Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

Лукашенко хочет использовать «цифровой» опыт Китая. Как живет страна, где даже милостыню подают через QR-код

17  Марта 2021 г.  в 14:10, показов: 930 : Разное: обо всём понемногу

Вчера, 16 марта, на совещании у Александра Лукашенко прозвучало, что в Беларуси появится госорган по регулированию цифровой сферы. Кроме того, Лукашенко заявил, что стоит «максимально использовать опыт Китая в построении цифрового общества». Но что подразумевается под «цифровым обществом в Китае»? Поговорили с белорусами, живущими в КНР, и рассказываем про особенности жизни и использовании технологий в этой стране.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Van Tay Media / Unsplash

Но сначала о том, что говорилось на совещании

Вчера Александр Лукашенко обозначил проблемы цифрового развития страны. По его словам, по этой теме готовится комплексный указ — и документ позволит «сосредоточить имеющиеся ресурсы на нескольких ключевых направлениях, создать единый орган государственного регулирования, максимально использовать опыт Китая в построении цифрового общества».

— Считаю, что решение этих вопросов у нас затянулось. Два года назад мы определились, что принципиальные подходы вырабатываются правительством, а другие госорганы должны ему в этом помогать. Необходимо, чтобы все предложения были выверены и глубоко проработаны. Летом мы их должны рассмотреть на отдельном совещании, — заявил Лукашенко.

Кроме того, было упомянуто, что в Беларуси появится госорган по регулированию цифровой сферы. Эта тема всплывает не в первый раз. Так, в апреле 2019 года во время посещения Александром Лукашенко Парка высоких технологий зашла речь о создании в Беларуси министерства цифровой экономики. А на совещании в октябре 2019-го было принято решение, что Министерство связи и информатизации сменит название — и будет наделено полномочиями по государственному регулированию сферы цифровизации.

Предполагалось, что правительство внесет на рассмотрение Александру Лукашенко проекты соответствующих решений, но больше эта тема не поднималась.

А что сейчас в Китае?

Шанхай. Фото: Hanny Naibaho / Unsplash

В Китае с 2008 года работает Министерство промышленности и информатизации КНР — оно занимается регулированием и развитием почтовой связи, интернета, беспроводной связи, теле- и радиовещания, производства электронных и информационных товаров, индустрии программного обеспечения и информационного общества. При этом министерство не занимается регулированием контента медиаиндустрии и не отвечает за коммуникации, не являющиеся электронными.

КНР действительно уделяет большое внимание цифровой экономике. Если очень кратко, то по данным Китайской Академии информационных и коммуникационных технологий (CAICT), в 2019 году добавленная стоимость цифровой экономики в Китае достигла 35,8 трлн юаней (5,25 трлн долларов) или 36,2% ВВП. В сопоставимых показателях номинальные темпы роста цифровой экономики в Китае в 2019 году выросли на 15,6%. Если сравнить эти данные с 2005 годом, то за пятнадцать лет масштабы цифровой экономики в Китае увеличились в 12,7 раза, а среднегодовые темпы роста достигли 20,6%, в то время как ВВП за тот же период увеличился только в 4,3 раза, а совокупный годовой темп роста составил 12,6%.

По прогнозам компании IDC, занимающейся аналитикой глобального рынка, к 2023 году около 51,3% ВВП Китая будет связано с цифровизацией.

Китай делает упор на увеличение скорости интернета, а также новые технологии: например, развитие искусственного интеллекта, машинное обучение, «умные города» и даже интернет транспортных средств. Так, на международной конференции «Будущее цифровой безопасности. Экспертный взгляд» говорилось, что «в основе проекта „Цифровой Китай“, предусматривающего еще большую цифровизацию экономики, лежит развитие „новой инфраструктуры“ — сетей 5G, дата-центров, облачных вычислений, искусственного интеллекта». Например, к концу 2025 года по всему Китаю должно быть построено от 5 до 5,5 млн базовых станций 5G, от 3 до 5 млрд терминальных устройств будет подключено к интернету, а масштаб инвестиций превысит 2 трлн юаней (сейчас это более 300 миллиардов долларов).

Развитие цифровизации в Китае подстегнула и пандемия — так как большая часть экономической деятельности перешла в онлайн-сегмент, развились онлайн-сервисы в областях общественного питания, образования, медицины, электронной коммерции и так далее. И, по словам чиновников, госуслуги стали намного удобнее за счет цифровизации государственных административных систем.

