Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

Партия сказала: «Надо...» 1939 год...

27  Ноября 2009 г.  в 10:25, показов: 3319 : История города Бреста

Партия сказала: «Надо...» 1939 год...

Тем, кто в рядах КПЗБ боролся за воссоединение Белоруссии, годами находился в польских тюрьмах, но не отказывался от собственных убеждений, активным противостоянием чуждой государственной системе приближая дату 17 сентября 1939 года, посвящено множество научно-исторических исследований, газетных и журнальных статей. В преддверии 70-летнего юбилея области стоит рассказать и о новых жителях западных границ того времени - «восточниках», которые, кто по указанию свыше, а кто и по велению сердца, срываясь с насиженных мест, жертвуя привычной размеренной жизнью, налаженным устроенным бытом, ехали в неизвестность...

«Великое переселение кадров»

Сколько их было, «восточников», прибывших на Брестчину в короткий двадцатидвухмесячный промежуток между началом двух войн - Второй мировой и Великой Отечественной? Точную цифру установить уже вряд ли удастся: военное лихолетье не щадит ни людей, ни бумаги... Одно можно утверждать смело - счет шел на тысячи коммунистов, комсомольцев и беспартийных...

В Государственном архиве Брестской области хранятся уникальные документы - папки, содержащие сведения о гражданах Страны Советов, сменивших прежние места жительства и должности на предписанные державой новые. Жить и работать «новичкам» предстояло, в прямом смысле слова, в особых условиях, поэтому и отбор кандидатур осуществлялся более чем тщательно...

Даже по сохранившимся данным можно представить себе грандиозный размах «великого переселения кадров». Список работников, приехавших из восточных областей на работу в город Брест за 1940 год, - 82 пронумерованных листа хрупкой кальки, - предваряет документ следующего содержания: «Брестский ГК КП(б)Б высылает затребованные отделом кадров ЦК КП(б)Б списки на всех товарищей, присланных на работу в город Брест по линии ЦК КП(б)Б, наркоматов и других организаций. В списки включены члены ВКП(б) - 460 человек, кандидатов ВКП(б)Б - 211 человек, членов ВЛКСМ - 358 человек и беспартийных - 194, всего 1223 человека». Помимо этого списка, существовал и другой - сугубо партийно-комсомольский, на 36 листах большего формата, согласно которому по состоянию на 1 октября 1940 года в город над Бугом прибыли 991 член ВКП(б) и КП(б)Б либо кандидат в члены партии и 795 комсомольцев. Оба списка - дела за подписью секретаря ГК КП(б)Б Вержбаловича, как значится на титульных листах, были начаты и закончены в один день - 1 октября 1940 года, а ведь «кадровый вопрос» продолжал решаться на приграничье и после указанной даты, и не только в самом Бресте...

«Партия сказала: «Надо...»

У каждого из приезжих была своя причина переезда в приграничный Брест. Самая распространенная - направления, которые выдавались Политическим управлением Западного фронта, СНК БССР, ЦК ЛКСМБ, народными комиссариатами Советского Союза... Больше всех «восточников» - партийные и не только кадры - командировал на западные рубежи Страны Советов Центральный Комитет Коммунистической партии большевиков Беларуси. Партия сказала: «Надо» - и люди, чьи знания, опыт, специальность требовались на освобожденных Красной Армией территориях, начинали собирать чемоданы...

Предписания свыше круто меняли судьбы не только самих направленцев, но и их родных и близких. Именно поэтому в графе «кем командирован» (название наркомата, учреждения) нередко писали «по семейным обстоятельствам». Директор хлебопекарни города Лепель Иван Семенович Малышков, назначенный на новом месте директором пригородного хозяйства военторга, оказался в Бресте «в связи с переводом жены». Супругам переселенцев старались предоставить равноценную работу: статиста отдела кадров Сталинградского РК ВКП(б) Марию Михайловну Хахулину, например, назначили инспектором советского строительства Брестского горисполкома, начальника секретной части Смоленска Марию Ивановну Прошину - начальником спецотдела, жительницу Каширского района Московской области, преподавателя истории Варвару Павловну Голоулину - учительницей истории брестской школы № 2, директора гостиницы города Орша Наталью Тимофеевну Никанорий - директором гостиницы в Бресте. Однако попутно имели место и иные факты, когда по приезде женам «восточников» приходилось работать не по специальности, осваивать новый для себя род занятий. Так, женработник при кондукторском резерве станции «Минеральные Воды» Мария Ильинична Судакова «переквалифицировалась» в заведующую ларьком, председатель Совета депутатов города Орла Екатерина Алексеевна Гришина, приехавшая по месту жительства дочери, - в культработника артели «Стахановец». Поднимать уровень культуры в другой местной артели - «Красный мебельщик» - довелось и бывшему педагогу воспитательного детприемника НКВД Смоленска Паше Абрамовне Кобрусевой, чей муж, как и тысячи других мужей, прибыл перед войной на Брестчину.

