Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

О наглых таможенниках и человечности закона

3 11  Февраля 2010 г.  в 22:39, показов: 3195 : Граница, таможня, пограничники


От себя: публикую данный материал не из каких-то побуждений оскорбить таможню, уверен, там много хороших и отзывчивых людей... Но боюсь что их не большинство. Почему? Потому что часто (2-3 раза на год) доводится пересекать тот или иной рубеж страны, и все вижу сам, и даже попал в похожую историю, только не закончившуюся судом, просто потому что догадался позвонить в Минск. Где мне ответили что этого не может быть потому что не может быть в принципе. Через еще 10 минут звонок с описанием ситуации что-то решил, у меня хотя бы взяли имя таможенника, а когда тот в отместку совершил явное нарушение и я снова набрал номер Минска, то послали... к местному начальнику. хотя по идее сами должны были его поднять. В общем, не в обиду бравым стражам закона... Но надо все же быть человечнее и на замечания граждан реагировать правильно, а не мстить задержанием. Потому что потом оно все возвращается. Итак...

О наглых таможенниках и человечности законаАвтор: Жанна СИДОРУК

Ольга Александровна Сикорская // Фото: Жанна СИДОРУК

Думал ли брестчанин Василий Мельничук, когда вступился за 80-летнюю старушку, что пререкания с сотрудником таможни обернутся для него крупным штрафом?

Когда Василий Васильевич 14 октября 2009 года садился в последний поезд, идущий из Ковеля в Брест, он еще не знал, что ему придется близко познакомиться и с административным правом, и с соседями по вагону - пенсионеркой Ольгой Сикорской и ее сыном Анатолием. Проблемы начались в Хотиславе. Вошедшие на станции белорусские таможенные инспекторы начали проверять пассажиров на предмет перевозки товаров через границу.

В этот день 80-летняя Ольга Александровна купила в Украине крыло к «Запорожцу», которое безрезультатно искала в Бресте. За пару килограммов формованного железа пришлось немного переплатить продавцу, поэтому наличных денег при себе ни у нее, ни у сопровождавшего престарелую мать Анатолия Брониславовича не осталось. Тем более что билеты на поезд для них - пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС - бесплатные. Пожилая женщина утверждает, что была не в курсе необходимости уплаты таможенной пошлины за ввоз в Беларусь этой автозапчасти. Она вообще не могла вначале понять, что хочет от нее таможенный инспектор.

«Мы никогда запчастей через границу не возили и не знали, что за это нужно платить такие большие деньги… Но таможенник не отходил. Платите, иначе дальше не поедете. Принес и дал заполнять бумажку, назвал ее декларацией. Очки я забыла дома, да и денег не было, заполнять отказалась. Тем более что таможенник вел себя нагло, по-хамски… Сын спросил, что он заканчивал, что ведет себя так некультурно, на что тот ответил: «ГПТУ», - опишет позже Ольга Сикорская разгоравшийся конфликт в письме на имя президента Беларуси.

Именно некультурное обращение с пожилой женщиной, «тыканье» молодого таможенника в ее адрес покоробили, по словам Василия Мельничука, не только его, но и многих пассажиров. Но вступиться за соседку по вагону решился только он.

«Я сделал замечание: мол, что это Вы с женщиной, которая Вам в бабушки годится, так грубо разговариваете? А мне в ответ было сказано: «Я адвокатов не нанимал». И таможенник пригрозил и меня высадить на мороз (в этот день на улице было около нуля - прим. автора), если я не перестану возмущаться. А за что? Я ему не грубил, был абсолютно трезвый. Вез с собой только немного яблок, все равно он заставил меня несколько раз декларацию заполнять. Но, знаете, смотреть без содрогания сердца на то, как они у старушки немощной отбирают это крыло, пугают ее тем, что высадят на ночь на незнакомой станции, было невозможно. Когда эти люди отказались выходить, таможенник вызвал два наряда милиции из Бреста. Пока те приехали, поезд больше чем на час уже задержался… Надо же, контрабандистку нашли! - рассказывал Василий Васильевич в редакции «БГ». - Меня инспектор тоже предлагал милиционерам задержать, но те отказались, мол, что мы трезвого забирать станем. Даже протокола не составили никакого. Таможеннику я пообещал, что просто так этого дела не оставлю: буду на него жаловаться его начальству. Он это обещание расценил как угрозу и, видимо, решил меня опередить».

