Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

Трагедия и подвиг военврача Бориса Маслова. Его именем названа улица в Бресте

24  Августа 2020 г.  в 09:48, показов: 1502 : Брестская крепость

75 лет прошло со дня как отгремели последних залпов Великой Отечественной войны. Чем меньше остаётся живых свидетелей тех лет, тем меньше мы представляем себе реалии того времени. Судьбы людей, переживших военное лихолетье, помогают нам понять, узнать и сохранить, то, что было дорого для них и остается дорогим для нас.

Б.А.Маслов в своей квартире в Брестской крепости. Апрель 1941 года

Б.А.Маслов в своей квартире в Брестской крепости. Апрель 1941 года

Военный врач Борис Алексеевич Маслов был частью великого народа, победившего фашизм.

Медицина была его мечтой с детства. Однако осуществилась она не сразу.

Родился он в 8 января 1904 г., в г. Санкт-Петербурге в семье служащего министерства финансов Алексея Ивановича Маслова, происходившего из мещан Опеченского посада Новгородской губернии, мать Елена Петровна Маслова (урожденная Никишина) была из рабочей семьи.

Борис Маслов с мамой Еленой Александровной

Борис Маслов с мамой Еленой Александровной

Учился Борис Алексеевич в восьмиклассном коммерческом училище в Лесном (Петроград), но успел окончить только шесть классов, т.к. в 1918 г. семья переехала в Москву, в связи с переводом отца по службе (столицу перенесли из Петрограда в Москву и туда переезжали все правительственные учреждения). Получил среднее образование в 1920 г. во второй Московской загородной школе 2-й ступени. Два года спустя семья переехала на новое место службы отца в г. Уфу, где Борис Алексеевич впервые начал трудовую деятельность в должности делопроизводителя губернской больницы. Окончив там девятимесячные военно-санитарные курсы, Б.А. Маслов был направлен в качестве ротного фельдшера на противоэпидемическую работу первоначально в Бирскую уездную больницу, а впоследствии заведовал инфекционным бараком в сельской больнице.

С июля 1922 по август 1923 г. заведовал аптекой участковой больницы в селе Сейшак Кизгалбашевской волости Уфимской губернии.

С 1923 по 1927 году он учился в Уфимском фельдшерско-акушерском техникуме, где получил специальность школьного фельдшера.

Но останавливаться на этом Борис Алексеевич не хотел. Его мечтой было продолжить образование. В августе 1928 года по конкурсному экзамену он был зачислен во второй медицинский институт г. Ленинграда на ле­чебно-профилактический факультет, который окончил в 1932 г. В период обучения в институте трудовую деятельность не прерывал. Работал фельдшером фабричных медпунктов и на станции скорой помощи врачом, так как нужно было содержать семью. В 1928 г. он женился на Асановой Татьяне Марковне, в 1929 году у них родилась дочь Алла. После окончания института работал врачом на медпункте ленинградского завода «Электрик», затем старшим государственным санинспектором по жилищно-коммунальному надзору в Выборгском районе г. Ленинграда.

Б.А.Маслов с семьей. 1934 год

Б.А.Маслов с семьей. 1934 год

В 1934 году Б.А. Маслов был призван Выборгским РВК г. Ленинграда в Красную армию, назначен в г. Спасск-Дальний старшим врачом 62-го стрелкового полка 21-й стрелковой дивизии. С годами пришёл опыт. Борис Алексеевич был назначен начальником Спасского военного госпиталя. В 1938 году участвовал в боевых действиях у озера Хасан, его госпиталь принимал раненных там бойцов и командиров.

