Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

10 лет по делу о выстреле в Бресте. Что рассказывают родные осужденных и адвокат

6 25  Февраля 2021 г.  в 19:53, показов: 6575 : Выборы в Республике Беларусь

25 февраля в Бресте огласили приговор Геннадию Шутову, которого смертельно ранили в голову во время протестов 11 августа, и его другу Александру Кордюкову. Обоих признали виновными в сопротивлении с применением насилия. Шутову вынесли приговор без назначения наказания, а Кордюкову, которого также признали виновным в покушении на убийство лица в связи с осуществлением им служебной деятельности, назначили 10 лет колонии усиленного режима. Родные обвиняемых рассказали, что думают о решении суда и почему намерены его обжаловать.

Александр Кордюков

На оглашение приговора в зале собрались близкие Геннадия Шутова и Александра Кордюкова. Двое потерпевших военнослужащих, один из которых ранил Шутова, на заседание не пришли. Некоторые материалы дела рассматривались в закрытом режиме, поэтому суд огласил лишь резолютивную часть.

Александр Кордюков молча выслушал приговор, горько ухмыльнулся и похлопал в ладоши. Вердикт его не удивил — именно столько на прошлой неделе запросил прокурор.

Конвой попросил присутствующих покинуть зал. Жена Кордюкова взглянула на прощание на мужа и вышла с его сестрой в коридор писать прошение на встречу. Последний раз они с ним виделись в конце декабря. Александр тогда еще был в СИЗО на Володарского, ждал этапирования в Брест.

— Нам предоставили свидание: мне и супруге, — рассказала сестра Александра Кордюкова Марина Паричук. — Мы поехали и встретились. Он всегда держится, пытается шутить. Молодец, настоящий мужчина. Он у нас спокойный, тихий, никогда не было у него ничего такого, чтобы он «взрывался». Он очень уважительно ко всем относится. Он хороший человек. Я понимаю, что это мой брат и ничего плохого я о нем сказать не могу, но я говорю объективно.

Слева направо: сестра Кордюкова Марина Паричук и дочь Шутова Анастасия Баранчук

После того, как Александра перед судом перевели в Брест, связь с ним родственники поддерживают по переписке. Последнее письмо Марина получила от брата 29 января:

— Пишу ему постоянно. Он нам пишет, чтобы мы не переживали, что с ним все в порядке. Но это нереально. Как мы можем не переживать?! Но мы друг друга поддерживаем в письмах.

На суде Александр не раз говорил, что «чувствует огромный груз ответственности» из-за гибели Геннадия Шутова. Хотя родственники погибшего подчеркивали, что не винят его в случившемся.

— Он такой человек. Даже в детстве, если со мной что-то случится, он говорил: «это я виноват». Хотя его даже рядом не было. Он считает, что они могли бы пойти (в день ранения Геннадия. — TUT.BY) в другую сторону. Он (Александр. — TUT.BY) занимался самоедством: «Почему не я погиб, почему Гена», — поделилась сестра.

По словам Марины, родственники «держатся изо всех сил, но всем тяжело». 10-летний сын Александра, знает, где папа.

— Все десять лет они всегда были вместе. Сыну все объяснили сразу: что папа попал в беду, что он сейчас в тюрьме. А зачем ему узнавать это от других людей. Сын тоже ждет, что восторжествует справедливость и папа приедет к нему. Он тоже ему пишет письма и ждет. (…) Сейчас надо будет успокаивать родителей. Потому, что мама вообще не понимает, что происходит. Ей трудно это понять. Она вообще не понимает, почему ее сын задержан. Для нее это самый добрый человек, — рассказала Марина.

По словам сестры, Александр намерен обжаловать приговор:

— Весь суд был ненормальный. Все должно было быть наоборот. Я надеюсь, что доживу до того дня, когда будет честный суд и все будет так, как должно быть. Потому что то, что происходит сейчас… Ну такого абсурда я не видела, не слышала… Просто выбрали слабое звено — моего брата. Он оказался не в том месте не в тот час. Я вообще не знаю, как он выдерживает это все: и то, что потерял друга, и то, что с ним сейчас происходит. Он это все, конечно, мужественно переживает.

