Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

Владимир Коноплев о гандболе: "В Бресте все надежно"

11  Ноября 2015 г.  в 18:41, показов: 2499 : Разное: обо всём понемногу


Об этом интервью мы условились с председателем Белорусской федерации гандбола в подмосковном Новогорске. Наша сборная в экспериментальном омоложенном составе проводила там недавно спарринги против россиян. Разумеется, Владимир КОНОПЛЕВ был рядом. Оставлять без внимания столь интересные этапы становления своего детища не в его правилах. Цифры — ничья и поражение с разницей в два мяча — были отнюдь не главными итогами той поездки команды Юрия Шевцова.

Владимир Коноплев о гандболе: "В Бресте все надежно"

— Вспоминаю, как горели у вас глаза тогда, в новогорском зале. И рискну предположить, что ваше руководящее настроение сейчас на подъеме...

— Не понимаю выражения “руководящее настроение”.

— Это моя попытка задать разговору легкий оптимистичный тон.

— Ну, выражение глаз у меня там было, наверное, разным. В зависимости от событий на площадке. Горели они во время второго матча. Думаю, такой игре, какая была поначалу, позавидовал бы и основной состав сборной. Темп, качество обороны, комбинации и голы с разных точек зоны атаки — это была мощь. Хороший мировой уровень. И я гордился. А потом... Во втором тайме россияне перестроили защиту, и наши ребята сдулись. А я ходил и молчал. Перед игрой беседовал с Юрием Анатольевичем, знал, какие он ставил задачи. Наш тренер мог поменять тактику, выпустить других игроков. Но ему важно было пройти через трудности именно с этим составом — с прицелом на будущее. Поражение, понятно, огорчило. А еще расстроило поведение отдельных игроков. У них только пушок проклюнулся на щеках, а уже спорят с тренером. Ты потом разговаривай, а в игре выполняй все, что тебе велят...

— В последнее время в нашем гандболе стал гораздо продуктивнее использоваться российский вектор сотрудничества.

— И я этому не нарадуюсь. Вообще считаю, часто далеко ездить не надо. У нас такие соседи! За поляками надо тянуться. С россиянами уже играем на равных. Украинцев в рейтинге чуть опередили, но они всегда считались серьезной силой. Литовцы никогда простыми соперниками не были. Разноплановые команды — встречайтесь, играйте, тренируйтесь! И затраты не велики.

— Вы очень остро восприняли итог выступления сборной на чемпионате мира в Катаре. И задали тон острой дискуссии прямо там, на “круглом столе” в Дохе. Время как-то подкорректировало те оценки?

— Они не изменились. Абсолютно. Хотя, вероятно, я просчитался в том, что не ожидал такого негативного резонанса в свой адрес. Искренне полагал, что все — и журналисты, и специалисты, которые там присутствовали, — одинаково остро переживали то, что видели своими глазами. Знаете, у меня и у всех руководителей федерации было огромное желание, чтобы команда поборолась за выход на Олимпиаду. Возможно, мы хотели опередить время. Во всяком случае, когда в августе на юношеском чемпионате мира в Екатеринбурге беседовал с президентом ИГФ Хассаном Мустафой, он удивлялся: не понимаю, чем вы недовольны, восемнадцатое место в мире — очень высокий для белорусов результат. Но руководство нашего спорта да и страны оценило то выступление в Катаре с таким... жестким спортивным юмором. Там тоже полагали, что мы прорвемся в Рио.

— Вы ощутили обиду игроков сборной на те ваши жесткие слова?

