Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

В Брестской области появились свои сельскохозяйственные столицы

2  Апреля 2016 г.  в 00:45, показов: 10558 : Брестская область


Едва ли не в каждом населенном пункте Брестской области зарабатывают по–своему. В деревне Ольшаны Столинского района делают бизнес на выращивании огурцов и капусты. В расположенных неподалеку Ольманах — на сборе клюквы. Лунинецкое Межлесье — морковная столица страны. Соседний Дворец — клубничная. Ивановские Тышковичи — главная тюльпановая плантация Беларуси, а кобринские Новоселки и Бельск — арбузная. В Дрогичине и окрестностях нынче едва ли не поголовно занялись выращиванием малины...

В Брестской области появились свои сельскохозяйственные столицы

Благодаря чему наши южные районы обрели свои собственные визитные карточки? Попробуем узнать.

В Брестской области появились свои сельскохозяйственные столицыОльшаны. Слава огурцу

Не менее логично, чем в Шклове, памятник огурцу смотрелся бы в самой большой деревне нашей страны — столинских Ольшанах. Бесчисленным коттеджам, многие из которых похожи на дворцы, элитным даже по столичным меркам автомобилям местные жители во многом обязаны именно этому овощу. Здесь на полном серьезе говорят: тот, у кого нет теплиц, — либо больной, либо пропащий...

— Кто из фермеров подробнее всего расскажет о собственном огуречном бизнесе? — интересуюсь в телефонном разговоре у исполнительного директора Брестского областного агропромышленного союза Николая Казака. Тот лишь разводит руками: вряд ли, мол, с вами кто–то будет откровенничать. Слову здесь предпочитают дело.

Делать нечего, захожу в интернет. Перечитываю очередную статью об «ольшанском феномене». Писать коллеги–журналисты предпочитают о настоящем. Меня между тем больше интересуют истоки: когда и почему именно эта деревня стала огуречной столицей?

— Еще в восьмидесятых годах огурцы здесь выращивали считанные люди, — рассказывает мне предысторию председатель Ольшанского сельисполкома Виктор Гапко. — Ставить теплицы не разрешали: советская власть хотела, чтобы люди работали в колхозах, а не на себя. Только в колхозе особо не заработаешь. То ли дело на парниках. Семьи же в Ольшанах большие, их каким–то образом нужно было обеспечивать. Вот местные и нашли себя в теплицах.

Земли для огурцов здесь — лучше не придумаешь. Богатейшие. Говоря сельскохозяйственным языком — под 60 баллов. Чем больше семья, чем больше рабочих рук — тем больше соответственно и парников. Впрочем, с течением времени огуречный бизнес приносить баснословные доходы перестал. Во многом сказалась конкуренция. Со стороны России в том числе. «Последние десять лет люди в огуречном межсезонье стали дополнять свои заработки посадкой капусты. Таким образом и живут круглый год», — говорит Виктор Гапко.

Дворец. Клубничный фестиваль

В Брестской области появились свои сельскохозяйственные столицыВпрочем, Лунинецкий район в сознании обывателя гораздо больше, чем с морковью, ассоциируется с клубникой. Для агрогородка Дворец эта ягода стала настолько значимой, что в ее честь здесь устраивают самые настоящие клубничные «Дожинки». Конец сбора урожая венчает яркий и запоминающийся фестиваль.

— В шестидесятые годы клубникой начало заниматься местное хозяйство, — вспоминает председатель Дворецкого сельского исполкома Александр Видникевич. — Только там она не прижилась, а люди стали потихоньку пересаживать ее себе на участки. А кто ж пойдет выбирать колхозную, когда своя в огороде есть? Сейчас же в моем сельсовете 2.170 дворов — клубнику на продажу выращивают в четырех из пяти. У кого–то сотка, а у кого–то и двадцать.

Интересуюсь, сколько на ягоде можно заработать за сезон. Александр Иванович в ответ предлагает мне взять в руки калькулятор. Дано: на десяти сотках можно вырастить тонну клубники. За килограмм можно заработать до десяти тысяч. Правда, за некондицию заплатят не больше трех.

— Клубничных королей назовете?

— Нет таких, — заверяет председатель Видникевич. — В среднем у людей по пять–десять соток, и для них это не бизнес, а хобби. Приработок. Другой момент: мой сельский Совет — густонаселенный, поэтому для выращивания клубники в больших масштабах просто не хватает земли.

Межлесье. Любовь–морковь

Лунинецкая деревня Межлесье и ее окрестности — рай морковный. Этим корнеплодом здесь засажены сотни гектаров. А выращенным урожаем вполне можно накормить всю страну. Популярным среди местных фермеров этот овощ стал благодаря плодородным торфяникам, возникшим из осушенных болот.