Дочь Шутова: «Приезжали с надеждой, что все будет хорошо»

Не согласилась с приговором и дочь погибшего Шутова Анастасия Баранчук. Она участвовала в процессе в качестве представителя отца.

— Как к приговору можно относиться? Просто ни в чем обвинили мертвого человека. Я не ожидала услышать такой приговор, как запросили (для Кордюкова. — TUT.BY), — 10 лет. Приезжали сюда с надеждой на то, что все-таки все будет хорошо и ничего не будет доказано, а все равно ничего не вышло, — рассказала дочь Шутова.

По словам девушки, капитан сил специальных операций Роман Гаврилов, который 11 августа смертельно ранил ее отца, с ней не связывался, в перерывах между заседаниями не подходил. Обиды на друга Геннадия Александра Кордюкова у Анастасии нет:

— Наоборот, хочется его как-то поддержать, с его семьей общаемся.

Почему обвинение считает вину Шутова и Кордюкова доказанной?

Уголовное дело Шутова и Кордюкова суд начал рассматривать 16 февраля. События, которые стали поводом для разбирательства, произошли 11 августа 2020 года. В тот день в Бресте смертельно ранили Геннадия Шутова.

Потерпевшими признали военнослужащих из Марьиной Горки: капитана сил специальных операций Романа Гаврилова и прапорщика Арсения Голицына. Как стало известно в суде, 11 августа их направили на охрану общественного порядка в помощь сотрудникам ОМОНа.

Гособвинение на процессе представлял старший прокурор отдела прокуратуры Брестской области Геннадий Бурый. Во время прений он напомнил, что 11 августа в Беларуси был установлен высокий уровень угрозы массовых беспорядков, поэтому к охране общественного порядка в Бресте привлекли военнослужащих. Среди них были капитан сил специальных операций Роман Гаврилов и прапорщик Арсений Голицын. Они были одеты «по гражданке», в поясных сумках хранили штатные пистолеты ПМ. В их задачи входило выявление скоплений людей, которые могут привести к массовым беспорядкам, установление организаторов и активных участников массовых беспорядков, задержание.

Слева направо: потерпевшие Роман Гаврилов и Арсений Голицын. Фото: Belsat.eu

По версии обвинения, вечером 11 августа обвиняемые вышли из гаража Кордюкова, где распивали спиртное, и направились в сторону ДК Профсоюзов для участия в несанкционированном массовом мероприятии. При этом Кордюков взял с собой трубу для «нападения на граждан, повреждения имущества, причинения иного вреда». Напомним, на суде Кордюков сказал, что трубу он подобрал в Парке воинов-интернационалистов «для самообороны».

— Из видеозаписи, сделанной самим Кордюковым (14 августа Кордюков записал видеообращение, в котором рассказал обстоятельства ранения Шутова. — TUT.BY) установлено, что трубу он взял на так называемую «войну», а не для самообороны, как он заявлял в суде, — сообщил гособвинитель.

11 августа около 22.30 Шутов и Кордюков подошли к Гаврилову и Голицыну, которые в гражданской форме одежды несли службу вблизи домов № 334 и 336 на улице Московской. Прокуратура считает, что обвиняемые определили в них «лиц, выполнявших обязанности по охране общественного порядка» и предъявили потерпевшим претензии в связи с тем, что те выявляют участников акции протеста.

