Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

В Бресте в больнице умер постоялец дома престарелых. Семья жалуется на уход, сотрудники дома-интерната отрицают вину

11 23  Февраля 2021 г.  в 13:18, показов: 7978 : Здоровая нация, спорт

18 февраля в больнице скорой медицинской помощи Бреста умер 68-летний Александр Иванович Сацюк. До госпитализации пенсионер провел две недели в Домачевском доме-интернате для престарелых и инвалидов. Родственники умершего утверждают, что перед смертью Александр Иванович жаловался на некачественный уход со стороны одной из сотрудниц социального учреждения. В администрации дома-интерната эти обвинения отрицают.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Родственники Александра Сацюка в редакцию TUT.BY обратились утром 18 февраля. Тогда пожилой брестчанин еще был жив. Он лежал в одном из отделений брестской БСМП, куда его привезли из Домачевского дома для престарелых и инвалидов, рассказала нам его жена Елена Сацюк.

В 13.00 Александра Ивановича не стало.

Историю его последних двух недель жизни и претензии близкие изложили в своей жалобе «на халатные действия сотрудников Домачевского дома-интерната для престарелых и инвалидов». В документе — две страницы текста и шесть фотографий пролежней, ссадин и синяков.

Эту жалобу родные вначале хотели направить в органы — но не успели первыми: в милицию обратились медики БСМП. Поэтому семья отправила свой подготовленный документ TUT.BY, потом на всякий случай все же передала и милиции, и в деле сейчас разбираются правоохранительные органы.

«Кожные покровы ровные, без следов насилия, пролежней»

68-летний Александр Иванович Сацюк был инвалидом 1-й группы по опорно-двигательному аппарату с инсулинонезависимым сахарным диабетом. До дома-интерната пенсионер жил с родственниками. Для ухода за лежачим, по их словам, у них было все необходимое: специальная кровать, противопролежневый матрас, медикаменты. В этом году близкие решили отправить Александра Ивановича на платной основе пожить в Домачевский дом-интернат для престарелых и инвалидов. Месяц в учреждении стоил около 480 рублей.

За несколько дней до отъезда близкие собрали справки, сдали анализы, отвезли пенсионера на осмотр к участковому терапевту и хирургу.

«Было подтверждено отличное состояние, ровный и одинаковый цвет кожных покровов, стабильное состояние — и дано заключение для транспортировки на содержание на платной основе. В день отправки Александр Иванович был лично досмотрен родственниками. Транспортировку осуществляли на специализированном транспорте, оборудованном для таких целей», — написали в жалобе близкие.

Постояльцы дома-интерната проживают в отдельных домиках-корпусах, сообщила Елена Сацюк. В комнатах — по 2 человека. Уход за ними осуществляет одна сотрудница. Из-за коронавируса в доме-интернате санитары работают вахтовым методом — по 15 дней. Елена передала сотрудникам учреждения справки, документы, запас лекарств и памперсов, а также рассказала о состоянии мужа.

Домачевский дом-интернат. Фото: domachevo.com

«При поступлении Александра Ивановича осмотрели сотрудники. Замечания о неудовлетворительном состоянии не были доведены до сопровождающих родственников», — говорится в жалобе.

В дом-интернат Александра Ивановича привезли 27 января.

Первые несколько дней, по словам вдовы, все было в порядке. За Александром Ивановичем ухаживала санитарка Светлана. К качеству ее ухода у родственников претензий нет. Она постоянно была с ними на связи по мобильному и Viber, рассказала Елена. Александр Иванович тоже ни на что не жаловался: кормили досыта, поили, переворачивали, меняли памперсы, подмывали, общались спокойно, к просьбам прислушивались.

«В день сдачи смены Светлана вымыла проживающего в душе. Нареканий на ухудшение состояния не было. Кожные покровы ровные, без следов насилия, пролежней», — подчеркнули в жалобе родные Александра Ивановича.

