Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

"Брестский Курьер" повзрослел на 7 лет!

23  Марта 2011 г.  в 15:37, показов: 5399 : История города Бреста


"Брестский Курьер" повзрослел на 7 лет!

Неисповедимы дела твои, мадам История. Мы у себя в «Брестском курьере» на первой странице вот уже двадцать с лишком лет постоянно указывали под «шапкой» именную дату рождения газеты: «Основана в 1913. Возрождена в 1990». Но на днях обнаружили полный текст изданной в 1907 г. книги «История города Брест-Литовска. 1016-1907. По достоверным источникам и правдоподобным умозаключениям. Составил Х.Зоненберг. Типография И.Кобринца в Бресте-Лит.». И нашли в ней истинную дату своего истока – 1906 год. То есть стали старше аж на целых 7 лет. Получается, что в нынешнем году мы будем отмечать свое 105-летие! С чем себя и поздравляем. И размещаем в выходных данных новую дату своего летоисчисления.

А теперь заглянем в книгу Х.Зоненберга, «уроженца Бреста» (так он подчеркивает в предисловии), и приведем из нее ряд фрагментов. Напомним, что это Брест-Литовск 1907 года.

«На месте старого города стоит первоклассная крепость, живущая современно (так в тексте. - «БК») другой жизнью, отделенной от городской, военною. Крепость не связана с городом почти ничем. Бывают знакомства, есть связи торговые, деловые и также дружеские, но не общежития. Крепость имеет свои специальные нужды, увеселения, клубы, учебные заведения, медицинскую помощь, лавку, и почти все нужное можно достать в самой крепости, поэтому нет случаев надобности бывать в городе крепостной многотысячной военной людности и иметь там связи и только по праздникам являются. Тоже мало бывают городские жители в крепости, куда впускают только по билетам (пропускам. - «БК»). Словом, город и крепость – два близкие, но совершенно разделенные города. Впрочем, провизия и припасы идут через руки брестских и тереспольских подрядчиков…».

"Брестский Курьер" повзрослел на 7 лет!Упомянув далее о пожарах, истреблявших немалую часть строений, автор с гордостью указывает:

«Теперь Брест, кроме окраин, представляет из себя красивый город: красивые каменные дома, улицы широкие, мощеные, с тротуарами и освещением ясным приятным…

Хорошими зданиями в Бресте можно считать: Центральный вокзал, гимназию, церковь возле гимназии, интендантские склады (чрезвычайной длины, построены Кроненбергом) на Городке, Синагога и некоторые другие.

Хорош также и городской сад…

Сравнительно с прежними есть теперь в Бресте достаточно учебных заведений: гимназии (мужская и женская), Коммерческое училище, Городское шестиклассное и много других начальных, народных и пансионов, образцовых и других хедеров, а также талмуд тора…».

А вот как повествует Х.Зоненберг о городской промышленности и коммерции той поры:

«Нет здесь крупных тузов, богачей, фабрикантов, заводчиков или других промышленников и славных предпринимателей. Все мелко. И торгашество, и промышленность, и прочее занятие любого города, как банки, меняльные лавки и другие заимодавцы, гостиницы, рестораны, кабаки и пивные лавки и проч. Все это в мелком виде…

Из фабрикаций, как специальное брестское изделие, выработались гильзовые фабрики лучше всего. Брестские гильзы известны чуть ли не по всей России. Рабочие руки до времен забастовок последних годов очень здесь дешевы и опять-таки вследствие скудной жизни. Забастовки же были не только в Бресте, поэтому теперь брестские гильзы имеют возможность конкурировать. Наконец брестские гильзы уже слывут везде хорошими. Гильзовая фабрика требует менее всего технических знаний, менее практики и выдержанности, кроме купеческих комбинаций, и это более всего подходит брестскому купцу, делающемуся таковым в одну ночь.