— Это подтверждается последовательными показаниями потерпевших, что, в свою очередь, опровергает доводы Кордюкова о том, что тот, подойдя, задал им вопрос: «Что тут происходит», — рассказал во время прений Геннадий Бурый. — После этого Кордюков из мести нанес удар в голову Гаврилову, а затем бросил трубу в Голицына, попав в руку. Потерпевшие последовательно заявляли, что Кордюков, подойдя к ним, спросил: «Всех вычислили?». Я думаю, гражданам такие вопросы не задают. Из видеозаписи, сделанной самим Кордюковым в гараже, следует, что они с Шутовым подошли к потерпевшим с вопросом: «Вам не стыдно?». Это еще раз подтверждает осведомленность обвиняемых о выполнении потерпевшими обязанности по охране общественного порядка. Показания свидетеля и видеозапись с камеры наружного наблюдения опровергают доводы Кордюкова о том, что его толкнул или ударил в грудь один из потерпевших. (…) Кроме того эксперт не обнаружил телесных повреждений на грудной клетке обвиняемого.

В первом ряду потерпевшие Голицын и Гаврилов, а также родственники обвиняемого Кордюкова. Фото: Роман Кисляк

По версии обвинения, убить Гаврилова Кордюков решил, чтобы воспрепятствовать выполнению служебной деятельности и из мести за нее. Для этого обвиняемый ударил Гаврилова трубой по голове. Довести преступление до конца Кордюков не смог, так как военнослужащие оказали активное сопротивление.

После удара по голове Гаврилов достал пистолет Макарова и произвел предупредительный выстрел в воздух, а затем «совместно с Голицыным направился к Шутову и Кордюкову для пресечения их противоправных действий и задержания». В ответ Кордюков швырнул трубу в Голицына и бросился бежать. Голицын отправился за ним. Во время преследования прапорщик произвел два выстрела, но Кордюкову удалось скрыться.

— Одновременно с этим Шутов, который был физически более крепкий, чем Гаврилов, оказывая сопротивление Гаврилову, который выполнял обязанности по охране общественного порядка, что Шутову было очевидно — уже в руках пистолет держал человек, — с применением насилия схватил его за ногу и попытался повалить на землю. Гаврилов пресек его противоправные действия: целясь из пистолета в правое плечо обвиняемого, произвел выстрел, но попал Шутову в затылок. 19 августа 2020 года от полученного телесного повреждения Шутов скончался. Полагаю, что своими умышленными действиями при указанных выше обстоятельствах Кордюков и Шутов каждый совершили сопротивление иным лицам при выполнении ими обязанностей по охране общественного порядка, сопряженное с применением насилия, — заключил прокурор.

По заключению экспертизы, Кордюков, в момент совершения преступления, в состоянии аффекта не находился.

На очных ставках с обвиняемым потерпевшие подтвердили свои показания, а также воспроизвели их на месте преступления. На опознании Голицын указал на Кордюкова, как на человека, который ударил трубой по голове Гаврилова, а затем бросившего трубу в него.

— Следствие пришло к выводу, что 11 августа 2020 года военнослужащие Гаврилов и Голицын, привлеченные в установленном порядке к охране общественного порядка, на законных основаниях применили оружие для производства предупредительных выстрелов и на поражение в отношении напавших на них и применивших насилие Шутова и Кордюкова. В том числе для пресечения непосредственной опасности жизни и здоровью, и угрозы насильственного завладения последними штатным огнестрельным оружием и боеприпасами, а также при попытке Кордюкова скрыться после совершения противоправных действий. При применении оружия военнослужащими не допущено превышения своих полномочий, — зачитал свою речь Геннадий Бурый.

Почему защита настаивала на оправдательном приговоре?

Кордюкова в суде защищал адвокат Виктор Бобрин. Его выступление во время прений заняло около часа. За это время он подробно объяснил, почему считает виновность Кордюкова недоказанной.

— 11 августа 2020 года в 22.33 буквально за 40 секунд с участием Голицына, Гаврилова, Кордюкова и Шутова произошли события, вследствие которых Шутова уже нет в живых, а Кордюков находится на скамье подсудимых по обвинению в совершении двух преступлений. Шутову тоже посмертно предъявлены обвинения, — начал свою речь адвокат. — Я понимаю тот диссонанс в головах многих, когда они пытаются осмыслить происходящее: военные застрелили Шутова, но судят его друга Кордюкова, причем, якобы за покушение на убийство того военнослужащего, который стрелял в Шутова. Но все именно так.