Судьба военного такова, что он не задерживается долго на одном месте. В 1940 г. Б.А. Маслова направляют на годичные курсы в Высшую военно-медицинскую академию имени С.М. Кирова для усовершенствования по специальности физиотерапевта. И снова участие в войне. В период Советско-финляндской войны успешно работал на фронте, спасал жизнь больным и раненым воинам. В аттестации Б.А. Маслова за 1940 г. говорится:

«…Во время прикомандирования к курсу физиотерапии ВМА им. С.М. Кирова для специализации проявил большой интерес и исключительную энергию в овладении новой для него специальностью (основы физиотерапии и курортологии)… Хорошо усвоил теорию и практику физиотерапии, в частности физиотерапию травм военного времени (на клиническом материале во время войны с белофиннами). Во время кампании против белофиннов успешно работал на фронте… Дисциплинирован, энергичен, настойчив в выполнении поставленных перед собой задач… Овладев специальностью весьма дефицитной в Красной Армии, особенно в военное время, т. Маслов должен быть использован как начальник физиотерапевтического отделения госпиталя или военного санатория, а в военное время как организатор физиотерапевтической помощи в крупном хирургическом госпитале. Достоин присвоения в очередном порядке воинского звания «Военврач I ранга…»

В марте 1941 г. военврач II ранга Б.А. Маслов вступил в новую должность – начальника Брестского военного госпиталя № 2396 окружного подчинения. Госпиталь был сформирован в ноябре 1939 г. и занимал территорию площадью около 180 тыс. м2. До сентября 1939 г. здесь размещался 9-й окружной госпиталь польской армии, который полностью оставил всё оборудование – операционные залы, инструментарий, кровати, постели.

Брестский военный госпиталь на 300 койко-мест насчитывал 11 лечебных отделений:

  1. Хирургическое (100 койко-мест).
  2. Терапевтическое (60 мест).
  3. Инфекционное (50 мест).
  4. Нервное (Неврологическое) (20 мест).
  5. Отоларингологическое (20 мест).
  6. Глазное (20 мест).
  7. Кожно-венерологическое (40 мест).
  8. Рентгенологическое
  9. Физиотерапевтическое
  10. Лечебной физкультуры
  11. Стоматологическое

Госпиталь, кроме того, имел поликлинику, приёмный покой, лабораторию, аптеку, виварий, библиотеку.

Средний и младший медицинский персонал комплектовался за счет военнослужащих медицинских сестер, изъявивших желание работать после демобилизации вольнонаемными, а также из числа местных медицинских сестер и санитаров. Технический обслужи­вающий персонал – за счет местного населения. Многие из них были рабочими бывшего польского госпиталя (например, Черетович Александ­ра Макаровна, работавшая в польском госпитале поваром).

По штату на май 1941 г. в госпитале насчитывалось

  • - комсостава – 1
  • - политсостава – 3
  • - начсостава – 22
  • - вольнонаёмных – 170 человек

Всего: 196 человек.

Госпиталь имел собственную водонапорную башню. Вода подавалась во все лечебные корпуса и жилые дома работников госпиталя, был оборудован сточной канализацией. Электроэнергия подавалась городской электростанцией. Все лечебные корпуса и хозяйственные службы были электрифицированы. Транспорт госпиталя насчитывал 1 легковую машину М-1, 2 полуторатонных грузовых машины, 3 пароконных повозки, 1 санитарная повозка, 10 лошадей. Имелось хорошее подсобное хозяйство: 19 коров, 6 телят, 14 свиней, огород, 2 оранжереи, парники, откуда больные получали свежее молоко, мясо, фрукты и овощи. Территория госпиталя была благоустроена после боёв сентября 1939 г. – дорожки вымощены, было много цветочных клумб.

Река Буг разделяла два государства – Германию и СССР. Польша к этому времени была оккупирована войсками гитлеровской Германии. Близость «дружелюбивого» соседа сказывалась на обстановке в городе, которая к началу лета 1941 г. стала особенно напряженной. Местные жители упорно говорили о приближении войны, чувствовали это и военнослужащие. Всё тревожнее было у них на душе. Волновались за семьи, которые запретили отправлять на восток. На самой границе в крепости, находилось сотни больных Брестского военного госпиталя, госпиталя 28 стрелкового корпуса и 95 медико-санитарного батальона.

