Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

Ответы Ярослава Романчука на вопросы посетителей портала "Виртуальный Брест"

22  Июня 2010 г.  в 18:07, показов: 3254 : Выборы в Республике Беларусь


Напомню, посетителям портала предлагалось задать вопросы одному из претендентов на пост Президента Республики Беларусь - Ярославу Романчуку (http://virtualbrest.ru/news5372.php).

Он любезно согласился ответить на ряд вопросов, и теперь мы публикуем его ответы. Комментировать ответы можно тут же, в комментариях к статье. 

Спрашивает Pessimist: Ярослав, оцените, пожалуйста, экономические последствия Указа № 60 «О мерах по совершенствованию использования национального сегмента сети Интернет».

Указ дикий. В традициях китайского контроля над интернетом и потенциально цензуры над ним. Уже сегодня на многих госпредприятиях блокируются популярные независимые сайты. Если вступят в силу те положения, которые были описаны в постановлениях Совмина по реализации Указа № 60, интернет превратится в послушное «жвачное животное» типа пони. В нем можно будет развлекаться, погружаться в социальные сети, но найти правду станет гораздо тяжелее. Белорусский интернет может превратиться в аналог БТ. Тем самым он потеряет часть аудитории. Сложнее будет превращать полноценные информационные интернет проекты в коммерчески выгодные. Поскольку сегодня мы точно не знаем, каким будет регулирование интернета после 1 июля, оценить все последствия БТ-изации белорусского интернета, тем более привести расчеты не представляется возможным. 

Спрашивает Станислав: Ярослав Чеславович, скажите, пожалуйста, после Вашего избрания президентом будет ли проведен референдум по вопросу национальных флага и герба? И какие флаг и герб должны быть у Беларуси? 

Безусловно, нужен референдум. Если сегодня людям объяснить происхождение Погони и бело-красно-белого флага, рассказать о славной многовековой истории нашей страны, я уверен, что на референдуме Беларусь вернула бы себе Погоню и бело-красно-белый флаг. Я буду голосовать именно так. 

Спрашивает Андрей: Стоит ли рассматривать белорусский фондовый рынок как предмет инвестирования в ближайшей перспективе (до выборов) в частности акции Белинвестбанка и Приорбанка?

До выборов создание полноценных фондовых площадок очень маловероятно. Я бы на это не рассчитывал. Если о Приоре еще можно сказать пару хороших слов, то о Белинвесте я бы вообще не говорил как о серьезной структуре, по крайней мере, до той поры, пока ее не купит кто-то очень серьезный из-за рубежа.

Спрашивает Артем: Ярослав, если Вы придете к власти, будете ли проводить административную реформу? Что она из себя будет представлять? Сокращение административного аппарата – то, к чему Вы призываете уже несколько лет? Скажите, сколько министерств и ведомств и какие Вы сократите в первую очередь? Сколько оставите по окончанию реформы?

Административная реформа – обязательная часть пакета системных рыночных реформ. Конечно, ее не проведешь за первые 12 месяцев. Ее не внедришь директивой или указом. Она требует тщательной подготовки, разработки соответствующего закона об административно-территориальной реформе. Причем территориальную реформу я бы предложил начать примерно через три года после начала системных рыночных реформ. Дело в том, что нам нужно будет посмотреть, как разные регионы и города адаптируются к кризису. Тогда будет четкая картина, какие районы и города являются наиболее проблемными, кому больше других нужна поддержка. 

Административная реформа нужна вот по каким причинам:

  •  неэффективность существующей структуры власти в выполнении своих задач, большое количество противоречивых функций, 
  •  высокая склонность госаппарата и структур, работающих на бюджетных потоках, к коррупции; 
  •  склонность к прихватизации власти мощными лоббистами (агро лобби, строительное лобби, лобби крупных промышленных заводов); 
  •  незащищенность бизнеса и гражданина перед произволом бюрократа,
  •  отсутствие единых правил игры на территории страны, 
  •  отсутствие доверия между властью и бизнесом, властью и населением;
  •  острый дефицит независимости судов;
  •  сильнейшая централизация принятия экономических решений, когда области и районы вынуждены «батрачить» перед Минском и клянчить у него деньги.
  • В нашей книге «Беларусь: дорога в будущее. Книга для парламента» были описаны основные положения предлагаемой мною административной реформы.