Адвокат усомнился в правильности квалификации действий его подзащитного.

— Обвинение довольно объемное, но если попытаться его упростить и разложить на составляющие, то деяние, в совершении которого обвиняется Кордюков, состоит, по версии органа уголовного преследования, в следующем. Во-первых, Кордюков с Шутовым определили в Гаврилове и Голицыне лиц, выполнявших обязанности по охране общественного порядка. Во-вторых, Кордюков с Шутовым подошли из-за этого к военнослужащим и предъявили претензии в связи с тем, что те выявляют лиц, участвующих в несанкционированных массовых мероприятиях. В-третьих, желая воспрепятствовать осуществлению Гавриловым и Голицыным служебной деятельности и отомстить за нее, Кордюков решил с использованием металлической трубы убить одного из военнослужащих. Уже сама эта формулировка режет слух и звучит как-то невероятно. Далее: действуя умышленно с целью противоправного лишения жизни Кордюков внезапно нанес стоявшему ближе к нему Гаврилову удар металлической трубой в голову (то есть в жизненно важный орган), причинив Гаврилову… легкие телесные повреждения. Интересная ситуация. Гаврилов стреляет в голову Шутову из огнестрельного оружия, причиняя смертельное ранение, но там даже не рассматривается вопрос о покушении на убийство. Самое худшее, о чем идет речь в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела (в отношении Гаврилова. — TUT.BY), — это об умышленном причинении тяжкого телесного повреждения, повлекшее по неосторожности смерть. У Кордюкова в руках только труба, у Гаврилова — легкие телесные повреждения, но сторона обвинения на полном серьезе поддерживает версию следствия о том, что было покушение на убийство, — подчеркнул защитник Кордюкова.

Виктор Бобрин также усомнился, что Кордюков и Шутов знали в момент совершения преступления, что перед ними стояли военнослужащие, «выполнявшие обязанности по охране общественного порядка». Ведь оба потерпевших 11 августа работали «по гражданке»:

— Согласно показаниям Гаврилова и Голицына, находясь возле дома № 334 на улице Московской, возле которого и случился данный инцидент, они вели себя естественно, старались ничем не привлекать к себе внимания, вели себя, как все. Более того, когда проезжающие мимо машины сигналили и люди на перекрестке хлопали в ладоши, Гаврилов и Голицын хлопали вместе со всеми. А когда рядом проезжали специальные автомобили ОМОНа, они отбегали вместе со всеми. Гаврилов и Голицын поясняли и на следствии, и в судебном заседании, что фото и видеосъемку они не вели, оружие в руках не держали, из поясных сумок его не доставали, разговор по телефону не вели, Кордюкову и Шутову они не представлялись, служебных удостоверений не предъявляли. (…) Ни Гаврилов, ни Голицын так и не смогли ответить на вопрос, как же Кордюков с Шутовым определили, что они являются военнослужащими. Не дала ответа на этот вопрос и сторона обвинения.

Версию о том, что Шутов и Кордюков могли видеть, как потерпевшие общаются с сотрудником ОМОНа или милицейским патрулем, защитник назвал не более, чем предположением.

Далее Виктор Бобрин высказался по поводу второго тезиса обвинения — что Кордюков и Шутов предъявили Гаврилову и Голицыну претензии за то, что те выявляют протестующих.

— Единственным реальным основанием для такого посыла является та фраза, с которой Кордюков начал разговор с Гавриловым и Голицыным. Сразу замечу, что по этому принципиальному пункту нет однозначности. Потому что дословное содержание данной фразы не установлено. В деле фигурирует несколько вариантов. В частности, в своем видеопризнании от 14 августа Кордюков говорит о том, что они с Шутовым обратились к двум одетым в гражданскую форму одежды гражданам и спросили: ««Вам не стыдно?» или что-то в этом роде». При допросе в качестве подозреваемого 15 августа Кордюков пояснил, что, подойдя к двум мужчинам, они с Шутовым спросили: «Что происходит? Что тут будет?». Давая показания в судебном заседании, Кордюков пояснил, что спросил у Гаврилова и Голицына, что-то о происходящем.