После четырех дней пребывания Сацюка в доме-интернате на смену заступила новая санитарка — и контакт с родственниками пенсионера, по их словам, прервался:

«При звонках в дом нам доводилась противоречивая информация об общем состоянии проживающего. Переговоры по телефону с проживающим были невозможны, так как [Александр Иванович якобы] „спал постоянно“ (при звонках в разное время суток). Встречное предложение о визите и посещении отклонялось в связи с положением по COVID».

«При визуальном осмотре на теле были обнаружены ссадины, порезы, раны в разных местах тела»

6 февраля переживавшая из-за такого положения дел Елена решила забрать бывшего мужа домой. Однако сотрудники дома-интерната, по ее словам, заверили, что проживающему оказывается должный уход, его состояние беспокойства не вызывает — и предложили перенести переезд на более поздний срок из-за «ухудшившихся погодных условий».

12 февраля родные все же решили забрать Александра Ивановича — и выехали в Домачево:

«В этот момент сыну Сацюку Ивану Александровичу по телефону сообщили, что состояние отца резко ухудшилось. Поднялся уровень сахара. Плохо кушает, скачет давление. Сотрудники вызвали скорую из Бреста на госпитализацию с подозрением на инфаркт».

В 15.30 мужчину забрала скорая и увезла в брестскую БСМП. По словам родственников, состояние Александра Ивановича «вызывало тревогу». В своей жалобе они описали его так: «Одежда грязная, небритый, немытый, в глазах испуг, боялся прикосновений, плакал и взывал о помощи, просил его не оставлять и забрать к себе». Родственники говорят, что у Александра Ивановича были определенные проблемы с речью — он говорил мало и тихо, — но его речь всегда была разборчива и адекватна.

Домачевский дом-интернат. Фото: domachevo.com

«При визуальном осмотре на теле были обнаружены ссадины, порезы, раны в разных местах тела, наспех залитые зеленкой. Левая нога сильно опухшая в области таза и голени. Шевелить ногой не мог. В области бедра и левой почки виднелись сильные кровоточащие пролежни. Врачи больницы были обеспокоены состоянием пациента. Предполагался перелом шейки бедра и перелом ноги — со слов хирурга. Уролог обозначил вздутие живота вследствие переполненности мочевого пузыря. Жидкость (моча) свидетельствовала, что испражнений не было в течение нескольких дней. Общее состояние обезвоживания. Кардиолог после анализов подтвердил двустороннюю тромбозную пневмонию», — написали в своей жалобе родственники Александра Ивановича. Они рассказывают, что, со слов Александра Ивановича, одна из сотрудниц дома-интерната «наносила ему побои, запрещала испражняться, так как не желала менять памперс, и лишила мяса» (неполная цитата из жалобы. — Прим. TUT.BY).

Вечером 15 февраля жене Елене позвонили из милиции: больница обратилась в органы по поводу состояния пациента. Это обычная практика: если врачам кажется, что травмы могли быть получены в результате чьих-то противозаконных действий, они обязаны поставить в известность правоохранительные органы.

18 февраля, на шестой день после госпитализации, Александр Иванович умер в больнице. Два дня спустя его похоронили. Перед этим провели вскрытие. Заключение пока не готово. У родственников есть свидетельство о смерти (копия есть в редакции. — Прим. TUT.BY), в котором указано, что причина смерти неуточненная.

По словам Елены, от медиков информация о произошедшем поступила в милицию и сейчас правоохранители проводят проверку.

«Все записано: кожные покровы нарушены, имеется синева»

В администрации дома-интерната обвинения в некачественном уходе считают несостоятельными.

— Все совсем не так, — говорит TUT.BY директор учреждения Анатолий Ясинский, подчеркнув, что сейчас идет проверка.

По мнению директора, неприязнь у родственников умершего к санитарке, которая после Светланы ухаживала за Александром Ивановичем, возникла из-за того, что она, по мнению родственников, не давала им информацию о состоянии его здоровья.