    В рамках реформы системы управления реальным сектором экономики предполагается ликвидация отраслевых концернов, наделение предприятий хозяйственной самостоятельностью. При этом на момент приватизации главным представителем и управляющим от имени государства должно быть Министерство по управлению государственным имуществом и приватизации.

    Вместо 25 министерств, 6 комитетов со статусом министерства, 8 государственных комитетов при Совмине и 8 государственных организаций, превратившихся в параллельное правительство Администрации президента и дублирующих друг друга силовых структур Беларусь должна иметь совершенно иную структуру органов исполнительной власти.

    Для проведения реформ, сохранения управляемости государства и адаптации органов госуправления к современным вызовам необходимо иметь двухуровневую систему управления. Первый уровень – 8 министерств:

  • внутренних дел, 
  • иностранных дел, 
  • обороны, 
  • по управлению государственным имуществом и приватизации, 
  • финансов,
  • юстиции, 
  • социальной защиты, 
  • национальной безопасности.
  • Эти структуры несут полную ответственность за качество базовых услуг, которые граждане ожидают получить от государства. Они не дублируют друг друга и не забирают один у другого «хлеб». Администрация президента должна стать простой логистической структурой, секретариатом, который обеспечивает деятельность президента и не имеет никаких рычагов влияния на правительство. В принципе, возможен и второй вариант, когда Совет Министров вообще расформировывается. В этом случае президент выполняет роль главы правительства, а его администрация структурно представляет собой те самые восемь департаментов.

    На втором уровне предлагаю создать 12 агентств, которые в переходный период будут заниматься различными секторами экономики. Они формируются в рамках министерства по управлению государственным имуществом и приватизации. Соответственно, их статус в иерархии госуправления будет ниже министерского. Речь идет об агентствах по 1) промышленности, 2) сельскому хозяйству, 3) образованию и науке, 4) здравоохранению, 5) жилищно-коммунальному хозяйству, 6) экологии и природным ресурсам, 7) архитектуре и строительству, 8) телекоммуникации и связи, 9) транспорта, 10) статистики и анализа, 11) по санации и банкротству, 12) антимонопольной деятельности. В рамках министерства финансов могут создавать агентства по 1) стандартизации, метрологии и сертификации, 2) налогам и сборам, 3) патентам и интеллектуальной собственности, 4) таможне и экспортному контролю. Агентства не имеют права создавать свои региональные структуры. Такие полномочия есть только у министерств.

    Чтобы иметь профессиональную национальную бюрократию, которая не будет зависеть от капризов партийных функционеров и случайных людей в политике, надо разграничить функции заказчика государственных услуг и исполнителей. Заказчиком должны выступать избираемые политики, и исполнителями – профессиональные чиновники. Модель голландца Ван ден Дойла, которую он тщательно проверил, и которая работает в целом ряде стран, будет реализована на первом этапе в размах взаимоотношений Министерства по управлению государственным имуществом, Министерства финансов и входящих в них агентств. Она называется моделью самоуправления государственных служащих.

    Агентства, ответственные за разработку и исполнение конкретных программ, вместо иерархической структуры преобразуются в сообщества коллег. Все госслужащие с организационной точки зрения в ведомстве равны. Большинством голосов они выбирают представителей, которые определяют политику ведомства и назначают его главу. Агентство финансируется из бюджета, размер которого определяется политиками. В нашем случае Мингосимущество и руководство правительства ведут переговоры с представителями госслужащих о требуемых к исполнению на основе бюджета задачах, а также обеспечивают координацию работы между агентствами.

