Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

На 93-м году ушла из жизни Татьяна Ходцева — легенда и «хранительница памяти» Бреста

1 28  Января 2021 г.  в 09:18, показов: 3375 : История города Бреста

27 января на 93-м году жизни скончалась Татьяна Михайловна Ходцева, старейший сотрудник музея обороны Брестской крепости, член Русского общества. Её знали и с ней дружили писатель С.С.Смирнов, пережившие войну защитники Брестской крепости, их дети и внуки. Ходцева сама стала легендой города Бреста.

Татьяна Ходцева. Фото: Фонд развития Брестской крепости

В ней сочетались знание и мудрость, скромность, работоспособность и преданность делу.

Брестское отделение Республиканского общественного объединения "Русское общество" глубоко скорбит и выражает соболезнование родным и близким покойной, а также всем брестчанам, знавшим Татьяну Михайловну Ходцеву и ценившим ее вклад в сохранение истории героической обороны Брестской крепости.

Татьяну Ходцеву называют женщиной-легендой Бреста, хотя родилась она не в городе над Бугом. Сюда она вслед за мужем-военным переехала в 50-е годы прошлого века. Всю свою жизнь Татьяна Михайловна посвятила истории, исследованиям и сохранению исторической памяти.

Она проводила экскурсии для многих известных людей, была знакома и дружила с легендарными личностями. Вместе с журналистом-фронтовиком Сергеем Смирновым, который много лет подряд работал в крепости, Татьяна Ходцева занималась систематизацией документов, раскопками на территории крепости, поисками в разрушенных казармах и укреплениях, посещала места малоизвестных захоронений в окрестностях Бреста.

«В то время среди развалин можно было запросто наткнуться на осколок снаряда или мины, найти гильзы или и вовсе неразорвавшиеся боеприпасы, заржавевшее снаряжение, оружие, — вспоминала Ходцева. — Сергею Смирнову удалось вернуть из небытия более 300 имен защитников крепости, многие из которых оказались по воле случая запятнанными историей. Впоследствии некоторых по предложению писателя посмертно наградили орденами и медалями, а двоих — командира 44-го стрелкового полка Петра Гаврилова и начальника 9-й погранзаставы лейтенанта Андрея Кижеватова удостоили звания Героев Советского Союза».

После смерти Смирнова в 1976 году Татьяна Ходцева по просьбе его вдовы поехала в Москву, чтобы помочь разобрать собранные им документы. Впоследствии часть из документов отправили в Литературный музей в Москве, часть — в Центральный музей Великой Отечественной войны, многое передали в Киев. Огромное количество материалов досталось и Бресту.

Татьяне Ходцевой предлагали работу и в Минске, и в Москве, но она не смогла оставить крепость.

Василий Сарычев. В поисках утраченного времени. Татьяна Ходцева

Лет пять назад она позвонила из больницы. Госпитализированная с инсультом, с затрудненной речью нашла в себе силы сообщить: все, о чем говорили не для печати, теперь можно использовать.

Благодаря этому вышли полтора десятка глав «Утраченного времени», основанных на ее воспоминаниях. Общались мы много, под запись и так – больше об обороне и защитниках крепости, но еще – о жизни. В Татьяне Михайловне сочетались знания и мудрость, и каждое общение добавляло капельку к тому, о чем вроде уже говорено.

Когда выходили на личное, сокровенное, порой спохватывалась:

– Вы затолкнули меня в мою память… Зачем вам это? Не надо…

Но, успокоившись, продолжала. Она была прекрасный рассказчик.

Все, что мы есть – из генов и детства, а потом уже от среды. Татьяна Михайловна всю жизнь скрывала дворянское происхождение – при советской власти из опасений, потом из скромности, но стать и достоинство выдавали в ней человека особенного. Другой такой не было.

Она умела делиться, многим помогала своими знаниями. Умнейший и добрый человек, при всех своих бедах и коллизиях, о которых никто не знал.

Рано осталась без мамы, ушедшей из семьи, когда Тане было два с половиной года. В шестнадцать потеряла горячо любимого отца. «У меня поседели виски, но я не плакала, не умела плакать».

Заканчивала школу в семье брата, и все вокруг прочили ей большую карьеру – по научной ли линии, комсомольской ли. Но вышло иначе: на втором курсе истфака неожиданно для себя выпрыгнула замуж – не могла быть нахлебницей. Через пару лет мужа перевели в Брест, и в ее жизнь вошла Брестская крепость.

Татьяна Михайловна стояла у истоков музея обороны, встречала первых защитников, не старых, но крепко побитых жизнью, отогревала их души, становилась своей. И расспрашивала, расспрашивала – любые связанные с былой службой мелочи, к которым дома не было интереса. «Хороший вы парень, Татьяна Михайловна!» – говорил участник обороны Сергей Бобренок. Так первыми сотрудниками создавалась база, научный аппарат, которым мы сейчас пользуемся.

Когда приехал Сергей Смирнов собирать материал для «Брестской крепости», Ходцева стала первой помощницей. Писатель ее сразу выделил, оценил уровень, сделал доверенным лицом. Смирнова спрятали от сует в закрытой зоне на Тереспольском укреплении: популярность, не дали бы работать. На остров провели телефон, номера не знал даже начальник музея, только Ходцева.

Ее командировали в Ленинград за первыми пушками, в центральные московские архивы и музеи, на встречи с генералами.

А в крепости были тысячи встреч, экскурсии для всех главных гостей – артистов, космонавтов, политических деятелей. Ей жали руку Леонид Брежнев, Екатерина Фурцева, Анжела Дэвис, Рауль Кастро, Ким Ир Сен, а защитники называли сестрой и членом их общей семьи. Всю жизнь Татьяна Михайловна была открыта людям, многое для нас сохранила – и ничего не брала для себя.

Помню последнее ее публичное выступление. Ей было прилично за восемьдесят, и когда она говорила негромким уже голосом, можно услышать, как летит муха. Когда она уходила со сцены, все встали.

Последний наш, незадолго до смерти разговор касался обороны: журналист из Владивостока, внучка командира 132 отдельного батальона конвойных войск НКВД Александра Костицына, вышла на меня с просьбой. «Мы с отцом были в Бресте давно, в 1972-м, – сказала она. – Нас водила по крепости и музею и замечательно рассказывала Татьяна Михайловна Ходцева. Очень хочу с ней встретиться».

Татьяна Михайловна, несколько лет прикованная к дому, не принимала визитеров, но здесь неожиданно согласилась. Ее словно согрел этот звонок из далекого Приморья.

Увы, встретиться не суждено, но что символично. Ходцева оказалась востребована фактически до последнего дня, до самого конца с ней оставалась крепость – дело, которому она посвятила жизнь.

– Я спокойно отношусь к смерти, – сказала она мне как-то. – По этому поводу никаких истерик: все, что рождено, должно уйти.

Жила более чем скромно, не искала почестей. На мое сожаление об отсутствии у нее регалий ответила:

– Пусть на могиле просто напишут: жила не зря.

Церемония прощания с бывшей сотрудницей мемориального комплекса «Брестская крепость-герой», ветераном музейного дела Бреста Татьяной Михайловной Ходцевой состоится завтра, 29 января, в ритуальном зале возле поликлиники №6 (ул. Лактионова, 11Б) в 13:30.




Система Orphus

Оставить свой комментарий можно после
регистрации на сайте или в чате Telegram


Olga 2021-01-28 10:31
Светлая память.

↑ +59 ↓


Страницы: [1]