Конечно, все это звучит хорошо на бумаге. Но изменило ли внедрение новых технологий что-либо в жизни обычных граждан? И что насчет знаменитого «Великого китайского файрвола» — системы фильтрации содержимого интернета: неужели китайцы действительно не могут пользоваться западными соцсетями и вынуждены смотреть отечественные аналоги?

TUT.BY поговорил с белорусами, которые живут в разных частях Китая, и вывел несколько особенностей жизни в том «цифровом обществе».

«Здесь можно жить без наличных — за все платишь с помощью телефона (даже милостыню подаешь через QR-код)»

Фото: Markus Winkler / Unsplash

Да, это прозвучит для белоруса фантастически, но в Китае вы можете вообще не держать «наличку»: все, что вам потребуется, это два приложения — WeChat и AliPay. Первое начинало когда-то как мессенджер, второе — как электронный кошелек. Но теперь это основные платежные системы, с помощью которых можно оплатить коммунальные услуги, купить билет в кино и на самолет, приобрести продукты в супермаркете и получить бонусные баллы. Рестораны, магазины и другие заведения заводят свои аккаунты в этих приложениях, где аккумулируют все бонусы и скидки.

Уроженец Минска Павел — руководитель логистической компании в Шанхае. Он уже 14 лет живет в Китае. По его словам, там уровень цифровизации экономики и общества действительно достиг небывалых высот. «Я бывал в разных странах, и нигде — ни в Европе, ни в Штатах, ни в Корее, ни в Японии — не видел такого проникновения технологий в жизнь людей», — утверждает он.

«Одно окно» у тебя в телефоне, а не в здании районной администрации.

— Везде можно расплатиться, отсканировав QR-код телефоном или показав свой QR-код. Везде — это значит абсолютно везде: в любой лавочке, на рынке. Попрошайки просят милостыню с распечатанным QR-кодом. Здесь абсолютная норма жить без наличных денег вообще, — рассказывает Павел. — При платежных системах WeChat и AliPay в мобильных приложениях собраны все возможные службы и сервисы. Из одного приложения можно оплачивать штрафы, коммуналку, оформлять различные документы. В общем, практически любое стандартное взаимодействие с властями и городскими службами давно оцифровано. «Одно окно» у тебя в телефоне, а не в здании районной администрации.

То же самое говорит учитель из Уханя, минчанин Николай: он не носит с собой наличные — просто нет необходимости.

— Даже у бабушек, которые торгуют чем-то на улицах, есть бумажки с распечатанными QR-кодами, — говорит он. — И крестьянин в соломенной шляпе, который каждый вечер приезжает на пикапе к моему дому продавать ананасы, рассчитывается через QR-код.

Однако, добавляет белорус, несмотря на всю эту цифровизацию, китайцам не удалось полностью избавиться от бумажных справок в обычной жизни. Так, когда Николай был в больнице, ему вместо медкарточки выдали пластиковую карту, но когда он оплачивал стоимость медуслуг через специальный терминал, то брал бумажный чек и с ним шел к врачу.

Зато здесь работают технологические меры для контроля за пандемией. Как нам рассказал Павел, в Китае повсеместно внедрены так называемые коды здоровья: код есть у каждого человека, привязан к номеру мобильного телефона и платежной системе, которые, в свою очередь, привязаны к номеру ID. «Код позволяет отследить передвижение человека за последние 14 дней, что помогает выявлять возможные контакты с зараженными, и его нужно показывать везде — на входе в метро, магазин, офисное здание», — добавляет он.

Конечно, нам довольно непривычно, что кто-то может доверить все свои деньги, расчеты и личные данные одному приложению. Но Николай говорит, что это безопасно. Да, он слышал, что бывали случаи, когда аккаунты людей в платежных системах блокировали, но тогда деньги, которые были в приложении на балансе, просто возвращали на карточку. Ну, или можно сразу хранить средства на карте — и просто привязать ее к тому же AliPay. К тому же в приложениях имеются ограничения по суммам, которые можно перевести или потратить за день, и, разумеется, есть двойная верификация.

Покупают-продают онлайн здесь тоже очень много: объем розничных онлайн-продаж в Китае в 2020 году составил 24,6% от общего объема розничных продаж потребительских товаров.

— Онлайн здесь покупают все, система курьерской доставки очень развита, — говорит Павел. — Доставка день в день по городу, два дня — по стране, в течение 30 минут из ближайшего магазина Hema — это норма. При этом пользоваться доставкой комфортно, курьер доставит посылку до двери, если никого нет дома, то просто оставит ее у двери. Никому не придет в голову беспокоиться о сохранности своих посылок — все будет на месте. Поэтому не нужно подгадывать время доставки, созваниваться и договариваться с курьерами. Все происходит быстро и естественно.

