Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

Чем закончится "утилизационный роман" для начинающего писателя?

21  Августа 2014 г.  в 12:52, показов: 4811 : Граница, таможня, пограничники

Чем закончится "утилизационный роман" для начинающего писателя?«Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса!» - тому, с какими драматическими интонациями и удручающей эмоциональностью с недавних пор мой собеседник произносит известную фразу из легендарного советского фильма, может позавидовать любой профессиональный киноактер. Впрочем, Константину – жителю областного центра, семьянину, воспитывающему двоих несовершеннолетних детей, - сейчас явно не до игр или попыток произвести на себя «правильное» впечатление. Приобретение автомобиля, который еще со времен Ильфа и Петрова является не роскошью, а средством передвижения, грозит его семье самыми серьезными последствиями финансового характера.

Историк по образованию, Константин Мороз удачно дебютировал на литературном поприще, издав в прошлом году пятитысячным тиражом в издательстве «Народная асвета» роман «Восхождение к трону», повествующий о противостоянии в борьбе за верховную власть династий Понятовских, Радзивиллов и Чарторыйских. Реальная жизнь оказалась куда прозаичнее дел давно минувших дней – начинающего писателя обязывают выплатить за приобретенный им автомобиль утилизационный сбор в сумме, в полтора раза превышающий стоимость покупки. Причем задолженность с каждым месяцем растет.

Вкратце ситуация, в которой оказался Константин, выглядит следующим образом. С 1 марта нынешнего года в отношении отдельных видов и категорий транспортных средств Указом Президента №64 введен утилизационный сбор. Менее чем через неделю после его вступления в юридическую силу, 6 марта, Константин Мороз приобрел автомобиль «Ауди-100» 1992 года выпуска, зарегистрированный на транзитных номерах Российской Федерации, оформив сделку купли-продажи с представительницей вышеупомянутой страны посредством заключения счета-справки. С целью уплаты полагающегося, согласно законодательству, утилизационного сбора покупатель и продавец прибыли в РУП «Белтаможсервис», где им сообщили величину соответствующей суммы в размере 814500 рублей.

Деньги по нынешним меркам небольшие, и Константин их заплатил без проволочек. В подтверждение законопослушности на руки ему выдали документ, отражающий исчисление и уплату утилизационного сбора, оригинал которого вместе с прочей необходимой документацией был сдан в Государственную автомобильную инспекцию. Казалось бы, никаких проблем, в принципе, возникнуть больше не должно, но...

Менее чем четыре месяца спустя, в июле, на дом к новоиспеченному владельцу авто пожаловал почтальон, принесший конверт из Брестской таможни, содержавший решение о взыскании... утилизационного сбора и пеней, согласно которому изначально для исчисления был применен неверный коэффициент, поскольку приобретение транспортного средства состоялось на территории Республики Беларусь. На этот раз планка сбора поднялась до поистине астрономических величин – 44 миллионов 37 тысяч трехсот рублей (величина непосредственно сбора) плюс (на тот момент 2 миллионов 359 тысяч 53 рублей просрочки – пени по состоянию на 18. 06. 2014 года).

«Переквалификацию» необременительного для кошелька коэффициента 0,15 к базовой ставке утилизационного сбора на неподъемный коэффициент 8,26 в ответном письме Брестская таможня поясняет уже упомянутым выше доводом – автомобиль приобретался в Беларуси. Новому владельцу «Ауди» пригрозили взысканием с него полной суммы в судебном порядке, что и сподвигло Константина на дальнейшие ответные действия.

- Я ведь не против оплаты утилизационного сбора – но в разумных пределах. Знаю, что в Европе он составляет максимум несколько сот евро. Я за этот автомобиль заплатил 32 миллиона белорусских рублей. Получается, из-за чьей-то ошибки меня вынуждают не только выплачивать просрочку – пеню, но и вообще раскошеливаться на нереальную сумму – больше, чем стоит сам автомобиль. Пришлось обращаться к услугам адвоката, и он посоветовал: если в отношении меня появится дело, я буду вынужден подавать встречный иск, – рассказывает Константин Мороз.

Держать оборону потерпевшая сторона пытается, забаррикадировавшись за толщами юриспруденции уже состоявшегося де-юре и де-факто Таможенного союза. «Согласно абзацу 4 подпункта 1.3 пункта 1 Указа Президента Республики Беларусь утилизационный сбор взимается в том числе с транспортных средств, ввезенных с территорий государств – членов Таможенного союза и подлежащих государственной регистрации на территории Республики Беларусь в соответствии с ее законодательством. Однако мое транспортное средство было ввезено в нашу республику гражданкой Российской Федерации, а, значит, не подлежало государственной регистрации на территории Республики Беларусь. Кроме того, согласно абзацу 1 подпункта 1.7 пункта 1 того же Указа, его действие не распространяется на транспортные средства, выпущенные в свободное обращение до вступления в силу данного документа. Моя «Ауди-100» была выпущена в свободное обращение на территории Российской Федерации, входящей в Таможенный союз не позднее 2013 года, что подтверждается свидетельством о регистрации транспортного средства, соответственно от уплаты утилизационного сбора я вообще должен быть освобожден», - поясняет изрядно поднаторевший в распутывании законодательных хитросплетений Константин Мороз.

Он уверен: в подобной ситуации оказался не один – как минимум в таком же незавидном положении могут оказаться и другие. Основания к этому – возможность трактовки некоторых положений законодательства разными сторонами, соответственно, по-разному. То бишь как правыми, так и виноватыми, в равной степени могут оказаться обе стороны конфликта. Для установления непреложной, неопровержимой истины остается лишь одно -  дальнейшее совершенствование нормативно-правовой базы.

На данный момент у Константина нет ни желания, ни финансовых возможностей выполнять новые требования Брестской таможни. «За каждый просроченный день неуплаты долг возрастает примерно на 25 тысяч белорусских рублей, следовательно, за месяц набегает от 700 до 800 тысяч. Выплатить же все сразу не представляется возможным  - даже если продать машину по той же цене, надо все равно где-то найти еще миллионов 15 – 20», - констатирует незадачливый автомобилевладелец. К моменту обращения в редакцию нашей газеты он направил обращение в Администрацию Президента Республики Беларусь и теперь ожидает ответа. Остается надеяться, что приемлемый для обеих сторон консенсус все же будет достигнут, и непридуманный автомобильно - утилизационный «роман» для начинающего писателя Константина Мороза завершится классическим хеппи-эндом. 

Автор Евгений ЛИТВИНОВИЧ, газета Заря