Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

Конфискованные картины, иконы, старинную мебель таможенники передают в музей

7 4  Августа 2016 г.  в 22:39, показов: 2948 : Разное: обо всём понемногу

Лет 15 назад судьба свела меня с одним искусствоведом-любителем, который, как позже выяснилось, был замешан в какой-то темной истории со скупкой и перепродажей раритетов. Помню, как он называл брестский музей “Спасенные художественные ценности” музеем ценностей “отобранных”. Если следовать его логике, так оно и есть. Иконы, статуэтки, картины, старинную мебель таможенники действительно отбирали. У контрабандистов.

Конфискованные картины, иконы, старинную мебель таможенники передают в музей

А потом передавали в музей. И, если бы не они, Беларусь навсегда потеряла бы большую часть мирового культурно-исторического наследия, прикоснуться к которому сегодня может любой желающий.

Так уж сложилось, что искусство и криминал всегда стояли рядом. Не случайно и само здание, в котором размещается музей, тоже когда-то могло пострадать. Старший научный сотрудник Алла Россинская говорит, что после войны его могли попросту снести:

— Архитектурное лицо Бреста определяют дома, автором которых стал Юлиан Лисецкий (архитектор, работавший в Брест-Литовске во времена его нахождения в составе Польши. — Прим. ред.). Это целые колонии. Таких зданий, как наше, было четыре. Два, к сожалению, снесли. В последнем, уцелевшем, размещается музей брестской милиции.

Юлиан Лисецкий в 1920-е годы действительно придал городу новый облик, сформировав жилую и административную застройки в историческом центре. Колониями тогда назывались микрорайоны жилого массива. Двух-этажный особняк, где с 1989 года “прописалась” “Спасенка”, был отведен для двух семей. Жил там в том числе и комендант Брестской крепости.

В военное лихолетье дом уцелел, а после освобождения Беларуси сюда заселили сразу 9 семей. Но потом, когда началась масштабная послевоенная стройка, его признали ветхим и начали готовить к сносу. Тогда на защиту здания встали музейные работники и архитекторы. Отстояли его с большими усилиями, так что особняк уже сам по себе спасенная ценность. Сегодня он по праву считается памятником архитектуры.

Конфискованные картины, иконы, старинную мебель таможенники передают в музей
Контрабанда культурно-исторического наследия - одна из самых доходных статей теневого бизнеса

Первую партию раритетов таможенники накрыли в начале 1970-х годов во время волны эмиграции. Зная, что на границе с ценностями придется расстаться, те, кто ехал на постоянное место жительства за границу, прятали их самыми разными способами. Две тщательно замаскированные горки таможенники нашли в железнодорожном контейнере.

А в 1990-х мебельная коллекция пополнилась еще одной крупной партией. Ее на фуре пытался вывезти в ФРГ латыш. По официальным документам водитель перевозил сухое молоко в мешках. Таможенников насторожило: почему дальнобойщик сделал такой крюк через Беларусь, когда в Германию можно было выехать гораздо более коротким путем. Инспектора досмотрели авто и под мешками нашли мебель, коллекцию каминных часов, около 20 хрустальных ваз в серебряных оправах, в том числе и вазу Фаберже, примерно 20 картин и произведений графики. Алла Россинская не исключает, что перевозчик выполнял чей-то заказ, а фура казалась контрабандисту надежным прикрытием:

— Крупные предметы и большие партии контрабанды пытаются вывезти в фургонах, контейнерах под видом транспортного груза. Так, в 1987 году в контейнере, который ехал из Афганистана в ФРГ, под видом современных заводских ковров были спрятаны несколько сотен предметов антиквариата: старинное оружие, самовары, восточная посуда.

Конфискованные картины, иконы, старинную мебель таможенники передают в музейВ большинстве же случаев ценности прячут в тайниках. Например, в двойном дне чемодана, книгах и даже в каблуках. К слову, контрабанда культурно-исторического наследия — одна из самых доходных статей теневого бизнеса. Ее часто ставят на третье место по прибыли после нелегального вывоза или транзита оружия и наркотиков. А вот о тех, кто все это задерживал и возвращал государству, известно мало. Алла Россинская говорит, таможенникам угрожали расправой, поэтому в актах их имена не указывались. Зачастую неизвестно и происхождение предметов. Контрабандисты скупали и скупают их по своим каналам, так что законных владельцев, рассказывает Алла Россинская, установить невозможно:

— Именно поэтому антиквариат обращается в доход государства и передается в музей. Так, первую партию — 30 икон и изделий медного литья Брестский областной краеведческий музей получил из таможни в 1953 году. Часть экспонатов передается другим музеям. Много икон было отдано храмам. Но бывает и по-другому. Например, на обратной стороне одной из икон оказался шифр Псковского музея-заповедника, так что ценность вернулась владельцу.

Раритеты не всегда вывозят злоумышленники. В одном из залов музея представлена уникальная коллекция предметов, связанных с буддизмом. Здесь можно многое узнать о его отражении в культуре. Но история появления артефактов в музее не менее интересна.