Камеры везде, а твое лицо оцифровано

Снимок носит иллюстративный характер. Источник: Rob Sarmiento / Unsplash

В 2020 году в Китае было установлено 200 миллионов камер видеонаблюдения. Кроме того, есть общая система с базами данных лиц большинства граждан — власти КНР утверждают, что она позволяет более эффективно бороться с преступностью. Например, полицейская нейросеть за два дня смогла найти преступницу, которая до этого 20 лет находилась в розыске, изучив данные с камер уличного наблюдения и сопоставив их с имеющимися в базе изображениями.

Оцифровка лица — вообще популярная в КНР тема. Так, в 2019 году сканирование лица стало обязательным при покупке SIM-карты. И тогда же в разных городах стали внедрять оплату проезда в метро по лицу (нечто подобное сейчас вводят в Минске).

— У китайцев вместо паспорта пластиковый ID. В новом поколении ID зашиты биометрические данные, в том числе снимок лица, по которому можно много где расплачиваться, проходить в метро и тому подобное. В большинстве (может и во всех) гостиницах в Китае можно заселиться только по идентификации по лицу (не требуется для иностранцев), — рассказывает Павел. — Могу на своем опыте рассказать о системе видеонаблюдения на дорогах. Камеры работают четко, штрафы приходят исправно. Что касается наблюдения за людьми, то очевидно, что в городах очень много камер. На одном перекрестке может быть десяток камер. Как это работает, что они фиксируют, и как работает уличная система распознавания лиц, мне судить сложно.

По снимку лица можно много где расплачиваться, проходить в метро, домой, на работу и т.д.

— В ковидный год почти во всех более-менее богатых и приличных жилых компаундах (здесь строят компаунды — с охраной, забором) появился вход по распознаванию лица, — добавляет Николай. — И в метро они тоже есть: лицо распознается, с приложения снимаются деньги — и ты заходишь.

Года три назад я забыл кошелек в такси, пришел в полицию, объяснил проблему на пальцах (тогда я плохо говорил по-китайски). Они сказали «окей», и потом мы отправились в центр видеонаблюдения — такой огромный офис. Я назвал примерно улицу, где ехал в такси, они подключали мне разные камеры, прокрутили минут 10−15, пока не нашли меня, такси и номер машины. Затем позвонили таксисту, он заехал — и вернул кошелек.

Система социального рейтинга — в процессе тестирования (но то, что есть, похоже на серию «Черного зеркала»)

Фото: Jerry Wang / Unsplash

Мы уже рассказывали про «систему социального кредита», которую хотят внедрить в Китае. Если кратко, то это система оценки отдельных граждан или организаций по различным параметрам, значения которых получаются с помощью инструментов массового наблюдения и использующих технологию анализа больших данных. Впервые она начала реализовываться правительством Китая в 2010-х годах. Власти думали развернуть ее на всю страну, но пока система в тестовом режиме работает лишь в нескольких крупных китайских городах.

Идея системы в том, что за хорошие поступки людям будут давать поощрение, условный «пряник», допустим, они смогут получать улучшенные условия кредитования, а за плохие — наказание, то есть, «кнут». Так, Андрей Кириллов, руководитель представительства ТАСС в КНР, писал, что людям из «черного списка» могут отказать в приобретении билетов на самолет или поезд с повышенным классом обслуживания. Если «проступок» более серьезный, то детей граждан с пониженным социальном рейтингом, например, могут исключить из частной школы или университетов, поясняла The Independent.

При этом понизить свой социальный рейтинг можно даже, на первый взгляд, за не самые серьезные провинности — вроде перехода дороги в неположенном месте. Очевидно, что за более серьезные «преступления» вроде не вовремя погашенного платежа по кредиту или незаконной уличной торговли «штрафуют» серьезнее.

Повысить свой рейтинг, соответственно, можно добрыми делами вроде волонтерства или сдачи крови.

Однако все наши собеседники говорят, что пока не сталкивались в жизни с этой системой — лишь читали о ней в СМИ.

— Социальный рейтинг пока не внедрен повсеместно, а за экспериментами по его внедрению я не слежу, — говорит Павел. — Но здесь широко распространены отдельные элементы такого рейтинга. В платежной системе AliPay есть своеjбразный рейтинг доверия пользователя. На него влияют твои расходы, своевременность подтверждения покупок онлайн, выставление оценок продавцам за купленные товары и тому подобное. При достижении определенного уровня рейтинга можно, например, во время путешествия брать машину в прокате или бронировать гостиницу без залога.