— Санитарка и не обязана это делать. У нее это написано в должностных обязанностях — и она их отправляла к врачам. Им это не понравилось <…> Воду ему давали, переодевали, мыли — все как положено. Пробыл он у нас всего лишь две недели — и они решили его забрать. Не знаю почему. Опять плохо ему стало, мы вызвали реанимацию. Медики приехали, его забрали в БСМП — и там им занимались. Там он и умер. Сейчас идет разбирательство.

Санитарка, на которую жаловался родным и медикам Александр Иванович, продолжает работать. В доме-интернате она уже 15 лет. За все это время, по словам директора, нареканий в ее адрес не поступало.

— Вообще, у нас в доме-интернате таких случаев никогда не было, — заверяет Анатолий Зигмундович.

Директор дома-интерната считает, что обвинения, описанные в жалобе родственников, не соответствуют действительности:

— Его осматривали [при поступлении]. Все записано: кожные покровы нарушены, имеется синева. У него сразу в двух местах где-то через два дня начали проявляться пролежни. Положили на противопролежневый матрас. Родственники, когда привезли, попросили ему телевизор — принесли из другой комнаты. Первую неделю он жил один там. Потом еще одного человека туда подселили. Милиция опрашивала человека, который с ним жил. Он подтвердил, что санитарки тут и памперсы меняли, и кормили, и поили его, потому что он [Александр Иванович] сложно глотал. Он практически не разговаривал. Если что-то спросить, он головой махнет, что-то тихенько произнесет — если прислушаться, то можно услышать. Ну, и он все время хотел, чтобы его забрали домой.

Анатолий Зигмундович подчеркивает: во время пребывания Александра Ивановича в доме-интернате жалоб на его содержание от родственников к нему не поступало.

Домачевский дом-интернат. Фото: domachevo.com

«Ну не могу я издеваться над людьми!»

В жалобе родственники Александра Ивановича называют санитарку, уходом которой за их родственником они недовольны, Людмилой — но женщина с таким именем в Домачевском доме-интернате не работает. Речь идет о женщине по имени Любовь — именно она с коллегой ухаживала за Александром Ивановичем после Светланы.

TUT.BY созвонился с Любовью, чтобы обсудить ситуацию, мы зачитали ей отрывок из жалобы, в которой со ссылкой на пенсионера, напомним, сообщается, что она «наносила ему побои, запрещала испражняться и лишила мяса». Любовь отреагировала очень эмоционально: текст ее «шокировал», она заявила, что все обвинения в свой адрес считает необоснованными.

— Я проработала в доме-интернате 15 лет. Никогда за 15 лет никто на меня не жаловался. Я к старости отношусь очень серьезно и с уважением. Мне тоже уже не 20 лет — мне 56. Я досматривала свою маму, она была слепой. Поймите, не могу я издеваться над людьми, не такой я человек. Я дорабатываю в доме-интернате последние два года — ну зачем мне себя подводить? Никогда в жизни я себе такого не позволю. И медсестры, и врачи, и директор — у нас все очень хорошие, — рассказывает Любовь.

По словам женщины, когда она заступила на вахту 2 февраля, то увидела у Александра Ивановича пролежни — и обратила на них внимание медперсонала.

— Памперсы ему меняли постоянно — три раза в день. Грязным он у нас не был. Это просто наговор. 6 февраля по поводу его состояния мне позвонила его бывшая супруга. Она меня спрашивала, но что я могу сказать? Состояние больного может описать только врач, но не я, простая санитарка. Я ей сказала по всем вопросам по поводу самочувствия и здоровья мужа звонить в медпункт. Там есть врачи, есть дежурные медсестры. Они все объяснят. Мое дело — покормить, подстелить, чтобы он лежал чистенький и у него было все нормально. Все нормы, которые есть, мы выполняем, — объясняет Любовь.

Любовь рассказывает, что Александр Иванович вел себя с ней спокойно, проблем или конфликтов с ним не было. После жалобы родственников директор дома-интерната, говорит Любовь, лично прошел по всем комнатам и пообщался с постояльцами. Жалоб на качество ухода не было ни у кого.