16 июня Б.А.Маслов шифрограммой был вызван к начальнику санитарного отдела ЗапОВО в г.Минск, прибыв туда к 10.00, был принят заместителем начальника санитарного отдела округа военврачом I ранга Бухманом, который поставил в известность, что госпиталь необходимо передислоцировать. На вопрос Б.А. Маслова о причине, ответил, что таково решение командующего округом Д.Г. Павлова, вернувшегося накануне из Москвы. 17 июня Борис Алексеевич получил официальный приказ о передислокации госпиталя из Бреста в г. Лунинец Пинской области. Предписывалось, что железнодорожный состав для эвакуации имущества госпиталя будет подан 28 июня. Однако в отношении больных, находившихся на излечении в госпитале, никаких указаний не поступило. Б.А. Маслову пришлось на свой страх и риск принять самостоятельное решение об эвакуации больных в военный госпиталь в г. Пинск. Вернувшись, застал в Бресте комиссию Главного санитарного управления РККА из Москвы, которая проверяла работу госпиталя. Доложил о приказе и своем решении об эвакуации больных. С согласия комиссии, 20 июня в 22.00 гомельским поездом большая часть больных (80-90 человек) в сопровождении врача и двух медсестер была отправлена в Пинский гарнизонный госпиталь. Около 80-90 человек были выписаны в свои части или переведены в медсанбаты.

В небольшой квартире Бориса Алексеевича, находившейся на территории госпиталя, в которой он жил с женой и дочерью, начались приготовления к отъезду. Упаковывали вещи часто да­леко за полночь, так как глава семьи целыми днями занимался подготовкой к эвакуации госпиталя.

Субботний вечер 21 июня был как-то особенно тих. Закончив необходимые дела, Маслов с семьёй вышел погулять. Ходили по красивым ухоженным аллеям, везде цветочные клумбы. Волынское укрепление утопало в зелени. На время отступили заботы и тревога. Тот последний мирный вечер навсегда остался в памяти членов семьи.

Пробуждение было страшным – среди огня и смерти. Б.А. Маслов вспоминал о начале войны:

«Внезапность нападения, исключительная густота и мощность огня в сочетании с воздушной бомбарди­ровкой позволили немцам в течение нескольких минут овладеть слабозащищённым сектором крепости, где находился госпиталь».

Вскочившие с постелей, люди, кто в чем, пытались укрыться от смертоносного огня в казематах земляного вала. Схватив первое, что попалось под ру­ку (им оказалось кожаное пальто), Маслов приказал жене с дочкой бежать в укрытие, а сам бросился в госпиталь. Как свидетельствуют оставшиеся в жи­вых медицинские сёстры П.Л. Ткачёва, В.Ф. Боброва, врач укрывал больных в помещении овощехранилища (бывший пороховой погреб). Здесь собрались несколько командиров, врачи госпиталя, женщины, дети, были здесь и ране­ные красноармейцы всего около 50 человек. Борис Алексеевич, укрывая людей в этом погребе верил, что помощь придет, и немцы будут отброшены за реку Буг. Он успокаивал находившихся с ним людей, пресекал панику.

Ночью военврач Маслов, проводя разведку обстановки, приводил в погреб небольшие группки прятавшихся на острове людей. Он собирал всех вместе, чтобы оказать посильную помощь и при возможности вывести их из крепости не­заметно для врага.

Однако обстрелы и стрельба не прекращались. Уже несколько раз фашисты проходили мимо овощехранилища, не заметив его, так как оно скрывалось в густом кустарнике.

Во второй половине 24 июня вновь заметили группу автоматчиков, которые прочёсывали все казематы и направлялись к овощехранилищу. Борис Алексеевич немного знал немецкий язык. Считая, что сопротивление без оружия и при наличии раненых, женщин и детей могло бы привести к их расстрелу фашистами, решил выйти к ним навстречу и просить сохранить жизнь безоружным людям. Из группы пленённых людей гитлеровцы вывели всех мужчин и женщин в военной форме и увезли в ла­герь для военнопленных у г. Бяла-Подляска (на территории Польши), а женщин и детей вскоре отпустили. В первые дни войны противник ещё играл в гуманность.

В группе освобожденных женщин оказались жена и дочь Маслова. Их приютили в своём доме жители г. Бреста – сёстры Бобровы, которые перед войной работали в госпитале медсёстрами и хорошо знали семью начальника.

