Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

История: оборона Брестского железнодорожного вокзала

138 31  Января 2016 г.  в 23:41, показов: 12225 : История города Бреста


Что большинство из нас знает про оборону Брестского вокзала станции Брест-Центральный? Только несколько строчек из школьных, либо вузовских учебников. Взглянем на оборону Брестского вокзала по-новому. Слово участникам событий, с небольшими замечаниями автора статьи. Эти живые свидетельства позволяют по иному, без прикрас и патриотической ура-пропаганды, взглянуть на самые трагические стороны военной жизни.

История: оборона Брестского железнодорожного вокзала

фото из коллекции Александра Пащука

А.В. Кулеша (бывший рядовой линейного отдела милиции):

– В ночь на 22 июня я заступил на дежурство в полночь. Жил я в д. Плоска. Вышел из дома загодя с братом Михасем, который гостил у нас и возвращался к себе в Брест. Ночь была теплая, мы шли не торопясь, перебрасываясь слухами о скорой войне, которые с каждым днем становились все упорнее. В городе уже подчистую расхватали крупы, соль, спички. Все это очень тревожило, но в войну все равно не верилось…

Иду так, а на душе неспокойно. На углу Красногвардейской и Фортечной мы с братом словно споткнулись: возле телеграфного столба трое в гражданском весело переговаривались с четвертым. Тот, примостившись наверху, резал провода, и они с шуршанием падали на землю. Мы заподозрили неладное, но они, не обращая внимания, продолжали беззаботно перекликаться с приятелем на столбе, так что мы решили, наверное, срочный ремонт. То же самое сказали и на вокзале, в дежурке, где я поделился увиденным (Здесь возникает главный вопрос: ты милиционер, обреченный властью и спокойно проходишь мимо подозрительных лиц?). Не успел выйти на перрон, где мы с Леней Мелешко, самым молодым постовым, несли дежурство в ту ночь, как в городе погас свет. Через несколько мгновений вспыхнул снова и тут же погас опять. Пассажиры заворчали. И в вокзале, и на перроне их скопилось тысячи полторы. Добрая половина – женщины. Откуда-то вынырнула группа пограничников, человек тридцать. Закомандовали громко, чтобы я вел их к дежурному. Там они потребовали немедленной отправки служебным поездом. Меня что-то насторожило: может, почудился ненавистный барский окрик, прозвучавший, когда они обратились ко мне. Только скрытно я последовал за ними и замер на месте, услышав, как они тихо заговорили по-немецки. Кинулся к дежурному командиру отделения Швыреву, но тот только усмехнулся:

 - Тебе сегодня все чудится, Васильич. Перекрестись!

Опять возникает вопрос: чем ДОЛЖНА заниматься милиция по долгу службы?

А.И. Цвир (бывший помощник военного коменданта вокзала, лейтенант)

– Жизнедеятельность вокзала была парализована, не было связи, которая была отрезана до начала артиллерийского огня. Все подвалы и подъезды были заполнены пассажирами и неизвестными людьми, заранее присланными для диверсионной работы.

… Через 10 минут (после начала артиллерийского налета, утром 22 июня) я был на вокзале в управлении военного коменданта, но деятельность узла в первые же минуты была парализована… Узел находился под артиллерийским и пулеметным огнем. Не было никакого руководства и указаний вышестоящего командования, а потому решения принимались самостоятельно. Вынужден был сразу бежать в штаб корпуса (ул. Леваневского, здание суда) за разъяснением ситуации об эвакуации семей военнослужащих. На вопрос «Как быть с семьями?» мне ответили «Пусть пока находятся в подвальном помещении, а дальше будет видно».

Это безграничное славянское головотяпство, наверное, неисправимо. «Дальше будет видно» привело к тому, что значительное число женщин и детей остались в городе на расправу врагу.

Следует отметить, что в ночь на 22 июня на вокзале скопилось значительное количество военнослужащих в ожидании утренних поездов. Группа связистов 74–го авиационного полка под командованием старшины Павла Баснева ехала в Пружаны за пополнением.