В конце 1970-х годов в СССР приехал молодой человек из Амстердама. Парень отлично владел боевыми искусствами Востока, исповедовал буддизм. В Киеве он налаживал связи с нашими школами борьбы, был в других городах Союза. Доехал аж до Бурятии, где, по версии работников музея, скорее всего, и приобрел эту коллекцию. Назад он возвращался уже со всеми этими ценностями, не зная того, что вывоз раритетов из страны запрещен. И тут, рассказывает Алла Россинская, произошел конфликт:

— Для парня это были святыни, а не историко-культурное наследие. Он попытался за них сражаться, надолго застряв в Союзе. Даже посидел в тюрьме. Уже потом родители приехали сюда и каким-то образом забрали его домой.

Надо сказать, что контрабандисты совершают, по сути, два преступления. И первое — это даже не вывоз ценности за границу, а ее “упаковка”. Стремясь спрятать картину или икону от таможни, они часто наносят ей непоправимый ущерб.

Не менее варварски поступают преступники и с иконами. Для того чтобы нелегально их вывезти, они не останавливаются ни перед чем. Некоторые даже распиливают их на части прямо по лику святых. Больше всего от рук контрабандистов пострадала икона “Власий Севастийский с клеймами жития”. Ее распилили на шесть частей. Реставраторы прилагают титанические усилия, чтобы восстановить утраченную ценность предмета.

Впрочем, есть категория контрабандистов, которым на такие ухищрения идти не приходится. Пользуясь статусом неприкосновенности, раритеты пытаются вывезти некоторые нечестные сотрудники дипломатического корпуса. Не все знают, что, если у таможенников есть веские основания, они имеют право досмотреть даже дипломатический багаж.




Система Orphus

Оставить свой комментарий можно после
регистрации на сайте или в чате Telegram


богаж_гость 2016-08-05 10:22
Впрочем, есть категория контрабандистов, которым на такие ухищрения идти не приходится. Пользуясь статусом неприкосновенности, раритеты пытаются вывезти некоторые нечестные сотрудники дипломатического корпуса. Не все знают, что, если у таможенников есть веские основания, они имеют право досмотреть даже дипломатический багаж.))) энт какие в-е-с-к-и-е, основания ??? Называйте веши своими именами -произвол)))
↑ +4 ↓

Oleg S._гость 2016-08-05 10:21
Такий музей в себе в хатинці влаштував наш біглий генпрокурор Пшонка.
↑ +3 ↓

ALES победим 100проц 2016-08-05 08:24
Люблю читать статейки от СБ. Каждый раз убеждаюсь что не зря поливаю и это лицемерное государство и его лживую прикормушечную провластную прессу.

Для начала большая часть отжатого - действительно личные вещи уехавших за границу. Ну кто виноват что у нас нет неприкосновенности частной собственности. И если у человека есть раритет, доставшийся от родителей, и человек уезжает навсегда, чего ему делать? Получается что нельзя распоряжаться собственностью. И для того регулярно пишутся всё новые пункты в закон по отжиму собственности.

Далее, много раритетов отжали при ввозе в РБ. Причём не особо утруждая себя доказухой. Таможеннику "кажется" что эта вещь имеет статус исторической ценности - отжали, поместили на CВХ. А владелец бегай, доказывай что не верблюд. Причём если экспертиза, то "по фотографии", ибо не отдадут вживую, только "своим" экспертам. Потом или отожмут по суду, или за невостребованностью. Потому что в цепкие лапы таможни попадает, то пиши пропало.

И третье. В тот музей попадает только то не "приглянулось" самим прикормушечным. Знаю человека, часы вёз напольные с боем, новодел под старину, но какой... Просто красотища, польского мастера работа, дуб и вставки из красного дерева. Забрали, и с концами. И в музее я что-то их не видел. Наверняка какой "андросюк" себе в коттедж прибрал. А музей так, чтобы "народец" не думал что себе в карман ценности забирают. Зная сколько отжимают, уже "экспонаты" бы на крыше и на улице стояли.

↑ +18 ↓

Pete_machinegunner 2016-08-05 09:47
Когда у нас появится реальная неприкосновенность частной собственности, у всего появится хозяин. Нечего станет контролировать и распиливать. Народец себя льдьми почувствует. Тогда действующей власти с её колхозным мировоззрением останется только за дверь идти, а чиновничество в 10 раз сократится. Подрыв устоев случится. Вот потому они за свои кормушки костьми лечь готовы.

P.S. До "спасёнки" добираются только вещи которые слишком палевно у себя хранить или на которые глаз никто положить не успел.

↑ +8 ↓

догадка_гость 2016-08-05 00:18
Это ж что плучается.мы вам ценности,а на эту сумму подраспилим выделенный бюджет?малайцы!
↑ +4 ↓

archibald764_гость 2016-08-05 00:09
Пусть вернут то что мимо кармана государства просвистело.

↑ +2 ↓

страховшик_гость 2016-08-05 00:06
сам музей застроховон ??? Люблю классику, Тургенева как Герасим задушил му-му, у Толстого Каренина бросилась под поровоз, а в музей могут прийти грабители под видом инспекторов пожарной безопасности, и уведут ребятки все подаренно по адресу.
↑ 0 ↓


Страницы: [1]