресте». Работы Яросинского широко представлены на римско-католическом кладбище города. Надгробия работы Яросинского охватывают период 1875-1914-е г.г. К этому периоду относятся работы с сигнатурой «Р.С.Любовецкий. Дикая, 68 в Варшаве». «Szyszkiewicz,Grodno». «Киев – Гнивань». Начало ХХ в: «E.Sypniewski, Powanzki», «К.Дацкевич в Бресте», «J.Kozlowski. Brzesc», «J.Belgle», «Jan Rudnicki. Warszawa». Среди работ по камню следует отметить надгробие Текли, Терезы и Валентины Криш, с инскрипцией на немецком языке. Овальный в плане пьедестал покрытый драпировкой, завершенный спящим амуром.

На кладбище широко представлены кладбищенская поэзия на русском, польском, немецком, украинском языках, представляющих определенную художественную ценность. На кладбище похоронены: белорусский советский поэт Микола Засим, украинский писатель Алексей Стороженко, художник Владимир Старчаков, Алиса Карловна Карбышева, уездная элита от 14 до 3-го класса по Табели об рангах первой половины ХIХ – нач. ХХ в, партийные и советские работники, русские, польские и советские воины, мирные жители, погибшие от рук немецко-фашистских захватчиков, жертвы репрессий, перезахоронены узники еврейского гетто. С 1969 года кладбище закрыто для захоронений. С 2005 года работает комиссия Брестского горисполкома по ревалоризации кладбища. За время работы комиссии было выявлено около трехсот надгробий представляющих историко культурную ценность из них более 200 – защитников Отечества. Брестское спецпредприятие осуществляет постепенную замену низкохудожественных и аварийных надгробий воинов. Одна могила - Стороженко, находится под охраной государства. Надгробный памятник Алексея Петровича Стороженко относится к надмогильям типа «саркофаг».

История Тришинского кладбища и концепция по его охране, консервации и благоустройству

Захоронения в саркофагах (греч. sarkophaqos – пожиратель мяса) известны в Древнем Египте (VI – IV в.в. до н.э.), Греции и Риме. Распространились по всему миру как метод захоронения монархов, феодалов, дворянства, иерархов церкви. Представляет собой, как правило, художественно оформленный футляр для гроба или гробов, вставленных друг в друга. К примеру, гранитный саркофаг Наполеона I в крипте Парижского Собора Инвалидов по примеру саркофагов египетских фараонов содержит шесть гробов: первый – из листовой стали, второй из красного дерева, третий и четвертый – из свинца, пятый - из черного дерева, шестой – из дуба. На наших землях саркофаги появились с принятием христианства. Самый древний на Полесье саркофаг обнаружен в Турове (ХII в). Известны саркофаги московских князей в Кремле, князей Радзивилов в Несвижском фарном костеле, Сапегов в Гольшанском монастыре францисканцев, В.И.Ленина в московском мавзолее и др.

Ждите загрузки ссылки для показа изображений!

Надгробные сооружения типа «саркофаг» – саркофаг, катафалк, пюпитр, горизонтальная плита появились в позднем средневековье, как надмогилия небогатых дворян, не имеющих родовых склепов, предназначенных для размещения саркофагов, либо захороненных на значительном расстоянии от таковых. Во всяком случае, этот вид надгробия всегда подчеркивал высокий общественный статус покойного. Материалом надгробия обычно служили песчаник, мрамор, реже металл. Памятник Стороженко состоит из оштукатуренного кирпичного катафалка с чугунной надгробной плитой с инскрипцией. Первоначальный катафалк, по-видимому, выполненный из песчаника не сохранился, нынешний, кирпичный, выложен в послевоенный период. Более точную датировку может дать анализ кирпичной кладки и кладочного раствора. Аутентичность надгробной плиты не вызывает сомнений.

Инскрипция расположена на выступающей из плоскости плиты филенки, с выемками на углах, переходящей в клеверолистый латинский крест. По углам доски лилиевидные греческие кресты с сомкнутыми в виде розетки концами. Текст инскрипции: Брестский Предводитель/ Дворянства/ Действительный Статский/Советник/ Алексей Петрович/ Стороженко/ Скончался 6 Ноября/1874./

История Тришинского кладбища и концепция по его охране, консервации и благоустройству

На кладбище находятся еще три подобных надгробия: полковника Котляревского (1889), Алексея Матвеева (1894) и Ивана Алексеева (1877). На римско-католическом кладбище Бреста пять аналогичных памятников: Винцента Малевского (1880), Юзефа Залевского (1879), Екатерины Домбровской (1873), Гутовского (1851), Зелинского (?). Ни на одном из надгробий нет литейных клейм. Возможно, клеймо находится на реверсе плиты. Гипотетически, надгробия отлиты на одном из трех брестских чугунно-литейных заводов: Шмидта, Ланге, Гомана. Возможно надгробия были изготовлены позже – в начале ХХ в (до I Мировой войны).