«Великий китайский файрвол» можно обойти

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: John Schnobrich / Unsplash

В Китае очень быстрый интернет — можно спокойно смотреть со смарфона видео в качестве Full HD. Внедрена сеть 5G. Но многие иностранцы и даже местные жители пользуются VPN-сервисами, которые замедляют скорость.

Все дело в «Великом китайском файрволе» или проекте «Золотого щита» — системе фильтрации содержимого интернета, запущенной в КНР в 2003 году. Официальная причина — борьба с экстремизмом. То есть, легально зайти с территории Китая в Facebook или Twitter просто так не получится, глобальные поисковые системы вроде Google или видеохостинга YouTube в стране недоступны. Взамен есть местные аналоги: допустим, вместо YouTube используется Youku, вместо «Википедии» — Hudong, вместо Twitter — Sina Weibo, а вместо Google — Baidu.

— Файрвол работает. Здесь полностью заблокированы сервисы Google, Facebook, Twitter, YouTube и так далее. Весь зарубежный интернет серьезно медленнее местного китайского, — говорит Павел. — Обойти файервол можно, пользуясь VPN, но хорошо работают только дорогие платные сервисы. При этом подавляющее большинство китайцев не переживает из-за ограничений. У них есть местные аналоги всех сервисов, их китайцам более чем достаточно. Надо понимать, что онлайн-аудитория в Китае — это миллиард человек, поэтому местный интернет-рынок самодостаточен.

«Можно сказать, что VPN здесь — как наркотики»

Китайское правительство, конечно, пытается с бороться с использованием VPN-сервисов. Так, в 2017-м в КНР приняли закон о кибербезопасности, который в том числе обязал людей регистрироваться в Сети под своими настоящими именами. Также правительство заставило компанию Apple убрать VPN-приложения из китайской версии App Store.

Кроме того, в 2018-м в Китае вступил в силу официальный запрет на использование виртуальных частных сетей: компании и потребители в стране не смогут пользоваться такими сервисами, не одобренными правительством.

Фактически, любой VPN, созданный в Китае и предоставляющий доступ к запрещенным сайтам, будет привлечен к ответственности. Поэтому, чтобы избежать огромных штрафов, все VPN-сервисы работают из-за рубежа, что считается «незаконным ведением предпринимательской деятельности» и основанием для блокировки сервиса. Так что, как пишет Meduza, VPN-сервисы в Китае могут быть законны, но бесполезны — или полезны, но незаконны.

— В первый год, когда я только приехала в Китай, я читала про «Великий китайский файрвол», — вспоминает Виктория из Рогачева, которая учится в Харбине. — Сначала те VPN, которые я тут скачала, не работали. Но потом люди подсказали нужные сервисы, и все, пять лет у меня не было никаких проблем, я даже скачала VPN на телевизор. Знаю, что знакомые китайцы и в Instagram сидят, и в YouTube что-то смотрят. То есть, этот файрвол вроде как есть, но VPN его обходят.

— Можно сказать, что VPN здесь — как наркотики. Возможно, пользоваться VPN на компьютере можно, но если его найдут… Как могут найти VPN-сервис? Например, китайцы сейчас проверяют телефоны у пересекающих границу иностранцев — просто просят показать, смотрят фото и приложения — но я не знаю никого, кому бы «прилетело» за VPN, — отмечает Николай.

Хорошо это или плохо, что правительство берет под контроль практически все сферы жизни людей? На этот вопрос нет однозначного ответа.

— Сейчас в Китае развитие технологий, с одной стороны, делает жизнь людей лучше и удобнее, с другой, общество сталкивается с невиданным уровнем контроля, — считает Павел. — Пока работает социальный контракт, люди это принимают. Если у китайских властей будет и впредь получаться осуществлять такой контроль мягко и ненавязчиво, преподнося такие нововведения как приносящие пользу людям, то у них есть все шансы построить тоталитарное общество нового типа.

Политическая и правозащитная сторона вопроса большинство китайцев не заботит. Общество не политизировано. Государство обеспечивает экономический рост, рост уровня жизни и благосостояния людей, и люди взамен не интересуются вопросами прав человека и свободы слова. Пока, говорят наши белорусы там, такой баланс есть.

Источник: 42.TUT.BY
Автор: Тамара Колос
42.TUT.BY



Система Orphus

Оставить свой комментарий можно после
регистрации на сайте или в чате Telegram