Безусловно, главной руководящей и направляющей кадры инстанцией в межвоенный период являлась Коммунистическая партия. В то же время утверждение о том, что массовый переезд «спецов» с востока на запад осуществлялся исключительно по указанию сверху, не совсем верно. Агитация и пропаганда делали свое дело, многие действительно собирались начать на новом месте новую жизнь, связывая с переездом в западное приграничье определенные надежды. Поэтому были в рядах переселенцев-«восточников» и отставные военные, и демобилизованные из Рабоче-Крестьянской Красной Армии, и добровольцы-женщины - те, кто переезжал по собственному желанию. Среди них старший инспектор по качеству молочной продукции Свердловска Софья Степановна Харитонова (в Бресте она получила должность инженера облмаслопрома), член правления по заготовкам города Белярска Вера Ильинична Коптюк, назначенная по приезде заведующей книжным отделом, и другие.

Были приезжие - стали свои...

Статистика утверждает: в 1939 году население Бреста составляло 41,4 тысячи человек, а в 1940-м - уже 68,8 тысячи. Двадцать семь тысяч всего за год, прирост солидный - такое возможно только при бесперебойном постоянном «снабжении» города прикомандированными людьми, в данном случае - «восточниками». Но нужны ли они были городу над Бугом в таком количестве, ведь, помимо трудоустройства, такое широкомасштабное переселение порождало массу новых проблем - от поисков жилья до обеспечения приезжих всем необходимым?!

Ответ на этот вопрос подсказывает ситуация, которая сложилась на тот момент на освобожденных территориях. От представителей прежней польской власти каждую минуту можно было ожидать различного рода провокаций. Однако установление советской власти в максимально сжатые сроки здесь не предполагало лишь смену «верхушки» руководства и обеспечение общественного порядка - новый строй должен был как можно скорее заявить о себе устойчивым развитием социальной инфраструктуры, успешной работой промышленности. Поэтому во избежание возможных диверсий и сбоев сюда направлялись не просто руководящие кадры или специалисты для той или иной отрасли, а прежде всего люди проверенные, приверженные идеям советской власти и тем политическим, экономическим и социокультурным преобразованиям, которые ею проводились.

В хорошо отлаженной работе гигантского распределительного механизма были задействованы десятки «шестеренок» всесоюзного и республиканского уровня: Наркомздрав, Наркомпрос, Наркомторг, народные комиссариаты местной промышленности, связи, автомобильного транспорта, управление по делам искусств, Белкоопсоюз... При этом каждое задействованное ведомство, организация использовали метод, который можно условно назвать принципом всеохватности - командировало на Брестчину по возможности больше своих специалистов, чтобы как можно полнее «охватить» конкретную отрасль на новом месте. Направления, к примеру, народного комиссариата финансов СССР, помимо начальника налогового сектора, получали старший налоговый инспектор, старший контролер-ревизор и его подчиненные, налоговые ревизоры, инспектора и ревизоры госдоходов.

Как известно, после строительства в конце XIX века железнодорожных магистралей «Брест - Варшава», «Москва - Брест», «Киев - Брест» и «Брест - Гомель» город над Бугом превратился в крупнейший транспортный узел. В сентябре 1939 года, после «перекраивания» государств и границ, его значение еще больше возросло. Неудивительно, что на железной дороге упомянутый выше принцип всеохватности применялся особенно активно: в Брест по направлениям НКПС съезжались специалисты управлений Московской, Горьковской, Оренбургской, Ворошиловской, Ярославской, Рязанско-Уральской железных дорог, которые назначались мастерами, осмотрщиками и приемщиками вагонов, слесарями и инспекторами вагонных мастерских, машинистами и паровозными диспетчерами, инструкторами буксосмазочного хозяйства... Команда вохровцев - военизированной охраны железной дороги - также формировалась из «восточников».

Повсеместное использование на освобожденной территории Брестчины приезжих кадров было мерой вынужденной, но необходимой. Впрочем, «восточники» быстро втягивались в работу и так же быстро становились своими, местными...
Евгений ЛИТВИНОВИЧ 




Система Orphus

Оставить свой комментарий можно после
регистрации на сайте или в чате Telegram