Есть также в Бресте кожевенные заводы, лесопильни, мыловарня, пивоварни, солодоварни, табачные изделия, щеточная, синька, кишки, альбомин, гильзовые машинки, вакса, переплетни, типографии, мельницы, колбасные, конфектные, платки, металлические изделия и некоторые другие мелкие промыслы для небольшого экспорта, остальные для местного употребления…».

Упоминая о местной благотворительности, автор замечает:

«Кто не знал в Бресте реб Шолим Менаше, кто не знает там реб Шломы Шохет и его жены Крейндли (родители автора этой книги), так отличающиеся в этом отношении. Надо отдать справедливость Бресту: он умеет почитать и уважать таких людей, которых есть немало, а было много больше. Брест умел носить на руках покойного Лейба Зоненберга (покойного брата автора) за его безграничные милости к бедным…».

Есть и социальные приметы того времени, обрисованные выразительными штрихами:

«В последнее время бывают и рабочие забастовки. Эмиграция усиливается и доходит до крупных размеров. Однако явление это временное, проходящее. Общее материальное положение поправляется отчасти, жизнь становится шире, и роскошнее, и свободнее…

На материальное положение Бреста и на состояние торговли может показать и число телефонных аппаратов в Бресте, которое при стоимости 60 рублей в год доходит до ста (вместе с крепостью). И только часть их находится не у купцов, а у администрации, докторов и других. Впрочем, это только первый год развития и неизвестен еще результат, так как некоторые завели телефон, не зная еще, насколько он им нужен, отчасти и для вида…

Населения насчитывается теперь около 46.000 душ…».

Любопытна оценка общественной жизни Брест-Литовска и ее политического спектра:

«Являются всюду и перемешиваются: сионизм, достиженство, территориализм, социализм и проч., и проч., лишь бы не зевать, лишь бы наполнять пустоту общественной жизни… Впрочем, есть и идеалисты, не подражатели, не забавляющиеся, а готовые пожертвовать собою для того, что составляет идеал их жизни. Героями идейности (кроме бедных, конечно) и общественными деятелями в настоящее время считаются между прочими Dr Штейнберг, Dr Шерешевский, Dr Вольфсон, Dr Хват, банкир Городищ и многие другие…».

Ну и о пище духовной:

«Есть несколько магазинов еврейских книг и несколько русских. В последних есть книги и на других языках. Магазины не жалуются. Живут, что показывает на сбыт…

Есть издатель Дзенцль, который издавал уже много книжек…».

Говоря о местных авторах, Х.Зоненберг упоминает Ватштейна, который «составил русскую грамматику», а также «маленькое сочинение дантиста Иосема о зубах». Не забывает сказать доброе слово и о себе, любимом: «Автор пользовался большим почетом. На него смотрели с удивлением, как на нечто особенное». Экий, право, кокетливый господин.

Находим, наконец, упоминание о нашем предшественнике – «Брест-Литовском курьере», от зарождения которого мы исчисляем свою биографию:

«Брестские типографии не печатали почти ничего литературного, а только рекламы и местные распоряжения, телеграммы газетные…

В прошлом году господин Раков начал издавать в Бресте (типография Ракова) «Брест-Литовский курьер» (ежедневно), маленькая бульварная газетка, которая впрочем уже прекратилась…». Поскольку книга вышла в 1907 г. (та же дата стоит в предисловии к ней), то можно сделать вывод, что «Брест-Литовский курьер» начал выходить в 1906 году.

Возможно, чем-то досадила г-ну Зоненбергу эта «газетка», что он назвал ее «бульварной». Впрочем, это и неважно – значимее сам факт истории. Пока что нам не удалось отыскать в архивных анналах первые выпуски «Брест-Литовского курьера» того периода. Но наш поиск продолжается.

А газета с тем же названием была возобновлена в 1913 году – выходила она ежедневно двумя выпусками (утренним и вечерним) до августа 1915 г. -- до момента взятия Брест-Литовска австро-германскими войсками.

Далее была уже другая история…

Источник информации: Брестский Курьер