Откуда на теле мужчины появились ссадины и ушибы, санитарка не знает, но подчеркивает: насилие к нему лично она не применяла, памперсы меняла регулярно, «мяса не лишала».

«Не могли к нему так относиться»

Санитарка Светлана, которая ухаживала за Александром Ивановичем первые четыре дня, рассказывает TUT.BY, что мужчина был очень спокойным.

— А какие-то травмы у него при заселении были на теле?

— Ничего такого не было. У него были на бедрах красные пятна, как будто пролежни начинаются. А так ничего такого. Ему же и кардиограмму делали медсестры, изменений на теле у него никаких не было.

Когда вахта Светланы подошла к концу, она познакомила Александра Ивановича с коллегой-сменщицей Любовью. В тот день пенсионер был в «нормальном состоянии». Утром его помыли, переодели. Новым санитаркам он улыбался, вспоминает Светлана.

— С утра она [Любовь] пришла, я показала, что к нам новый человек поступил, объяснила, что он ест, что не ест, что у него сахарный диабет, какая у него диета. Объяснила — и ушла домой.

Женщина подчеркивает: Александр Иванович находился под постоянной опекой персонала дома-интерната. За ним ухаживали санитарки и медсестры, осматривали врачи. К изложенной в жалобе родственников информации Светлана относится скептически:

— Мне кажется, что не могли к нему так относиться. У нас же столько людей! Есть и такие, которые куда-то «идут», и рвут постельное белье, и бросаются на тебя… Всякое есть. Но никогда ничего такого [имеется в виду жестокое отношение] не было.

О коллеге Любови Светлана отзывается положительно. Говорит, что агрессии с ее стороны никто никогда не замечал. Наоборот, мол, она сразу сообщала на пост, если находила на теле постояльца «даже маленький синячок». Фотографии ссадин и царапин, которые семья приложила к жалобе, Светлана видела — ей их в мессенджер прислала вдова, но как травмы появились на теле Александра Ивановича, женщина не знает.

— Может, он где-то на кровати подвигался на локтях… Он же лежачий. А так — даже не знаю. Но чтоб его избивали — этого не может быть, — считает санитарка.

«Поверьте мне, у нас в домах даже близко такого нет»

В комитете по труду, занятости и социальной защите Брестского облисполкома в курсе ситуации. Его руководитель Геннадий Скробот сообщил TUT.BY, что по жалобе родственников провели внутреннюю проверку — и изложенная информация не нашла своего подтверждения.

— С нашей стороны все было сделано грамотно, правильно. Мы разбирались с этим делом. Мы всё проверили, у нас никогда там никаких проблем не было, — говорит Геннадий Константинович.

По мнению председателя, такое отношение к постояльцу, какое описали в жалобе родственники умершего, исключено:

— Не может такого быть. У нас там и медицинский персонал, и старшая медсестра, и врачи есть. Это [побои] сразу было бы видно — и сразу же принимались бы меры. Поверьте мне, у нас в домах даже и близко такого нет.

«У него не хватило бы сил»

По мнению Елены, ее бывший супруг не мог сам себе нанести эти травмы: ни случайно, ни намеренно.

— У него не хватило бы на это сил, — уверена женщина. — У него силы были только на то, чтобы держать ложку. И то — где-то я помогала. Когда он ел, второй рукой он обязательно держался за кровать. Даже сидя он боялся упасть. Человек, который боится даже упасть на кровать, наносить себе увечья не будет. И с кровати он тоже бы не упал: все время держался за что-то, так как этого боялся.

Сейчас в обстоятельствах разбираются правоохранительные органы. В рамках проверки должны установить точную причину смерти Александра Ивановича и давность и механизм появления повреждений на его теле.

Источник: TUT.BY
Автор: Станислав Коршунов
TUT.BY



Система Orphus

Оставить свой комментарий можно после
регистрации на сайте или в чате Telegram


Ехидна 2021-02-24 00:04
На всех фотографиях вижу пролежни. Пролежни - это раны. Порезов не вижу. А при диабете любая царапина плохо заживает и может даже закончиться гангреной.
Лежачий больной с двухсторонней тромбозной пневмонией и диабетом. Причина смерти пока не выяснена, потому что идет разбирательство.
Санитарка права - квалифицированную оценку состояния больного должен давать специалист. Когда состояние резко ухудшилось, они сразу и сообщили. А что санитарка может сообщать - покушал, пописял, покакал.