— Думаю, что именно на меня никто не обижался. Знаю, что ребята в своем кругу расценили все так: Коноплев сильно расстроился, потому что никогда не бывал в таких переделках. А мне ведь просто хотелось, чтобы на каждый матч они выходили, как на последний. Возможно, так и было. Но я не заметил. И сказанное на том “круглом столе” было мнением не только моим, но и многих, кто там тогда находился. Мнением настоящих болельщиков. Взять мою реплику в адрес Бровко: “Ваня, ты играл так, как пел гимн”. Что в ней обидного? Особенно если послушать, каким тоном это сказано. Не буду вспоминать характеристики другим ребятам. Вот клубные руководители потом пообещали сделать их зубрами. Буду только рад, если это произойдет. А вообще я сохранил со всей сборной прекрасные отношения. Сейчас думаю, что в плане психологическом мы перед чемпионатом, скорее всего, переборщили с торжественными проводами и громкими словами. Но все постигается с опытом.

— Был ли после чемпионата мира надлом в ваших отношениях с Шевцовым?

— Могу ответить одной фразой: никаких надломов у нас не было и никогда не будет. Мы можем поспорить, но я никогда не обязывал Юру поступать так, как кажется правильным мне. В Новогорске тихо зашел в зал, и он меня не увидел. Подошел к команде и слышу его указание: сыграйте так, чтобы Коноплев не говорил, что мы бездельничаем. Из всех знакомых мне тренеров Шевцов самый классный. На него — наши большие ставки и надежды. Ситуация в сборной непростая. Часть команды сходит по возрасту или другим причинам. Там сейчас, как в армии: старики и молодые. Нужно хорошее единение. Чтобы старожилы были добрыми помощниками тренерам, учителями.

— Как вызревал решительный летний поворот в кадровой политике?

— Почему вы сказали “летний”? Все давно спланировано. Кто внимательно следит за развитием мужского белорусского гандбола, тот заметил: мы много сделали, чтобы не потерять поколение 94-го и 96-го годов рождения. Сейчас на подхвате уже 98-й. Шестое место “молодежки” на чемпионате мира в Бразилии — результат этой плодотворной работы. Ребята выросли. Молодежь начинает вытеснять из сборной тех, кто не вполне оправдал доверие. Есть такие, кто сразу влился в основной состав. Тот же линейный Артем Королек. Он блеснул в нескольких играх. Верю, в скором времени заявит о себе на левом краю Андрей Юринок. Леша Хадкевич — перспективный разыгрывающий, полусредний. Есть такие, кто мне очень нравится, но Шевцов по разным причинам привлекать их в сборную не спешит. Скажем, в Бразилии прекрасно проявил себя Глеб Гарбуз. Помните его виртуозный гол катарцам на последней секунде овертайма? В целом у нас в сборной выстраивается неплохая преемственность. И, повторюсь, очень важно, как старшие станут сотрудничать с молодыми. Ясно, что никто добровольно не сдастся в конкуренции. Но при этом Боре Пуховскому и Диме Никуленкову надо мудро принять Хадкевича. И так на каждой позиции. Не знаю, насколько растянется формирование новой команды. Но сейчас Шевцов на очень сложном этапе. Недавнее выступление на турнире в Венгрии это только подтвердило, хотя трагедии из проигрышей аргентинцам и венграм никто не делает.

— Учтете “сложности этапа” при постановке задач на январский чемпионат Европы?

— Там у нас группа очень серьезная. У хорватов никогда не выигрывали. Исландцев побеждали. Но, помнится, те были в ослабленном составе. Молодые норвежцы сейчас играют сильнее исландцев. Глянешь на рейтинг — мы в квартете аутсайдеры. Если вдруг выйдем из группы, это будет большим счастьем. Знатоки гандбола понимают, что чемпионат Европы намного сложнее чемпионата мира. И мы рады уже попаданию в финальный раунд. Задач, как в Катаре, там не ставим. Теперь главная цель — Олимпиада-2020. На нее и надо работать. Планово и спокойно. Но и тренер, и игроки понимают: без высоких мест на таких топ-турнирах в Токио не прорвешься. Поэтому каждая игра снова должна быть как последняя. Только никаких публичных обещаний и пышных проводов теперь не будет. Когда-то они были к месту, потому что мы впервые попадали в финалы, и это была большая радость. Сейчас такая радость превратилась в обыденность. И от нас требуют движения дальше и выше.