    Таким образом, между различными группами чиновников образуется конкуренция за право заключить договор на оказание определенного рода услуг для государства на определенный срок. Появляется сильный спрос на честных, профессиональных чиновников. Появляется мотивированный контроль за каждый действием бюрократа со стороны тех людей, которые хотят занять его место. Процесс переговоров между политиками и чиновниками также будет находиться под пристальным контролем. Договора с ответственными чиновниками подписываются на разные сроки от двух до четырех лет.

    Агентствам и тем более министерствам будет запрещено заниматься коммерческой деятельностью, в том числе торговать информацией, которую они обязаны предоставлять общественности бесплатно. Формальным собственником всех госактивов и ресурсов должно быть Мингосимущества и приватизации. Особое внимание будет уделено материальному статусу руководителей министерств и агентств. После заключения контрактов с правительством руководители агентств будут иметь широкие полномочия по кадровой политике, определению порядка вознаграждения служащих и выполнения поставленных задач в целом.

    Деньги будут единственной материальной формой вознаграждения госслужащих. Все льготы будут отменены и переведены в денежную форму. Это значит, что профессиональный чиновник на высокой должности должен получать, как минимум, $1000 в месяц, чтобы не думать о том, как получить за счет государства дешевую квартиру или бесплатно обучить своих детей в вузе.

    Местные органы власти также будут смоделированы под выполнение конкретных задач, в первую очередь связанных с поддержанием правопорядка, организацией социальной помощи, образованием и здравоохранением. Каждое подразделение будет вести свой бухгалтерский учет, чтобы иметь возможность отчитаться за потраченные деньги. За счет изменения структуры республиканских органов власти их численность будет сокращена с почти 6000 человек сегодня до 500 - 800 единиц. Территориальные органы управления министерств и агентств также сократятся с 5300 человек сегодня до 500 – 800 человек в новой структуре.

    Упразднение функций экономического регулирования, вертикальная организация агентств позволит сократить число работников исполнительных структур в районах и городах с 27500 сегодня до максимум 5000. Параллельно будет идти реформа государственной системы безопасности (ликвидация дублирующих друг друга структур), сокращение армии и оптимизация числа работников милиции. Экономия только на содержание госаппарата составит сотни миллионов долларов. Дебюрократизация экономики позволит наполнять бюджет при гораздо меньшей налоговой нагрузке и издержках выполнения предприятиями требований госбюджета. Взяточничество станет крайне редким явлением в госструктурах, а о чиновниках начнут, наконец, говорить с уважением. Повысится престиж службы в армии, милиции и других силовых структурах. 

    Спрашивает Вадим: Что делал претендент на пост Президента Республики Беларусь в Госдепартаменте США? 

    У нас было три встречи в Госдепартаменте США. Больше всего времени я говорил об экономической ситуации в нашей стране, последствиях конфликта официального Минска с Москвой, ресурсах белорусской экономики, шансах на приватизацию. Эксперты с Вашингтоне интересовались, насколько реальна экономичекая и политическая либерализация, будет ли экономический кризис влиять на ход политических процессов.

    У меня также была возможность описать вкратце основные положения моей программы “Миллон новых рабочих мест для Беларуси”, объяснить, почему именно акцент на решение экономических и социальных задач имеет наибольший потенциал для привлечения внимания обыкновенных белорусов. 

    Спрашивает хлерко: Уважаемый Ярослав, почему Вы покинули пост директора фирмы «Марион» в 1995 году? Почему не пробовали организовать фирму по реальному производству товара?

    Я уволился из «Мариона» по очень простой причине. Учредители данной структуры (поляки) решили закрыть этот проект в Беларуси и переориентироваться на работу на польском и европейском рынках. Я был наемным работником. Поэтому мы в мире, дружбе и согласии расстались с учредителями данной структуры.