Василий Мельничук действительно подал 19 октября жалобу на действия инспектора в Брестскую таможню. Письменного ответа, в котором сообщалось, что «проверка проводилась, нарушений не выявлено», ему пришлось ждать до 27 ноября. И, хотя в предварительных личных беседах с заместителем начальника отдела таможенных расследований Брестской таможни Мельничука заверяли, что никаких претензий к нему нет, в этот же день, 27 ноября, в стенах таможни на него был составлен протокол. Кроме того, таможенный инспектор N подал заявление в суд об оскорблении его как должностного лица (ст. 23.5 Кодекса РБ об административных правонарушениях). Правда, на назначенное на 3 декабря судебное заседание истец не явился. В результате первый суд состоялся 10 декабря.

Нашлись двое свидетелей со стороны истца: проводница и одна из пассажирок показали, что Мельничук назвал во время конфликта таможенника взяточником и заявлял, что «правильно вас всех пересажали», в то время как N вел себя, по их мнению, корректно.

«С моей стороны свидетельские показания давали только Сикорские. Но им не поверили. А больше я никого из пассажиров не смог найти, - говорит Мельничук. - Я считаю, что суд использовал не в моих интересах болезненное состояние Ольги Александровны, то, что она часто все забывает».

Суд Московского района г. Бреста посчитал вину Василия Мельничука доказанной и присудил ему 700 тыс. рублей штрафа. «Особенно меня поразило, что инспектор хотел стребовать с меня компенсацию в несколько миллионов за моральный ущерб и открыто, при всех, интересовался у судьи, как ему это оформить. Правда, произошло это уже после окончания заседания, поэтому в протоколе не отображено, - сетует оштрафованный. - Вот уж действительно, как в Библии говорится: не судись с тем, кто сильнее».

Но у Василия Мельничука хватило энергии опротестовать постановление. Однако после нескольких кругов судебных рассмотрений все опять вернулось к назначенным 20-ти базовым величинам штрафа: в четверг 4 февраля 2010 года судья областного суда Феоктистова оставила первоначальный приговор в силе.

Пообщаться с другой стороной конфликта лично, с истцом, корреспонденту «БГ» так и не удалось. Проводивший внутреннее расследование начальник отдела собственной безопасности Брестской таможни Денис Давыдов прокомментировать ситуацию либо помочь связаться с оскорбленным инспектором N отказался. А сам инспектор N на последнем суде не появился. Из документов, отражающих его позицию, обращает на себя внимание докладная записка N от 16 октября прошлого года, зачитанная на заседании 4 февраля. Там об оскорблениях в его адрес - ни слова.

Несмотря на четыре месяца волнений, Василий Васильевич собирается и дальше отстаивать свою позицию. Он готовит обжалование в суд высшей инстанции. Правда, в этот раз он не надеется только на свои силы, а обратился за помощью к адвокату. Кроме того, он хочет разыскать людей, которые ехали в тот день вместе с ним в поезде и были свидетелями произошедшего.

«Я хотел бы через газету обратиться к людям, которые ехали тогда с нами в поезде и видели эту ситуацию, - попросил в заключение своего рассказа Василий Васильевич. - Пожалуйста, свяжитесь со мной (телефон в редакции - прим. автора). Ведь не только мне штраф дали, но и Сикорских за злополучное крыло оштрафовали на 350 тысяч, да еще и запчасть конфисковали».

Так что точку в этой истории, похоже, ставить рано.

Стоит знать

Прежде чем ввезти из-за границы в Беларусь какую-либо вещь, изучите Указ президента РБ №503 «О льготном перемещении через таможенную границу товаров для личного пользования».
 

Источник информации: Брестская газета




Система Orphus