— При этом роль Шевцова стала значимее, его полномочия расширились. Он взял на себя и подготовку “молодежки”. Логика такого решения?

— Молодежная сборная — это ребята 96-го года рождения и моложе. Многие из них уже в обойме главной команды. При этом вызывать на ее регулярные десятидневные сборы легионеров и игроков БГК нет ни смысла, ни возможности. У брестчан насыщенный календарь и прекрасный клубный тренер. Слава богу, с Сергеем Бебешко и Александром Мешковым в отличие от былых лет Шевцов наладил полное взаимопонимание. В Бресте все надежно. И Юра может много и основательно работать с теми, на кого мы будем рассчитывать уже на пути в Токио.

— Вопрос был с подтекстом. Не отодвигаются ли при этом с игровой доски прежние молодые тренеры младших сборных, которых можно окрестить “поколением Шарейко”?

— Объясняю. Олег Шарейко, Вадим Лисица, Коля Зенько, их гродненские и гомельские коллеги сосредоточатся на юношеских сборных, игроки которых младше. При этом мы планируем, что Шевцов будет поочередно привлекать их к сборам взрослой команды, чтобы ребята трудились плечом к плечу с ним и учились. Они не должны быть подобием главного тренера. У них есть уже и собственный опыт. Но всегда полезно вникать в тонкости. Шевцов много сделал для становления Шарейко. Ведь он помогал ему на первых порах, выезжал на турниры, делал важные подсказки в ключевые моменты. Короче, молодых тренеров мы ничуть не зажимаем.

— Вам понравилось, как Шарейко и его штаб уже совершенно самостоятельно отработали нынешний бразильский “мир”?

— Конечно. Ну как может не нравится шестое место? Сборную Катара, которую они прошли в плей-офф, тренировал выдающийся испанец Валеро Ривера. И вот наши парни Олег Шарейко и Сергей Кострома его переломали! Жаль, игроки сильно устали в игре против катарцев и не успели восстановиться перед четвертьфиналом против немцев. Хотя и с ними боролись. А как шикарно они играли потом в “стыке” против испанцев! А ведь их засуживали тогда безбожно. Ах, как же я Мустафе забыл об этом рассказать? Разве можно так убивать игру? Это же молодежь!

— Удивляет, что в перечень своих управленческих намерений вы долго не включали проведение в Беларуси международных топ-турниров, хотя бы для сборных младших возрастов.

— Тому были причины. Во-первых, те же деньги. Во-вторых, уровень подготовки наших команд. Коли приглашать такой турнир, правильно будет, чтобы твоя команда в нем на что-то претендовала. Сейчас появились талантливые ребята. Есть стимул закрепиться молодежью на позициях, взятых в Бразилии. Плюс после хоккейного чемпионата мира осталась хорошая инфраструктура — арены, гостиницы. То есть финальный турнир можно легко провести в одном Минске. Но еще интереснее в целях популяризации распределить группы по городам. Подойдут Брест, Могилев, Гомель, Бобруйск. Короче, когда в Екатеринбурге Мустафа предложил нам забрать юношеский чемпионат мира в 2017 году, мне это показалось делом стоящим. Он, правда, спросил: сделаете все так же красиво, как россияне? Ответил: будете гостить и радоваться. Юрий Шевцов эту идею одобрил. А прежде чем оформлять заявку, я заручился поддержкой и первого вице-президента НОКа, и министра спорта.

— В отличие от других видов в белорусском гандболе не было ни одного случая натурализации игроков. Это принципиальная позиция БФГ или пока просто стечение обстоятельств?

— Вообще-то у нас самое позитивное отношение к иностранным гандболистам. В последние лет десять благодаря им похвально рос уровень конкуренции в национальных чемпионатах и результаты в еврокубках. Но для их натурализации нужны деньги, причем серьезные — доллары, евро. Чужие таланты дорого стоят. У федерации гандбола таких средств нет.