↑ +13 ↓

veta 2021-02-23 17:32
Так и не поняла откуда раны у дедушки?

↑ +9 ↓

kuvalda 2021-02-23 16:10
не дай бог такую старость. что бы при живых детях в дом престарелых

↑ +17 ↓

Сердитый скептик 2021-02-23 16:32
Иди-ка ты... куда подальше, товарищ моралист.
Уход за неходячим дементным стариком, причём не специалистам, а обычным людям, которым так-то надо и на работу ходить, и после работы дух переводить - это АД. В том числе и для старика, потому что родственники не специалисты, не всесильные и не святые.
И возможность делегировать эту работу квалифицированным специалистам - бесценна. Если это нормальное учреждение, естественно, а не вот как здесь получилось.

↑ +62 ↓

kuvalda 2021-02-23 19:05
иди ка ты...посмотри кино ссылка

↑ -6 ↓

kuvalda 2021-02-23 19:06
дед был в адеквате судя по статье

↑ -7 ↓

user74763 2021-02-23 19:42
Это ничего не значит. Даже памперсы поменять такому больному - тяжелейший труд. Поднять, помочь сесть, посадить на коляску - вашей спине придёт конец очень быстро. А люди годами ухаживают. При этом невозможно отлучиться куда-то надолго. Многие из тех, кто досматривает лежачих, впадают в депрессию, потому что это тяжёлый труд без просвета, без выходных и отпуска. И днем, и ночью. Не все способны выдержать такое. А если ещё и деменция или альцгеймер - вообще ужас. Так что не судите. Моя мать почти 15 лет досматривала отца. 15 лет!!! Тоже были мысли отправить его хотя бы на пару месяцев в интернат, чтобы сама отдохнула. Но не решилась, врач сказал, что он там умрёт.

↑ +48 ↓

kuvalda 2021-02-23 21:26
прекрасно понимаю что такое досматривать больного
(были такие ситуации среди близкой родни).
в нашей семье никого никуда не отдавали....
моя родная тетя -инвалид ( неходячая )пережила своих здоровых мужа и обоих детей..хоронили уже взрослые внуки.
собственно моральный выбор -дело сугубо личное
но если вы внимательно читали я не упрекал никого.а представил себя на месте никому не нужного инвалида

↑ +5 ↓

Сердитый скептик 2021-02-24 01:16
Сообщение от kuvalda
а представил себя на месте никому не нужного инвалида

Обеспеченный качественным уходом - это ни черта не "никому не нужный", не надо передёргивать и давить на ложное чувство вины. Никакой замученный бессменной работой родственник не в состоянии обеспечить такой же уход, как квалифицированный специалист в хорошем пансионате.
И вякать тут что-то про "моральный выбор" - попросту подло.

↑ +9 ↓

Yana 2021-02-23 21:53
Да, нет. Как раз Вы так ничего и не поняли. То, что муж и дети умерли раньше-это и есть износ организма на 100%, в отличии от Вашей тети. И Вы может не все знаете, но с завидной периодичностью у таких людей бывает страшная агрессия. Такое сложно вынести. А еще, у Вас никогда не будет ни праздников, ни отпуска, не выходных. Никогда. Вы всегда будете чувствовать себя виноваты в том, что человеку плохо, скучно и грустно. Наши упреки и хвалебные речи родственникам ни к чему. А рассуждать о моральной выборе не нужно, давайте будем думать о нашем моральном отношении к тем, кто с нами рядом теперь (отношение к жене, детям, соседям)

↑ +22 ↓

Valiko 2021-02-23 13:45
Расстрелять!

Товарищ Сталин

↑ -28 ↓


Страницы: [1]