Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

Ветхое жилье жители не могут приватизировать из-за его баснословной стоимости

3  Апреля 2015 г.  в 09:43, показов: 5017 : Недвижимость


Ситуация, которая сложилась в деревне Яечковичи Ивановского района, настолько парадоксальна, что ставит в тупик и жителей деревни, и местные власти. Уже несколько лет сельчане пытаются приватизировать дома, построенные еще в конце 80–х. Они до сих пор являются государственной собственностью, и именно поэтому порядком обветшавшие здания оцениваются не по реальной, а по первоначальной стоимости. Вот и вышло, что далеко не самые презентабельные коттеджи в глубинке стоят чуть меньше однокомнатной квартиры в Бресте. И даже президентский Указ № 524, по которому можно оценить жилье по рыночным ценам, в этом случае не дает такой возможности.

Ветхое жилье жители не могут приватизировать из-за его баснословной стоимости

Если жители Яечковичей не приватизируют дома, улицы деревни скоро окончательно опустеют

Перед развалом СССР в Яечковичах построили самый настоящий по современным меркам агрогородок — жилье для работников местного свинокомплекса. Условия работы тяжелые, зато дома — комфорт. Асфальтированные дороги, столовая, центральное отопление, для чего проложили пять километров теплотрассы. Строило все это государство, а потому после развала Союза, когда хозяйство стало акционерным обществом, дома остались собственностью района в оперативном управлении ОАО «Боровица».

В 90–е сказка постепенно превращалась в недобрую быль. На капремонт денег у государства не хватало. Собственные силы, чтобы содержать дом, были не у каждой семьи. Теплотрассу обрубили, жильцам поставили печки. Местная модульная котельная, которую сдали в 2010 году, отапливает только школу, сад и несколько коттеджей. Во многих домах теперь температура зимой не превышает пяти градусов.

Мария Оробей, пенсионерка, проработавшая в «Боровице» долгие годы, ведет меня в свой покрытый плесенью дом. Крыша здесь давно протекает, вода капает прямо на счетчик. Наружная стена дома Марии Карпович — вдовы, воспитывающей двоих детей, в прямом смысле слова трещит по швам. Картина для этих трущоб типичная. На месте покупателя я бы за такую «хижину» не дал и пяти тысяч долларов. А вот жильцам, желающим их приватизировать, насчитали от 20 тысяч и выше... Мария Оробей, например, должна выплатить 304 миллиона рублей. При пенсии в два с половиной. Мария Петрошевич, мать шестерых ребятишек, — 320 миллионов. И это не предел. У некоторых цена доходит и до 500 с лишним миллионов... Таких домов здесь более 20. Староста Яечковичей Наталья Разувалова говорит, что через несколько лет деревня просто опустеет:

— У нас уже несколько домов пустуют. Люди покупают за несколько тысяч долларов обычные сельские дома, еще пару вкладывают в ремонт, но хоть живут в тепле.

Другого выхода власти пока не видят. Заместитель председателя Ивановского райисполкома Виталий Клышко готов эти дома отдать даром, да закон не позволяет:

— Конечно, люди, отдавшие столько лет своей работе, заслужили право на собственное жилье. И я говорю комиссии: делайте цену максимально низкой. Мы проводили ежедневные совещания. Увы... Наши дома — это госжилфонд. Все считается из их начальной стоимости по бухгалтерским документам. Если бы дома находились в ведомстве ОАО, например, можно было бы дать им коммерческую оценку. Для нас это тоже головная боль, ведь фонд — государственный. Он ветшает, требует ремонта.

К слову, более добротные дома постройки второй половины 90–х в Яечковичах стоят намного дешевле, чем дома 80–х, опять–таки исходя из первоначальной оценки. Но цена выставляется исключительно на основе бумажек. Без всякого здравого смысла. Виталий Клышко считает, что вопрос нужно решать на законодательном уровне:

— Какая оценка в 500 миллионов рублей в деревне! Неужели нельзя принять решение, которое позволяло бы государству оценивать жилье по коммерческой стоимости?

Ветхое жилье жители не могут приватизировать из-за его баснословной стоимости

Заплесневевший дом пенсионерки Марии Оробей оценен в 304 миллиона

Нормативный документ есть. Указ Президента № 524 о приватизации государственных жилых помещений, вступивший в силу 16 ноября. Однако в этом случае он не работает. Виталий Клышко объясняет почему:

— В указе прописано, что если мой дом стоит 100 миллионов, а рядом аналогичный — 200, то комиссии по приватизации можно заказать рыночную оценку такого жилья и выбрать меньшую стоимость. Но у нас во всем районе нет аналогичных домов с более низкой стоимостью. В самих Яечковичах тоже особой разницы в первоначальной стоимости нет.

Самое интересное, что все это объясняется вполне логично. Начальник отдела районного ЖКХ Галина Бегель говорит: государство не занимается торговлей жильем, ему нужно компенсировать деньги, которые оно вложило и в дома, и в последующее их сопровождение. А цена выросла и продолжает расти из–за постоянного изменения индекса цен 1991 года.

Сейчас в райисполкоме ищут варианты, чтобы все–таки снизить стоимость приватизации. А людям, до сих пор работающим в хозяйстве, и тем, кто отдал ему долгие годы, не до бюрократических тонкостей. Им нужен результат. Они просто хотят быть уверены, что под старость не останутся без своего угла. И, замечу, никто не требует дармового жилья. Его готовы выкупать даже при невысоких доходах. Но не по таким заоблачным ценам.

МНЕНИЕ ПО ПОВОДУ

Заместитель председателя Брестского облисполкома Николай Токарь:

— Яечковичи — не один такой прецедент. Да, оценка домов получилась дорогая, люди суетятся. Но это хорошие, добротные домики. Внутри — паровое отопление. Правда, сегодня центральная котельная там не работает... Но жилье стоит денег, больших денег. И здесь можно рассуждать по–разному. Просто, конечно, одним махом все продать. Но руководитель сельхозпредприятия знает, что когда дом служебный — человек держится за работу. А как только приватизировал дом — собрался и уехал искать работу в другом месте. А работы и на селе хватает. Мы просто забыли, что село — своеобразная сфера, и там надо работать с утра до ночи. Поэтому и пытаемся закрепить через жилье кадры на селе.




Система Orphus