Но у нас есть другие богатства. Мы ведь далеко не все делаем для выявления ребят и девчат, которые могут играть в гандбол для родины. Сколько вокруг примеров! В Дании — пять миллионов жителей, в Хорватии — четыре, в Словения — два, в Исландии — триста тысяч. Все они в гандболе выше нас. Потому что лучше нас ищут свои таланты, а не завозят их со стороны.

— А еще они умеют беречь нажитое. У нас ведь воспитывают немало игроков добротного среднего уровня. Они могли бы поддержать конкуренцию в национальном чемпионате. Но рано уходят из спорта. Как это остановить?

— Ясно как. Создавать новые клубы. Мы в этом смысле не сидим сложа руки. Не стану прежде времени называть регионы и имена. Лучше сначала сделать, а потом сказать. Но пару лет назад предметно беседовал с одним губернатором. И получил согласие при скорой возможности запустить интересный клубный проект в мужском гандболе. Есть на примете регион с базовой школой, где возможен женский аналог. Так что скоро отправимся с моим замом Иваном Семененей к другому губернатору. Уже отработаны предложения по клубным бюджетам. Для начала они будут минимальны, в пределах трех миллиардов рублей в год. Этого хватит, чтобы обеспечить зарплату талантам среднего уровня, о которых вы тревожитесь.

— До вас долетают отголоски дискуссий о чрезмерной опоре на легионеров в том же БГК?

— Знаете, неправильно ставить на одну плоскость гандбол сборной и клубов. Время клубных команд, составленных из игроков одной страны, прошло. Совсем недавно обсуждали эту тему с Мешковым. Александр Анатольевич сказал, что мог бы создать БГК из одних белорусов. Я как глава федерации был бы этому, наверное, рад. Но ведь тогда клубу станет нереально далеко пойти на международной арене. Те же “Киль”, “Барса”, “Веспрем” — это же сборные мира. Они выиграют сегодня у любой национальной дружины. Поэтому ничего негативного в политике комплектования брестского клуба на вижу. Более того, в этом плане у меня есть большая мечта. Вернее, даже бизнес-проект, над которым работаю и который уже прошел согласование в отдельных государственных службах. Если благодаря ему у нас появятся средства, можно будет подумать о создании еще одной мужской команды элитного уровня.

— Вроде бывшего “Динамо”?

— Именно! Мне очень нравилась ситуация тех сезонов, когда за титул у нас спорили три клуба: “Динамо” и БГК, паритетно составленные из белорусов и легионеров, плюс СКА, который принципиально делал ставку только на белорусских игроков. Сейчас, мне кажется, важно собрать вместе неплохих ребят, которых мы раздали в Новополоцк, Могилев, Гомель, вернуть пять-шесть парней из-за рубежа. Плюс добавить к ним нескольких сильных иностранцев. В переговорах с ними, думаю, мог бы помочь авторитет Шевцова или, скажем, Сергея Рутенко.

— А каков, на ваш взгляд, сегодня репутационный вес нашего гандбола за рубежом?

— По-моему, на клубном уровне страну достойно представляют и БГК, и СКА. Армейцы не так давно выиграли третий по значимости евротрофей — Кубок вызова. Мы всех соперников заставляем с собой считаться. На предыдущем чемпионате Европы пропустили от французов под сорок мячей — но ведь и сами им тридцать забросили, дрались! Понимаю условность сравнений и разницу специфики, но все же скажу, что недавно оказался на футболе в Борисове. Это когда БАТЭ за восемьдесят минут ни разу не ударил по воротам “Барселоны”. Представляю, сколько же там надо работать, чтобы сравняться с грандами в мастерстве. В этом смысле наш гандбол смотрится на внешнем фоне... ну, как-то элитнее. Мы ближе к хоккею с его достойными местами на чемпионатах мира и в КХЛ. А за футболистов даже расстроился. Желаю им быстрее подняться в рейтингах, болею за сборную и Сашу Хацкевича.