    Тогда я уже серьезно увлекся экономической теорией. На фоне ухудшения делового климата, увеличения полномочий чиновников, участившихся разборок с криминальными структурами, я решил в очередной раз сменить вид деятельности. Уже тогда были планы поступать в аспирантуру, на экономическую теорию. Опыт в бизнесе мне очень пригодился для лучшего понимания экономической теории. Я ничуть не жалею, что ушел из бизнеса. Бизнес – это не мое призвание. Аналитическая работа, экономическая теория, продвижение идей свободы и экономической грамотности мне нравится куда больше. Да, на этом не заработаешь, как в бизнесе, но я не гонюсь за богатством. 

    Как Вы собираетесь увеличить иностранные инвестиции в экономику Беларуси и под какие программы? 

    На встрече с руководителями Канады, с представителями деловых кругов этой страны, равно как и на встречах с серьезными деловыми кругами Польши, Германии, Литвы, Южной Кореи я излагаю свою точку зрения на реформу делового и инвестиционного климата Беларуси. Основные положения по этим реформам описаны в программе «Миллион новых рабочих мест для Беларуси», а также в Антикризисной программе, которую я предложил белорусским властям еще в ноябре 2008 года. Инвесторы с большим воодушевлением оценивают разработанную нами Национальную платформу бизнеса. Мы ее делаем с 2006 года. Ее текст можно найти на сайте http://allminsk.biz/content/view/4471/284/

    Больше всего иностранных инвесторов беспокоят следующие вопросы:

  • права собственности, в том числе право собственности на землю, насколько они защищены,
  • можно ли защищать свои интересы, свою собственность в независимых судах, в том числе через банкротство,
  • можно ли покупать контрольные пакеты акций предприятий и не мешают ли чиновники реализации бизнес планов на приватизированных предприятиях,
  • можно ли оптимизировать количество работников в соответствии со своим видением развития компании (а не навязанным чиновниками),
  • можно ли самостоятельно устанавливать размер зарплаты для работников,
  • насколько легко нанимать и увольнять работников, каковы их профессиональные, деловые качества, 
  • стабильны ли деньги и финансовая система в Беларуси,
  • каковая налоговая система, высоки ли налоги, сложно ли их платить,
  • четко ли описаны требования государства к иностранным инвесторам, есть ли случаи изменения правил игры в течение реализации инвестиционного проекта,
  • насколько легко войти на рынок, и работают ли все экономические субъекты на нем в равных условиях;
  • можно ли беспрепятственно продавать товары, производимые иностранными инвесторами в Беларуси, на рынке России, Украины и ЕС,
  • как работает таможня, каков режим ввоза оборудования и экспорта готовой продукции,
  • какова инфраструктура для развития бизнеса в Беларуси,
  • есть ли в стране порядок, насколько безопасно в нашей стране работать и жить,
  • является ли государство надежным партнером, выполняет ли оно свои финансовые и долговые обязательства.
  • Мои ответы на эти вопросы иностранных инвесторов вполне устраивают. Они говорят, что в случае реализации моей программы они готовы вкладывать в Беларусь миллиарды долларов. Я уверен, что нам под силу в разы увеличить объем привлеченных прямых иностранных инвестиций на душу населения. Сразу же оговорюсь, что наши белорусские инвесторы во многих случаях гораздо ценнее, чем иностранные. Мне иностранцы часто говорят: «Если ваши власти так плохо относятся к своим предпринимателям, мы не верим, что к иностранцам они будут относиться лучше».

    Было бы неправильно навязывать инвесторам сектора для инвестиций. Я предлагаю широкую народную приватизацию. Она будет распространяться на все сектора экономики. Нам нужны частные инвесторы и в инфраструктурных секторах, и в образовании, и в телекоммуникациях. Наша работа – гарантировать права частной собственности, четко держать слово и соблюдать правила игры.

    Как собираетесь трудоустроить уволенных чиновников и госслужащих? 