Гаврилов в ходе предварительного расследования при проведении с ним ряда следственных действий пояснял, что услышал сзади слева голос мужчины, который сказал примерно следующее: «Ну что?! Всех выпалили?» или «Ну что?! Всех вычислили?». В судебном заседании Гаврилов пояснил, что услышал за спиной голос, который произнес: «Ну что?! Всех выпалили?» или «Высмотрели». Голицын, третий участник этих событий, в ходе следствия придерживался версии, что прозвучала фраза: «Ну что?! Все засняли?». В ходе очной ставки с Кордюковым он сформулировал эту фразу так: «Все ли вы засняли?» или «Все ли вы сняли?». А при дополнительном допросе в качестве потерпевшего: «Всех ли вы засняли?». (…) Любую из этого перечня фраз, озвученных фигурантами дела, можно объяснить как угодно. И однозначно будет предположением интерпретирование высказывания Кордюкова в том смысле, что он, во-первых, был осведомлен о статусе Гаврилова и Голицына, а, во-вторых, предъявил им претензии в связи с тем, что военнослужащие выявляют лиц, участвующих в несанкционированных массовых мероприятиях. Никакие предположения не могут быть положены в основу приговора, — сообщил во время прений адвокат.

Фото: Роман Кисляк

Виктор Бобрин также обратил внимание суда на травму, которую получил Гаврилов. Напомним, по версии обвинения, Кордюков ударил его металлической трубой по голове. Обвиняемый в суде это отрицал. По словам Кордюкова, он нанес удар Гаврилову в область бедра.

— Согласно судебно-медицинской литературе, при ударе, когда имеется прямое воздействие предмета на кожу, пробиваются мягкие ткани и рвутся сосуды, в связи с чем возникают кровоподтеки и раны, — уточнил адвокат. — То есть, если наносится удар — прямой и целенаправленный — это сразу видно на лице. Согласно исследовательской части заключения судебно-медицинской экспертизы Гаврилова и имеющихся фотоизображений, видно, что ничего такого на лице Гаврилова нет. Да, в области лица на момент осмотра у него имеется некоторая отечность мягких тканей лица без изменения окраса кожных покровов на фоне которой расположена поперечно ориентированная ссадина близкая к овальной форме. Либо удар был слабый, либо удар был по касательной, но вменять в вину, что при нанесении удара такого характера, такой силы, с такими следами и с такой степенью тяжести (последствий — TUT.BY) нападавший имел умысел на лишение жизни человека — это уже слишком. Отсутствие раны и выраженного кровоподтека не дает оснований для вывода о нанесении прямого удара. То есть, в худшем случае, удар был скользящий, а вот чем и когда он был нанесен, большой вопрос.

Во время прений защита напомнила, что Гаврилов по-разному объяснял врачам, как получил травму.

— Из заключения судебно-медицинской экспертизы Гаврилова следует, что он озвучил несколько версий получения телесных повреждений. Первая гласит: «Избит неизвестными 11 августа в 20 часов около магазина «Корона»». Могло быть? Почему нет?! В ходе судебного следствия установлено, что Гаврилов и Голицын следовали к месту происшествия от остановки «Беларусбанк» мимо магазина «Корона». Вторая версия: «Со слов пациента, 12.08 (то есть вообще уже в другой день. — Адвокат) получил удар кулаком в левую скуловую область». Заметьте, кулаком, а не трубой. (…) Третья версия в этом же заключении эксперта: «Со слов пациента и предоставленной медицинской документации, 11 августа во время акции протеста получил удар кулаком в лицо от протестующих». Как мы видим трижды Гаврилов пояснял медработникам обстоятельства получения телесного повреждения в области лица, в принципе, аналогичным образом. Эти объяснения никак не совпадают с предъявленными Кордюкову обвинением. (…) Гаврилов занял позицию, что он, якобы, умышленно сообщал медработникам недостоверную информацию. На следствии он объяснял это тем, что медработники не имеют отношения к уголовному делу, а следователи, якобы, его неоднократно предупреждали, как устно, так потом и письменно о недопустимости разглашения тайны следствия. Но это не подтверждается никакими объективными доказательствами. Наоборот, опровергается. Из материалов уголовного дела следует, что Гаврилов дал подписку о неразглашении только 2 сентября 2020 года, то есть уже после того, как общался с медицинскими работниками. (…) С учетом проанализированного мной характера телесных повреждений не исключается, что этот удар мог бы быть и кулаком. Если мы обратим внимание на заключение судебно-медицинской экспертизы в отношении Гаврилова, то там, по сути, указано, что его телесные повреждения могли образоваться от однократного воздействия твердого тупого предмета, индивидуальные следообразующие особенности которого в повреждениях не отразились, — напомнил Виктор Бобрин.