— Земля здесь легкая, — замечает глава КФК «Новицких» Владимир Новицкий, чье хозяйство в морковных передовиках. — Хотя сама культура очень сложная. Приходится едва ли не жить в поле. Одно дело — морковь просто вырастить, другое — сделать ее конкурентоспособной на рынке, где есть требования к качеству и товарному виду. Продажи — вопрос отдельный. Морковь на наших прилавках — преимущественно польская. Понять, почему так помогают развиваться нашим западным соседям, когда мы и сами горазды, я не могу. Наши мелкие фермеры конкурировать с европейцами уже не в состоянии. Многие оказались за бортом. При этом морковь при грамотном подходе все еще остается культурой прибыльной, картофель — уже нет.

Между тем для отдельно взятой деревни выращивание и сбор моркови — это и рабочие места. За трудовыми ресурсами приходится ездить даже за пределы района. Не говоря уже о том, что по осени на местных торфяниках трудится вся Лунинетчина.

Новоселки. Гектары в полоску

В Кобринском районе — почти на самом юге страны, где до границы с Украиной рукой подать — тем временем прижились доселе невиданные в наших краях арбузы. Климат поспособствовал. Поэтому именно здесь ученые решили провести эксперимент по выращиванию бахчевых. Как выяснилось, удачный. Первые семена на сорока сотках местного СПК «Бельский» высадили еще в 2009–м. Далее площади только расширялись — пять гектаров, затем десять. В хозяйстве собирали до 200 тонн полосатой ягоды, строили планы на будущее. Только проект притормозила оптимизация. После объединения с СПК «Новоселковский» с выращиванием арбузов на время было покончено.

В Брестской области появились свои сельскохозяйственные столицы

— А в прошлом году к нам из БГАТУ приехал профессор Александр Аутко, — говорит председатель Новоселковского сельисполкома Валентин Скакун. — Он предложил нам возобновить выращивание арбузов. Согласились. Десять гектаров наше хозяйство засеяло. Подключились и соседи из Малоритского района — ОАО «Черняны». Ягода — не отличить от астраханской, выросла неплохой и пользовалась спросом.

Эксперимент, к слову, заинтересовал и местных жителей. Арбузы здесь растут примерно на 50 — 60 приусадебных участках. Занимают в основном сотку–другую.

— Что вашему агрогородку дает статус арбузной столицы, Валентин Федорович? — спрашиваю напоследок.

— Эта культура — отличная возможность для взаиморасчетов. Продали на ярмарке машину арбузов — глядишь, и бензовоз заправить уже можно. Да и местным жителям подспорье для заработка.

Дрогичин. Ягода малина фермера сманила

Сразиться за статус «клубничной столицы» с агрогородком Дворец в свое время, пожалуй, мог бы и Дрогичин. Впрочем, местные фермеры нашли для себя другую, пока незанятую, нишу. Тоже ягодную. Стали едва ли не поголовно заниматься выращиванием малины.

— Во–первых, есть какой–никакой сбыт, — о малиновом бизнесе расспрашиваю главу фермерского хозяйства «Жарко» Анатолия Жарко. — Во–вторых, культура быстро окупаемая — капиталовложений не требуется фактически никаких. А ко всему прочему, не очень трудоемкая. В среднем с гектара можно собрать до семи тонн ягоды. Чистый доход с килограмма — шестьдесят центов. Впрочем, год на год не приходится. Прошлым летом стояла засуха, а потому урожай был несколько меньшим.

Анатолий Владимирович обращает внимание: с рабочими местами в районе — напряженка, а возможность заработать ищет едва ли не каждый. На малине это можно сделать вполне.

— Вокруг Дрогичина частники стали массово скупать дома — малиной засаживают тамошние огороды. По моим прикидкам, по всему району уже растет около 500 гектаров ягоды. Это слишком много. Поэтому каким нынче будет сбыт — не представляю. Сколько раз предлагал районным властям открыть предприятие по переработке ягоды или по ее заморозке... Воз и ныне там.


ПРЯМАЯ РЕЧЬ

В Брестской области появились свои сельскохозяйственные столицыНиколай Казак, исполнительный директор Брестского областного агропромышленного союза:

— Главный аспект, благодаря чему каждый район имеет собственную сельскохозяйственную специфику, — это личный пример. Люди смотрят на соседа и видят, на чем конкретно можно заработать и каким образом. Смог один, второй, получилось у третьего — так почему и я не смогу? Кроме того, в этих краях умеют и любят трудиться. А семьи здесь огромные, их нужно прокормить. Можно уехать на заработки, а можно организовать собственное дело, тем более если есть кому помочь.