    Сегодня госслужащие и чиновники обладают очень ценными знаниями и навыками. Они вполне могут найти себя в бизнесе и консалтинге. Многие могут найти себя в образовании. Большинство госслужащих едва ли попадут в группу имущественного риска. Поэтому особых программ для них я не предусматриваю. При этом, в случае попадания в группу риска временно неработающим бывшим чиновникам будет предоставлена та же помощь, что и уволенным токарям, инженерам или ткачихам. 

    За счет каких товаров собираетесь нарастить экспорт?

    Наша задача привлечь в страну, как минимум, 100 ведущих ТНК мира, а также 1000 малых и средний компаний из стран – соседей. Именно они будут решать, что производить, сколько экспортировать, в каких формах и через какие товарные рынки интегрироваться в международную систему разделения труда. Ход реформ во многих странах доказывает, что часто в экономике появляются совершенно неожиданные экспортные позиции. Например, в Чили с ноля до миллиардов долларов в год выросло производство клюквы и лосося. У нас пустует огромное Полесье. Коммерчески оно вполне может стать местом производства клюквы в коммерческих масштабах. На нашу промышленную инфраструктуру можно «нанизать» производства с десятков секторов. Главное не бояться перемен.

    Какими методами будете бороться с «серой» экономикой или переводить ее в «белую»?

  • Красть с 50% ВВП (размер бюджета) проще, чем с 30% ВВП (то, что я предлагаю),
  • В «тень» уходят преимущественно из-за высоких налогов, таможенных пошлин, жесткого порядка лицензирования и выдачи разрешений, а также если есть желание «отмыть» деньги. Выталкивают в тень экономическую деятельность запреты. Поэтому самый эффективный способ борьбы с теневой экономикой – это
    • снижение налогов и введение единых плоских шкал,
    • введение единой ставки импортной таможенной пошлины на все товары (3%),
    • отмена лицензирования 80% видов деятельности,
    • ликвидация практики выдачи разрешений, когда есть лицензии, сокращение случаев, когда требуется разрешение.

    Если мы это сделаем, размер серой экономики в Беларуси сократится, как минимум, на 70%.

    Как Вы относитесь к плановым показателям в экономике? 

    Плановые показатели, которые устанавливает правительство, это экономическое шаманство. Ничего общего с экономической теорией они не имеют. В нашем случае они превратились с ментальную клетку для всей экономики. Сегодня происходит страшное, когда все предприятия, включая частные, заставляют прирастать на 15%, когда вынуждают поднимать зарплату до $500. Я против такого подхода. Я за то, чтобы сами предприниматели, на свой страх и риск, на свои ресурсы, сами планировали любые показатели. Государство же должно создать такие институты, чтобы обеспечивать финансирование своих базовых расходов (оборона, порядок, пенсии, например). Если бы Беларусь не имела существующей сегодня системы плановых показателей, даже нынешнему составу правительства проще было бы отказаться от неэффективной, низкокачественной макроэкономической политики. 

    Планируете ли вступление РБ в ЕС и НАТО? 

    В НАТО – нет, но сотрудничать с этой организацией надо. Сегодня Россия и Украина имеют гораздо более высокий уровень сотрудничества с НАТО, чем мы. Многому в сфере обеспечения безопасности от НАТО нашей армии можно научиться.

    Интеграция в ЕС нам важна стратегически. Это наш ценностной и институциональный выбор. Я так считаю. Порядок вступления таков. Сначала мы принимает европейские ценности (вступаем в Совет Европы, живем по правилам ОБСЕ в политике и правах человека), потом принимает основные нормы и стандарты ЕС (вступление в ВТО и подписание договора о зоне свободной торговли с ЕС), наконец, начало переговоров по принятию совместных институтов с полноценным членством в ЕС. Этот процесс займет, как минимум, 15 лет. Что будет к 2025 году с ЕС, в каком состоянии будет Россия и Украина я не знаю. Возможны варианты. Как бы то ни было, единые ценности и стандарты с ЕС – это наш фундамент для интеграции в мировую экономику в общем и для полноценного экономического сотрудничества с соседями в частности.

