Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

Жителям Бреста трудно купить свежий березовый сок

30 21  Апреля 2016 г.  в 08:41, показов: 7719 : Стихия, природа, животные


Вот и закончилась очередная кампания по сбору березового сока. В Брестской области, например, его заготовили более пяти тысяч тонн. В основном для промышленной переработки. Небольшой процент (примерно 600 — 700 тонн) перепал населению. Совсем немного, прямо скажем. Я, например, очень люблю именно свежий березовый сок. Тот, из которого получается вкуснейший домашний напиток: освежающий, бодрящий и очень полезный. Вот только позволить себе эту роскошь даже по бросовой цене может далеко не каждый.

Жителям Бреста трудно купить свежий березовый сок

В этом году мне посчастливилось купить двадцать литров по госцене — всего за 28 тысяч рублей. В конце марта ездил в рейд с работниками областной инспекции охраны животного и растительного мира, которые проверяли, как идет заготовка сока в лесничествах. Лесосеку еле–еле отыскали в лесной глуши, едва не убив подвеску. Благо ехали на джипе... Легковое авто я бы туда, конечно, не погнал. Пешком не пошел бы и подавно. Так что пенсионерам, детям, одиноким дамам об этом целебном напитке остается только мечтать. Если, конечно, у них нет родственников, друзей или знакомых с крепким авто и массой свободного времени.
 
Поэтому, когда мы наконец подъехали к месту заготовки, я не удивился тому, что большинство полиэтиленовых пакетов, привязанных к березам, были доверху наполнены. Сборщик сока развел руками: мол, людей сюда действительно приезжает мало. Хотя заготовить лесничеству нужно около 80 тонн. Норму–то оно выполнило, но сколько при этом слили в землю — неизвестно. Сок начинает терять свежесть уже через сутки...
 
Между тем пока заготовитель мерзнет на государственной «плантации», другие любители свежего сока ждут, пока наполнится их тара, в тепле, прямо у себя дома. Это те, кто сладкие слезы березок предпочитает добывать незаконно. За примером далеко идти не пришлось. Где-то в десяти километрах от легальной лесосеки мы остановились у деревни Гули. Перед глазами небольшой березняк, растущий прямо у частного сектора. Деревца варварски изрезаны бензопилами и нашпигованы железом. Штрафы за это предусмотрены солидные — до 20 базовых. Только пойди теперь найди владельцев пластиковых канистр...
 
Жителям Бреста трудно купить свежий березовый сок
 
Инспектора объясняют, почему этот подпольный промысел до сих пор жив. Действует закон спроса и предложения. Если свежий сок, заготовленный в лесхозе, будет доступен каждому, проблема уйдет в историю. При возможности купить качественный продукт в больших объемах и за копейки никто не захочет лишний раз идти в лес с пилой и попадаться рейдовикам на месте преступления.
 
Вариант был бы замечательный. По аналогии с рыбхозами, например. Ведь никто массово не едет туда на своих машинах за карпами и толстолобиками. Покупатели идут на рынок, где берут живой товар, который продается прямо с машин. В общем–то, и за свежим квасом на завод люди не отправляются. В жару бочки с напитком стоят в городе на каждом углу. Почему бы березовый сок не продавать по такому же принципу? А еще можно было бы привозить его по обоюдной договоренности прямо к дому.
 
Генеральный директор Брестского государственного производственного лесохозяйственного объединения Александр Тыцик называет их форму работы с населением «покупка у пня». Вывоз на продажу они организовали бы с удовольствием, но в случае пищевого отравления покупателя виновными будут заготовители. А вот когда заказчики сами приезжают за покупкой в лес, они видят, что берут, и претензий потом не предъявляют.
 
В Брестском лесхозе приводят расчеты: мол, даже если возить товар под заказ, это будет очень дорого, и сок просто никто не захочет брать. К тому же лесники никогда не решатся на выездную торговлю соком из–за жестких санитарно–гигиенических норм. В Брестском областном центре гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья так и говорят: одно дело подъехать и набрать для себя несколько десятков литров. Но массовая продажа — дело другое. Есть предприятия, где сок проходит переработку и получает удостоверение качества. Его и рекомендовано пить.
 
Как по мне, так санитарные нормы везде действуют одинаково: и на рынке, и в лесу. И коль потребителю разрешено продавать сок, то место сделки роль здесь, мне кажется, должно играть второстепенную. Кстати, в Витебской области лесхозы в этом году сделали шаг навстречу людям. В конце марта заместитель начальника отдела Витебского областного комитета природных ресурсов и охраны окружающей среды Василий Кирпиченок рассказал, что сок они решили продавать не только на лесосеках, но и в лесничествах и даже возле административного здания лесхоза в самом областном центре. Витебчанам можно по–доброму позавидовать.



Система Orphus