В лагере военнопленных № 307 в Бяла-Подляске Б.А. Маслов организовал так называемый госпиталь. Здесь не было никаких помещений: прямо на земле, ограждённой колючей проволокой, лежали раненые красноармейцы. У врачей не было медикаментов, поэтому они обратились к командованию лагеря с просьбой доставить всё необходимое для лечения раненых из разбитых корпусов военного госпиталя. Фашисты вынуждены были согласиться, поскольку в лагере вспыхнула эпидемия дизентерии, а затем и тифа. Вскоре группа пленных во главе с Б.А. Масло­вым под конвоем фашистов доставила в лагерь лекарства, перевязочные материалы и инструменты.

Позже Борис Алексеевич вместе с медиками, ранеными оказался в лагере для военнопленных в Южном городке Бреста. Здесь они находились в зданиях, где до войны размещались подразделения 22 танковой дивизии и где немцы организовали ревир – лагерь для больных и раненых военнопленных. Б.А. Маслов возглавлял хирургический ревир. В невероятно трудных условиях он наладил физиотерапевтическое лечение послеоперационных больных. Люди, за чьё здоровье он боролся, рассказывают, что из выздоравлива­ющих он готовил медбратьев для обслуживания больных. Из электролампочек он создавал приспособления для выгревания. Конечно, сер­дечное отношение к людям не могло заменить полноценное питание, медикаменты и раненые гибли тысячами. И все же сотням людей пленные врачи спасли жизнь.

В ревире Б.А. Маслов встретил ветврача срочной службы Леонтьева Александра Климентьевича, который служил в 333-м стрелковом полку и был пленён в Брестской крепости. Они знали хорошо друг друга ещё до войны. Вскоре благодаря Маслову, Леонтьев стал медбратом и получил от него приказ тайно изучить местность вокруг ревира, само здание и узнать, можно ли бежать на волю. Он обследовал все ходы, люки, но всякий раз его ждало разочарование. Вот как рассказывал об этом сам А.К. Леонтьев:

«В подвале, куда сбрасывали трупы, мы называли его мертвецкой, я обнаружил траншею, которая вела из нашего помещения в другое, как позже мы узнали в комендатуру, которая располагалась за тремя рядами колючей проволоки. Но в фундаменте было маленькое отверстие. Вероятно, поэтому фашисты не обратили на него внимание и не приказали заложить. Я доложил Маслову. Он велел подсобными средствами расширить его и обследовать ход. Во время моих работ Маслов разжигал примусы, чтобы не было слышно шума для охраны. Однажды мне показалось, что отверстие достаточно велико, и я полез. Голова и руки про­лезли, а туловище застряло. Как я ни бился, а вернуться назад не мог. Часа через два меня выдернул из норы Маслов. После этой неудачной попытки я не мог работать недели две. Потом всё же я пролез в канализацию. Вскоре встретил люк, через который проник в подвал комендатуры. В углу лежали винто­вочные патроны, нашёл здесь наган без патронов. Сбоку находилось окно, закрытое столом. Отодвинув его, я увидел волю! Конечно, риск огромный, ведь на­верху охрана. Но и воля то рядом! Вернувшись, рассказал Маслову.
Однажды ночью Маслов позвал меня в мертвецкую. Здесь было пять человек из других корпусов. Фамилий их не знаю. У одного голова была перевязана, по выправке было видно, что это командиры. Маслов велел отправить их на волю, а мне вернуться.
Таким же способом я ещё отправил на волю 4 человека по заданию Маслова…»

После побегов фашисты стали тщательно обыскивать территорию лагеря. В подозрительных ходах подвешивали мины. Ждать больше было нельзя. И 3 декабря 1941 г. Б.А. Маслов с ветфельдшером А.К. Леонтьевым, младшим лейтенантом А.Н. Козловым, бежали.