В завершение своей речи защитник Кордюкова призвал суд критически отнестись к показаниям, которые давали потерпевшие:

— Из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела следует, что в отношении Гаврилова и Голицына не возбудили уголовное дело по ч.3 ст. 455 УК, которой установлена уголовная ответственность за злоупотребление властью или ее превышение. По данной статье предусмотрено лишение свободы на срок от 5 до 12 лет. В отношении Гаврилова, поскольку он стрелял, также отказано в возбуждении уголовного дела по ч.3 ст. 147 УК, которой предусмотрена уголовная ответственность за причинение тяжких телесных повреждений, повлекших по неосторожности смерть. А по данной статье предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 15 лет. Это серьезно. Поэтому я призываю отнестись с достаточной долей критичности [к показаниям потерпевших] и, учитывая презумпцию невиновности, сопоставить показания всех лиц в данном процессе и сделать обоснованные выводы. О том, что, по сути, нельзя признать доказанным ни то, что Кордюков с Шутовым были осведомлены о статусе военнослужащих, ни то, что, якобы из мести за какую-то деятельность Кордюков наносил удар Гаврилову, ни то, что в принципе Кордюков нанес удар в область лица Гаврилову. (…) Обвинять человека в покушении на убийство при таких обстоятельствах и таких доказательствах — это необоснованно и однозначно чересчур.

Приговор суда не вступил в законную силу и может быть обжалован.

Источник: TUT.BY
TUT.BY



Система Orphus

Оставить свой комментарий можно после
регистрации на сайте или в чате Telegram


DJfibo 2021-02-26 00:50
Ну теперь предлагаю пересмотреть нюренбергский процесс, признать Адика Гитлера,Гешку Геринга,Витьку Кейтеля,Федьку Розенберга,Рудика Гесса и других, пострадавшими от действий Советской Армии и реабилитировать посмертно!
Ну стёб, конечно, но как-то все к этому движется!

↑ +36 ↓

Vania 2021-02-26 00:12
понимаю ОМОН - у них в том, что называется головой одно: избивать, крушить, ломать...
но судьи - люди с образованием, много книг прочитали, какие-то ценности им прививались...
как можно так вот легко на сделку с совестью идти.
прекрасно понимает, что вот сидит убийца, а вот сидит тот, которому удалось выжить при попытке убийства...и в тюрьму на 10 лет отправляют...действительно потерпевшего....
грешно желать зла человеку, но тут сдержаться невозможно.

↑ +86 ↓

Vania 2021-02-25 22:55
я не понимаю одного:
а почему должны подчиняться каким-то требованиям каких-то военных? Тем более по гражданке...
Да даже если и в форме...
по какому вообще закону какой-то вояка имеет право гражданским людям что-то приказывать и те должны выполнять?

Армию тоже кровью замазали, красауцы?

↑ +111 ↓

zver130 2021-02-25 21:37
Пользователь временно заблокирован или удалён администрацией сайта.
Читайте внимательно правила во избежание подобных инцидентов!
↑ +135 ↓


Страницы: [1]