    Как Вы относитесь к однополым бракам и смертной казни? 

    Я бы голосовал за отмену смертной казни в Беларуси. Все 46 стран-членов Совета Европы согласились с тем, что государство не должно иметь права убивать людей. Я тоже так считаю.

    Что касается однополых браков, то я придерживаюсь традиционного, классического определения брака. 

    Как Вы думаете, что можно будет купить на 100 долларов США через 3 года?

    Гораздо меньше, чем сегодня, особенно если Б. Обама останется на посту президента США на второй срок. Он является самым слабым, самым социализированным и одним из самых популистских президентов США. Нынешняя администрация США разрушает один из столпов не только американской, но и мировой экономики – доллар. В этой ситуации нам не нужно скатываться до обвинений в адрес США, а предложить лучшую альтернативу. Она есть – золотой стандарт. 

    Ваши соображения по путям выхода из мирового экономического кризиса? 

    Это разговор на целый день! В своей антикризисной программе я описал выходы из кризиса для Беларуси. Многие из них вполне применимы к богатых и развивающимся странам мира. Базовые принципы программы выхода из кризиса простые:

    • жить по средствам, в первую очередь, правительствам,
    • ликвидировать большинство государственных программ поддержки отдельных секторов и предприятий,
    • либерализовать аграрный сектор и ликвидировать торговый протекционизм,
    • снизить размер государства (расходы консолидированного бюджета) до 30% ВВП;
    • прекратить национализацию денег и гарантировать сохранение их стоимости,
    • резко сократить полномочия распорядителей чужого, т. е. чиновников и политиков, т. е. провести массовую приватизацию,
    • активизировать институт банкротства и поставить большой бизнес в равные условия с малым в плане ответственности. Порочная практика «слишком большой, чтобы обанкротиться, должна быть прекращена»;
    • начать полноценную пенсионную реформу и реформу системы здравоохранения (в ней сами люди должны нести большую ответственность за объем, цену и качество приобретаемых услуг).

    Планируете ли углублять экономическое сотрудничество с ближайшими соседями особенно с РФ?

    Я поддерживаю принцип «Дружить со всеми, в первую очередь, с соседями». Год назад в Москве мы презентовали программу перезагрузки отношений с Россией. За прошедший год она еще стала еще более актуальной. Я выступаю за создание полноценной зоны свободной торговли с Россией без изъятий и ограничений. Таможенный союз нам не подходит, так как нам важно не блокировать режим свободной торговли с Украиной и странами ЕС. Нам выгодно иметь режим свободной торговли с Канадой и США. Я готов на любой площадке, с аргументами и фактами в руках убеждать наших партнеров за рубежом, в том числе в России, в выгоде именно такой модели отношений. 

    Ваше отношение к продаже сельскохозяйственных угодий и земель?

    Наши сельчане выстрадали право владеть землей. Я за то, чтобы белорусы были полноценными хозяевами на своей земле. Я сделаю все, чтобы так и было. Как убеждает известный экономист Эрнандо де Сото, чем больше земли находится в частной собственности, тем богаче страна.

    Ваше отношение к строительству АЭС на территории РБ? За счет каких источников планируете увеличение выработки электроэнергии?

    Я против строительства АЭС. В первую очередь, реализация такого проекта требует ответов на следующие вопросы: «Сколько будет стоить один Квт/час производимой на ней электроэнергии с учетом полного цикла эксплуатации АЭС и ее захоронения? Кто будет владеть АЭС до того момента, когда мы не отдадим кредиты? Будет ли АЭС конкурировать на рынке электроэнергии с другими производителями и импортерами? Будет ли правительство заставлять белорусские предприятия покупать электроэнергию АЭС, чтобы обеспечить ее работу? Можно ли будет экспортировать электроэнергию в соседние страны и не будет ли иметь место демпинг?» Чиновники подошли к проекту АЭС с противоположного конца. Просто решили «Надо!» Толком никто не объяснил, зачем. Это грубая ошибка. Сегодня нам дешевле импортировать электроэнергию. Если уж очень хочется АЭС, давайте кооперироваться с литовцами или поляками, если уж ставится задача диверсификации поставок электроэнергии.