Беглецы нашли приют на хуторе Рачки Жабинковского района в доме белорусского крестьянина Михаила Семёновича Козела. Всю оставшуюся жизнь был благодарен Борис Алексеевич Маслов своему спасителю. Ведь он не только скрывал их от преследования полиции, рискуя жизнью своей семьи, но выправил подлинные документы оккупационных властей. Так Б.А. Маслов стал Корсаковым Михаилом Ивановичем. В марте 1942 г, он вместе с семьёй, которую по просьбе Бориса Алексеевича нашёл его гостеприимный хозяин в Бресте, выехал в г. Любешов Волынской области, где ему разрешено было открыть врачебную практику.

Его приезд в город совпал с активным периодом формирования парти­занских отрядов в западных областях Белоруссии и Украины. Очень скоро семья установила связь с партизанским отрядом имени Богдана Хмельницкого, действовавшего на территории Морочнянского района. 3 июня 1943 года Борис Алексеевич Маслов с женой и дочерью ушёл в партизаны, где возглавил санчасть отряда.

В служебно-политической характеристике командования партизанского отряда на Б.А. Маслова говорится:

«…За своё пребывание в партизанском отряде показал себя преданным защитником своей родины, бесстрашным в боях с немецкими оккупантами. Тов. Маслов к своим обязанностям начальника санслужбы партизанского отряда относился точно добросовестно. Неоднократно в самых опасных условиях оказывал медицинскую помощь раненым бойцам, благодаря чему бойцы оставались живыми и способными к дальнейшему несению воинской службы».

Борис Алексеевич был награждён медалью «Парти­зану Отечественное войны» I степени. Необходимо добавить, что его четырнадцатилетняя дочь также принимала участие в боевых опе­рациях партизан в качестве медицинской сестры. Она была награждена медалью «Парти­зану Отечественное войны» II степени.

В феврале 1944 г. партизанский отряд соединился с регулярными частями Красной армии. С этого времени Б.А. Маслов на фронте. Ему было присвоено воинское звание «майор медицинской службы», он за­ведовал полевым госпиталем для легкораненых № 2514 13 армии I Украинского фронта.

Б.А.Маслов. 1945 год.

Б.А.Маслов. 1945 год.

После войны Б.A. Маслов жил и работал в г. Станиславе (ныне Ивано-Франковск). Там он возглавлял военный госпиталь 2347. Много сил отдал организации лечебно-профилактической работы на новом месте, ремонту помещений. У него было мно­го замыслов, один из них – продолжить учёбу в Военно-медицинской Акаде­мии имени С.М. Кирова, работал над диссертацией на ученое звание кандидата медицинских наук. А ещё так хотелось по­бывать в городе детства, посидеть на могиле отца, умершего в 1937 г., походить по братским могилам погибших в блокаду ленинградцев, ведь в одной из братских могил была похоронена его мать, умершая в блокадном городе в 1942 г.

Однако плен, партизанский быт, а позже и фронт не прошли бесследно для здоровья. У него открылась язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки, которая быстро прогрессировала. Вскоре из-за слабого здоровья он отказался от должности начальника госпиталя, перешел на работу по специальности заведующим физиотерапевтическим отделением. В 1948 г. Борис Алексеевич уволился в запас.

Гражданская жизнь не страшила его, ведь и там он по-прежнему оставался врачом. Но жизнь уготовила ему новые испытания. 10 июля 1948 г. Борис Алексе­евич Маслов был арестован. Нельзя сказать, чтобы арест был совсем неожиданным для Бориса Алексеевича. Дело в том, что одной из причин его ухода из армии стало не только состояние здоровья, но и травля со стороны некоторых работников госпиталя, в котором он работал. На него был написан донос в контрразведку округа с обвинениями в антисоветской деятельности. Так было начато дело, которое в итоге погубило Бориса Алексеевича. Как считал сам Б.А.Маслов, причина доносов была в том, что он «верой и правдой служа Родине, не мог спокойно смотреть на недостатки в работе и поведении людей. Не мог называть черное белым, а острые мои высказывания не пришлись по вкусу…»