Военнослужащие 291–го отдельного зенитного артиллерийского дивизиона, которые везли партию сапог в свою часть, ожидали поезд на Высокое. Также там находились красноармейцы 66–го укрепрайона во главе с политруком Федором Зазирным и команда летчиков Борисовского летного училища.

История: оборона Брестского железнодорожного вокзала

По воспоминаниям А. Кулешы, начальник линейного отделения милиции Андрей Воробьев появился на вокзале буквально через 10-15 минут после начала артналета.

М. Ярошик (бывший рядовой линейного отдела милиции)

– Воробьев дал команду забрать все личное и конфискованное оружие, патроны, которые находились в общежитии… в 300 метрах от вокзала.

Это сейчас здание дистанции лесозащитных насаждений, буквально под автомобильным мостом, связующим улицы Ленина и Брестских дивизий. Примерно к 8 утра появился начальник отделения железной дороги Лев Елин. Пока были силы, сдерживали немцев на дальних подступах к вокзалу.

Л. Мелешко (бывший рядовой линейного отдела милиции)

– … Меня на пути к вокзалу остановил командир отделения Семен середа и передал приказ Воробъева немедленно отправиться в крепость, выяснить обстановку. И если вражеские действия… не провокация…, попросить присылки на вокзал подкрепления.

Разрозненные, хаотично сформированные группы, отстреливались от противника на дальних подступах к вокзалу, затем уцелевшие защитники перебрались непосредственно на его территорию. Вскоре со стороны города прибежали около 25 бойцов. Они рассказали, что немцы уже появились с Московской стороны. К 11 часам появился неизвестный лейтенант, оборонявший Варшавскую сторону, сказав, что немцы заняли вокзал. Заняв грузовой двор и привокзальную площадь, немцы полностью замкнули кольцо окружения.

В этих условиях оборонявшие вокзал военные и простые пассажиры были вынуждены спуститься в подвалы.

М. Мартыненко (бывший начальник Брестской дистанции сигнализации и связи)

– Собравшись вместе, выяснилось, что у нас одновременно действовало самостоятельно 2 группы. Объединившись в одну, мы на так называемом военном совете, решили сражаться до последнего патрона… Среди нас находилось не менее 30 человек гражданских.

А. Шихов (бывший поездной диспетчер Брестского отделения)

– Лейтенант Николай взял на себя командование «подвальным гарнизоном. Красноармейцы, железнодорожники и милиционеры были разбиты на три взвода.

История: оборона Брестского железнодорожного вокзалаВероятно, этим лейтенантом был Николай Царев, незадолго до войны закончивший Ульяновское пехотное училище. Помимо него «подвальным гарнизоном» командовали еще некий политрук Константин (ставший комиссаром отряда) и старшина Павел Баснев (на фото справа). По всей видимости, гражданских лиц в подвалах было намного больше, чем 30 человек, вспомненных Мартыненко. Следует учесть, что здесь также находились женщины с детьми. Они то и создавали проблемы для защитников. Как писал С.С. Смирнов, «как ни зорко наши стрелки сторожили окна, все же гитлеровским солдатам удавалось иногда незаметно подобраться сбоку и забросить гранату то в одно, то в другое помещение. Гранаты рвались в толпе пассажиров, убивали, ранили детей, женщин, и каждый раз при этом возникала такая паника, что военные лишь с большим трудом наводили порядок. Выход оставался один — отправить всех штатских наверх, в немецкий плен. Тут, в подвалах, их все равно ожидала смерть от пуль, от гранат врага и от голода. В плену они могли уцелеть и сохранить своих детей».

Мирные граждане покинули подвалы к утру 23 июня. Есть данные, что среди военных осталась одна женщина, некая Надежда, работавшая до войны следователем прокуратуры. Она взяла на себя уход за ранеными. В течении двух первых дней войны немцы через рупоры пытались уговорить подвальный гарнизон прекратить сопротивление, обещая ему «почетную капитуляцию». Чтобы смутить осажденных, передавались ложные сведения о том, что Красная Армия повсюду прекратила сопротивление. На третий день немцы через один из подвальных отсеков вылили несколько ведер бензина, бросив следом гранаты. Гарнизон с трудом остановил распространение огня. Через несколько дней гитлеровцы пустили в подвалы химическое оружие ­– гранаты со слезоточивым газом. Газовая атака продолжалась несколько часов. К счастью, погибли при этом немногие. Газ где-то находил выходы наружу и понемногу улетучивался. Наконец, немцы решили затопить подвалы водой. Подогнали паровоз с мощным насосом и с огромной силой начали пускать воду в подвал. Вот как описывал оборону подвалов его защитник А. Шихов:

– Мы освоились немного. В 10 часов немцы заняли вокзал. Слышали, сапоги сверху топают. В двери сказали: «Кто находится в подвале – немедленно выходить, иначе будете уничтожены. Вышла половина людей: пассажиры, железнодорожники. Солдаты остались. Ночь переночевали спокойно. Ночью появились старший лейтенант, политрук и старшина. Немцы с утра начали подходить к дверям, но командиры поставили бойцов и каждого срезали. Немцы все требуют сдачи. На второй день пустили не то дым, не то газ. Намочили платки (бак для отопления там) и дышали. Это продолжалось минут 40-50. Немцы пробовали гранаты бросать, но углы нас спасали.

На третий-четвёртый день начала поступать вода с разных сторон. Немцы шланги подтянули, из-под стен шла вода. В подвале несколько отсеков с перегородками. Вода заливала их последовательно, а мы отступали, отстреливались.

На восьмой день старший лейтенант, политрук и старшина пошли в разведку. И была слышна перестрелка. Они уже не вернулись.

Потом вода по горло. Решили сдаваться. Сначала вылезли на перрон двое гражданских и пошли через пешеходный мост. Нам видно, что их не задерживают. Потом вылезли мы, ещё трое, а за нами другие. По нам огонь. Положили – и в плен. Военных отделили и отправили на Тересполь. Девять дней сидели в подвале.

Его рассказ дополнил М. Мартыненко:

– Около 9–10 часов утра выбрались под навесной перрон. Первыми выползли я и Шихов. Взяв с собой куски разбитого кирпича, под видом рабочих по уборке территории мы вышли. Отошли уже на значительное расстояние, как вдруг три немца настигли нас с криком «Хальт!». Ударив нас прикладами, погнали к навесному перрону, где уже находились все гражданские, вышедшие из подвала... Взяв себя в руки, я повернул голову, посмотрел на нашу шеренгу. Только здесь я подсчитал, сколько нас оставалось. Нас было во второй группе 27 человек. Среди нас были две женщины, работницы дистанции связи: телеграфистка Тригер Мария и телефонистка Ольга Кривцова. Вид у нас был нечеловеческий. После почти четырёх суток в воде тело и руки были сморщенными, грязными, виднелись одни зубы и глаза. Все были истощёнными, обросшими, и потому казалось, что все мы похожи друг на друга…

Ждите загрузки ссылки для показа изображений!

фото под спойлером:

  • Drang nach Osten. Перед погрузкой в поезд
  • В зале ожидания Брестского вокзала
  • Венгры на Брестском вокзале
  • Защитники вокзала, плененные в июне 1941 г.
  • Место, где стояли пленные защитники вокзала
  • Немецкие войска ездили с комфортом
  • Немцы любили комфорт...
  • Первый допрос. Вокзал, июнь 1941 г.
  • Пленение советского бойца на вокзале
  • Пленные защитники возле здания вокзала
  • Пленные защитники вокзала
  • Предвоенное фото сотрудников линейной милиции
  • Прибывшие в Брест немецкие военнослужащие
  • Советские военнопленные на вокзале. Фото июня 1941 года

Это было 29 июня. До сих пор неизвестно, сколько защитников вокзала погибло при его обороне. Только в первый день обороны пало 17 милиционеров из линейного отдела. В плену погибли старшина Павел Баснев и лейтенант Николай Царев. 2 июля сумел вернуться домой начальник отделения Андрей Воробьев, но сразу же был выдан предателем, схвачен немцами и расстрелян…

По материалам интернет-портала «Фортификатион.ру»

Источник: Виртуальный Брест
Автор: Олег Карпович
историк
Виртуальный Брест



Система Orphus