    И еще один важный аспект. Надо представить, чего мы лишимся, если будет финансировать и отвлекать ресурсы на строительство АЭС. Издержки упущенной выгоды будут колоссальными. Поэтому я против АЭС для Беларуси. Видите, я даже еще не начал говорить о ее безопасности. 

    Куда пойдут деньги от приватизации и что собираетесь делать с убыточными предприятиями?

    60% поступлений от приватизации – в пенсионный фонд, но не на текущее потребление, а на долгосрочное инвестирование, 40% - в местные фонды на текущие расходы. С убыточными предприятиями должны разбираться, в первую очередь, кредиторы, потом – собственники. Если это правительство или местные органы власти, то нужно выставлять их на продажу через аукционы, причем, вместе с землей, на которой эти убыточные предприятия находятся. Пусть даже за рубль купят, все будет лучше. 

    Ваше отношение к изменению конституции РБ путем референдума? 

    Без конституционного референдума нам не обойтись. «Малая конституция», которая была разработана и утверждена всеми демократическими структурами, является, на мой взгляд, гораздо лучшим решением для Беларуси, чем нынешняя, которая и введена-то была с грубым нарушением закона. 

    Ваше отношение к идее о принятии закона о суде народа над президентом и депутатами? Т.е. президент и депутаты по окончании срока своего правления и в момент выборов новых составов органов власти подвергаются суду избирателей. Избиратель в одной из граф: «достоин поощрения», «без последствий», «достоин наказания» напротив фамилии старого президента и депутатов ставит отметку. Если большинство проголосует за «достоин наказания», то сменяемый состав власти этим приговором осуждается на тюремное заключение на срок равный сроку пребывания у власти. Заранее благодарен.

    Я за использование стандартных европейских правовых процедур. Т. е. через независимый суд, в установленном порядке, без особых режимов и статусов. Не думаю, что месть является лучшей советчицей для создания новой Беларуси. 

    Спрашивает DaDka haspadar z-pad Poznania Ярослав, во-первых, хочу Вас сердечно поздравить со стартом Вашего участия в президентской гонке. Я с огромной радостью воспринял то известие, что ОГП выдвинула в кандидаты именно Вас (пожалуй, схожую радость из всех белорусских политиков мне бы доставило лишь выдвижение Андрея Климова). Могу сказать, что как будущий президент Вы меня устраиваете на 100 %. За исключением одного момента: в своих работах/выступлениях Вы довольно часто пользуетесь словосочетанием «обычные люди» («обычные люди хотят того-то и того-то...», «обычный человек думает о том-то и том-то...» и т.д.). Скажите, пожалуйста, Ярослав, использование этого обобщающего термина является ораторским трюком/способом войти в доверие или же Вы действительно верите в то, что существует некая целая прослойка в обществе – «обычные люди»? Если последнее – могли бы Вы назвать приметы обычного и необычного человека? По каким критериям они различаются? Благодарю.

    “Обычный”, “обыкновенный”, “средний”, “типичный”, “среднестатистчиеский” белорус – вот что я имею в виду. Это, безусловно, метафора. Никакого намека на интеллект, моральные качества или гражданскую позицию. Такие словесные клише – неизбежность, когда говоришь о портрете белоруса. В США говорят о типичном Джоу, в Польше – Ковальском (самая распространенная фамилия). Я все пытаюсь найти самую типичную белорусскую фамилию, чтобы использовать именно ее во фразах, в которых сегодня приходится использовать “обычный” или “обыкновенный”.

     От лица всех посетителей портала благодарим Ярослава за интересную беседу и за то, что нашел время подробно ответить нам. Спасибо!

     Блог Ярослава Романчука: romanchuk-jaroslav.blog.tut.by



    Система Orphus