Приговором Военного Трибунала в октябре 1948 г. Б.А. Маслов был осуждён по ст.54-I"б", 54-10 ч.1 Уголовного кодекса Украинской ССР к 20 годам лишения свободы с поражением в правах на 5 лет, с конфискацией имущества, с лише­нием воинского звания «майор медицинской службы» запаса, наград: трёх медалей «За боевые заслуги», «Партизану Отечественной войны I степени», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Сегодня дико читать в приговоре, за что же осудили Бориса Алексеевича:

«Признать Маслова виновным в измене Родине и проведении антисоветской агитации, проявившихся в резких высказываниях против Советской власти, восхвалении польской и немецко-фашисткой армий, в антисемитизме…»

В 1963–1964 гг. было проведено, дополнительное расследование дела Маслова, толчком которому, по-видимому, послужила статья С.С. Смирнова «Солдаты жизни», опубликованная в журнале «Здоровье» № 6 1963 г. Спустя 16 лет, 16 апреля 1964 года постановлением Военной Коллегии Верховного Суда СССР приговор Военного Трибунала был от­менён «…в связи с вновь открывшимися обстоятельствами и дело прекращено за отсутствием состава преступления...»

Б.А. Маслов в лагере. 1950 год.

Трагедия и подвиг военврача Маслова, изображение №6

Б.А. Маслов в лагере. 1950 год.

Увы, реабилитация пришла слишком поздно. Борис Алексеевич Маслов умер 7 марта 1952 года в местах лишения свободы в Красноярском крае. Многие десятилетия мемориалу были неизвестны обстоятельства его смерти, где он умер, где его могила и есть ли она вообще.

В июле 2010 г. в газете «Медицинский вестник» была опубликована статья «Жизнь не по маслу… Но по правде» о судьбе Б.А. Маслова.

И здесь случилось невероятное! Статью эту на электронном сайте газеты прочитал Юрий Михайлович Рязанов – известный российский писатель-прозаик. Он отправил на электронную почту письмо, где написал, что «видимо, ему известны обстоятельства гибели этого человека» и просил выслать фотографию Б.А. Маслова для опознания, которого по высланной нами фотографии тут же узнал.

Оказалось, что Ю.М. Рязанов, будучи несовершеннолетним по сфабрикованному обвинению, был осужден на 15 лет исправительно-трудовых лагерей. В 1950–1952 гг. он находился в заключении в одном лагере с военврачом Б.А. Масловым. В 2010–2011 гг. по просьбе мемориала написал воспоминания о враче, которые назвал «Стальной доктор». Юрий Михайлович писал, что и в сталинском лагере военврач Маслов сохранял несгибаемый дух и верность врачебному долгу. Не могу не привести здесь выдержки из воспоминаний Ю.М. Рязанова о Борисе Алексеевиче, которые невозможно читать без боли в сердце:

«Я удивлялся и восхищался отвагой доктора… Доктор Маслов ни у кого ничего не брал. Такие попытки взяточничества, согласно слухам, заканчивались скандалами. В общем, все в лагере знали, что Борис Алексеевич взяток не берёт и его «не купишь». Никаких «положенных половин» он блатным не отдавал, а когда те лезли к нему в кабинет с требованиями и просьбами освободить от труда, отвечал весьма резко. Не позволял он грабить (половинить) продуктовые посылки больных… По моим впечатлениям, Борис Алексеевич обладал независимым и твёрдым характером и отстаивал часто не столько свои, но те крохи законного, без чего не могли обойтись больные заключённые… Из начальственного барака о Маслове распускались гнусные слухи, клевета, что доктор прислуживал фашистам, лечил немецких раненых, что обманно пробрался в партизанский отряд, чтобы скрыть своё предательство, сдавшись врагам в плен. Но его всё-таки разоблачили чекисты и приговорили к расстрелу. Но «смилостивились» и дали двадцать лет и пять «по рогам» (поражение в правах), а он и в лагере «права качает». В общем, продолжает «мутить» «против советской власти». Борис Алексеевич вёл себя, повторюсь, очень опасно и не мог не знать этого. Хотя язык у меня не повернётся сказать: самоубийственно – с начальством открыто ссорился, защищая зеков от произвола «хозяев». И от блатных тоже. А чем платили они доктору? Ненавистью. Потому что «фашист». А клевета эта, как было сказано выше, ползла из штабного барака.
Многие зеки, как сказано выше, относились к доктору Маслову недоброжелательно, поддакивали клеветникам. Блатные же его ненавидели за то, что по их распоряжениям не освобождал от работы как больных нужных «цветным» людишек в зоне, не отдавал наркоманам-блатарям наркотики. А они были до них большие охотники – «ширяли» всё: морфий, понтапон, опий, кодеин; глотали таблетки, от которых можно «балдеть», на собачьем тюремном языке называвшиеся «колёсами». Другие медики-зеки поддавались уговорам, угрозам, подкупу. Маслов не признавал ничего и никого из мрази в зековском бушлате и в погонах – поступал по-человечески. Для него существовал единственный авторитет – Человек и его здоровье. И только им он служил верой и правдой. Хотя прекрасно знал, что его может ждать за такое поведение.
Потом меня неожиданно отправили в штрафной лагерь за то, что не подписал лживый акт о побеге – спешно замуровали в штрафлагерь на каменный карьер, обвинив задним числом в дружбе с блатными, которых я ненавидел за паразитизм и бесчеловечность. А когда меня после суда возвратили в «родной» концлагерь, то в нём уже не было Бориса Алексеевича – он погиб. Его убил Толик Стропила ударом пики в спину, по-бандитски. «Блатная благодарность» за всё доброе. Случилось злодейство во время утреннего приёма больных в марте 1952 года. Это чудовищное преступление совершил тот самый Стропила, которого Маслов спас от неминуемой смерти, вытащив из бетонной камеры Шизо (штрафной изолятор – ред.).
Медсестра Люба, оказавшаяся почему-то в это время в приёмном кабинете, выдернула пиковину из-под лопатки Бориса Алексеевича, по его распоряжению ввела ему внутривенно десять кубиков хлористого кальция. Через несколько минут Маслов сказал:
- Всё. Я погиб. – И уже еле слышным голосом продиктовал адрес, по которому надо было сообщить о его гибели. Она дала обещание и выполнила его (до чего смелая женщина!), потому что вскоре в Черногорск приехали жена и взрослая дочь убитого... они обратились с просьбой к начальнику лагеря, чтобы он распорядился выдать тело мужа и отца для похорон. Однако их просьбы остались втуне, и его труп был сброшен в общую яму-могильник. Так хоронят сдохший скот…
Я не берусь разобраться в этом подлом злодеянии, в нём могут быть замешаны многие, о ком и не подумаешь. Да мне этого сделать никто не позволит. То, чего не удалось сделать врагам со свастиками на рукавах – смерть неоднократно обходила бойца и партизана Маслова – очень легко добились во всесоюзной «мясорубке»: они убили Героя, оклеветанного и беззащитного, как и миллионы других, ввергнутых в советские концлагеря…».

Так, спустя почти 60 лет после гибели, мы наконец узнали трагические обстоятельства смерти Бориса Алексеевича Маслова в лагере № 1 «Черногорскстроя МВД СССР». Успев рассказать о тайне гибели врача, менее чем через год, в сентябре 2011 г. ушёл из жизни замечательный человек, писатель Юрий Михайлович Рязанов…

Поразительно, сколько горя и испытаний выпало на долю Бориса Алексеевича Маслова. Но ещё больше поражает и восхищает его преданность своим духовным убеждениям, совести и врачебного долгу. Его убили, но сломить не смогли.

В соответствии с решением Брестского городского Совета депутатов от 07.07.2020 г. №119 одна из улиц города Бреста была названа в честь военврача Бориса Алексеевича Маслова.

Трагедия и подвиг военврача Маслова, изображение №7

По материалам ГУ «Мемориальный комплекс
«Брестская крепость-герой»

Александр КОРКОТАДЗЕ, зав. филиалом «Музей 5 форт»




Система Orphus

Оставить свой комментарий можно после
регистрации и авторизации на сайте