КОНЦЕПЦИЯ по охране, консервации и благоустройству закрытого городского кладбища «Тришинское» и дальнейшему использованию объекта как историко-культурной ценности

Предлагаемая концепция ревалоризации Тришинского кладбища в городе Бресте, полностью соответствует Веницианской и законодательству Республики Беларусь в области охраны историко-культурного наследия. Она базируется на научных принципах археологической реставрации (аналитический метод реставрации) с применением манеры романтической реставрации использованной при музеефикации Хайгейтского кладбища в Лондоне.

Предлагается следующая методика ревалоризации кладбища:

  1. Разработка и установка новой ограды. Ограда должна быть непроницаемой взору со стороны улицы Московской. Это придаст камерность внутреннему пространству кладбища, создаст особый настрой для размышлений и медитации посетителей Города Мертвых, оградит любопытствующих от процесса ревалоризации некрополя.
  2. Рассмотреть вопрос о разрешении коммерческих захоронений в урнах по периметру кладбища, как это делается в Минске на Кальварийском кладбище.
  3. Восстановление исторической трассировки аллей и дорожек кладбища. Возможно, процесс будет происходить с трансфером на небольшое расстояние (не более 0.5 м) отдельных поздних надгробий советского периода с исторических дорожек. Восстановление исторического покрытия транспортных связей. Вероятнее всего гравийное покрытие.
  4. Удаление и утилизация низко художественных оград. С обязательным привлечением научного руководителя, архитектора-реставратора и художника-реставратора.
  5. Разработка подъездов и, возможно, заездов на территорию кладбища. Разработка стоянок и вертикальная планировка прилегающей территории.
  6. Научная таксация древостоя и лиан. Удаление или фрагментарное включение в композицию отдельных высохших старых деревьев. Удаление аварийных деревьев или фрагментарное включение в композицию. Каждый случай рассматривается комиссионно с привлечением научного руководителя, архитектора, художника и биолога.
  7. Сохранение деревьев находящихся в «биогеоценозе» с надгробиями (вросшие в ограды кресты, ограды и т.п).
  8. Поэтапная реставрация надгробий представляющих историко-культурную ценность и разработка ландшафтного дизайна наиболее интересных памятников.
  9. Запрет на замену родственниками погребенных высокохудожественных памятников на современные. Заменяемые низко художественные надгробия должны иметь высоту не более 1.0 м над уровнем земли.
  10. Выбор места и строительство лапидариума для музеефикации аварийных высокохудожественных надгробий и оград, не поддающихся реставрации, замена их муляжами в натуральную величину.
  11. Восстановить утраченную в 1960-х годах кладбищенскую Свято-Троицкую церковь. Проектные чертежи сохранились.
  12. Размещение (возможно общегородского) оссуария на территории кладбища.
  13. Рассмотреть вопрос об обозначении на местности, и установке памятного знака на Тришинском могильнике (II - III вв. н.э.)

Первоочередные мероприятия:

  1. Провести обсуждение данной концепции на Методической Раде Министерства культуры Республики Беларусь.
  2. Запретить вырубку древостоя и кустарников и лиан на территории кладбища. Разрешается только уборка и вывоз мусора, но не фрагментов надгробий и оград к какому периоду они не относились.
  3. Продолжить комплексные научные изыскания по кладбищу.
  4. Назначить администрацию кладбища как филиала спецкомбината или краеведческого музея: смотритель (он же экскурсовод, инженер (он же завхоз), сторожа. Либо поставить на кладбище вагончик и принять на работу сторожей. Как вариант постоянный пост милиции или установка видеокамер настроенных на движение. После принятия данной или новой концепции привлечь на постоянную работу по совместительству (по договору, на часть ставки) квалифицированных специалистов; архитектора-реставратора, художника-реставратора, археолога, биолога.
  5. Построить здание администрации (возможно в комплексе с лапидариумом.
  6. Ускорить процесс включения кладбища в Государственный список историко-культурных ценностей Республики Беларусь. Разработать научно-учетную документацию и проект зон охраны.
  7. Через Министерство культуры и Академию наук Республики Беларусь назначить научного руководителя.
  8. Изыскание денежных средств (бюджет, пожертвования горожан, благотворительность предприятий, общественных и религиозных организаций и частных лиц) на поэтапную ревалоризацию кладбища. На кладбище похоронены представители всех конфессий Бреста.
  9. Проведение благотворительных экскурсий на исторических кладбищах города с целью сбора средств на ревалоризацию Тришинского некрополя.

К печати подготовил Юрий Макарчук, (фото современный вид)

P.S. Архитектор-реставратор Николай Власюк в 1996 году с отличием окончил Международную несвижскую академию, подготовил работу «Старинные кладбища Бреста», имеет сертификат специалиста ЮНЕСКО по консервации и охране старинных кладбищ. 




Система Orphus