— Вы часто гостите в Бресте на матчах Лиги чемпионов...

— Езжу туда смотреть не только на БГК. Мне интересны и соперники, их игра, уровень. А еще полезно бывает посмотреть, как брестчане работают с публикой. В этом отношении клуб имени Мешкова совершил настоящий прорыв. По антуражу матчей, атрибутике, оформлению зала БГК переплюнул сборную. Штат федерации выглядит здесь слабее менеджеров БГК. На многое нужны деньги. Но есть находки и решения, где необходимы просто выдумка и талант организаторов. Поставил задачи своим подчиненным. Посмотрю, как они с ними справятся.

— Как встретили новость о возвращении в Беларусь тренера Бебешко?

— С радостью. В отношении к Сергею у меня никогда не было негатива. Он хороший специалист. Скажу сразу, что мне и хорват Желько Бабич во главе БГК как-то нравился. С ним было интересно общаться. Скажете, что у него белорусы на скамейке засиживались? На это отвечу, что своими глазами видел: изначально он дал равные шансы проявить себя всем. А когда убедился, что некоторые наши не тянут наравне с бапканцами, тогда и усадил. Это конкуренция. А Бебешко... Он хорош для нас тем, что по духу тренировок очень близок к Шевцову. За функциональную подготовку брестских сборников теперь можно не беспокоиться. Это важно. Помню, когда Юрий Анатольевич только принял сборную, он повез ее на турнир в Германию. И там не удалось конкурировать даже с клубами второй бундеслиги. Сил хватало максимум на двадцать минут игры. А сейчас в этом компоненте наши парни на равных со всеми. Мне, кстати, сильно нравится еще один брестский новичок — этот огромный латвиец.

— Дайнис Криштопанс...

— Сразу видно, что и человек он добрый, хороший, и пользу на площадке большую приносит. Но я всегда слушаю специалистов. Так вот, Шевцов мне на днях сказал: чтобы заиграть лучше, БГК необходимо доукомпектоваться. Прямо этой зимой.

— В прежних интервью вы всегда последовательно проводили мысль: спорт, как и культура, как и сельское хозяйство, — это такая сфера жизни страны, где не обойтись без дотаций.

— Да, убежден, что без государственной поддержки спорта у нас не будет. Каждый человек приспособлен для чего-то главного. Бизнесмены — для бизнеса, спортсмены — для спорта. А сделать из спортсменов бизнесменов — такое редко получается. Тем более в гандболе. У нас нет миллионных вложений от мощных спонсоров, массового поклонения народа. Мы в этом смысле нищие. Нам хотя бы по рукам не давали! А то ведь звучат соответствующие указания: самостоятельно зарабатывать, самоокупаться. У нас есть предприимчивые и инициативные директора клубов. Я им сразу пообещал: ищите возможности, будут прозрачные проекты — пойду за поддержкой на самый высокий уровень. И вот приходит с идеями Павел Галкин из СКА. Я раз взялся ему помогать — дали по рукам. Еще раз — то же самое. Беда в том, что денежные места давно разобраны. И не нами. Иногда просишь на высоком уровне поддержать генеральных директоров предприятий, которые готовы с нами сотрудничать, просто проявить интерес к их продукции. Так и это все в низах вязнет. Очень трудно. Федерация-то не спит. Стараемся как можем. Вот посмотрю, как задуманный нами проект заработает. Он ведь способен не одному гандболу помочь. Все зависит от того, какую долю прибыли нам оставят. Ставлю вопрос так: хотя бы часть... Но, повторюсь, не будет государственных дотаций — и спорта не будет. Конечно, при этом не должно быть накрученных сверхзарплат, особенно у спортивных чиновников. Мы должны жить достойно, но не жировать. И помнить, что в любом случае живем-то за счет налогов, которые платят все, кто за нас болеет.

Источник: БГК им. Мешкова



Система Orphus