Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

5 октября свой профессиональный праздник отметили работники уголовного розыска

7  Октября 2009 г.  в 15:49, показов: 2591


Вспомним, в советском кино милиционер Грищенко из «Зеленого фургона» - детектива о 20-х годах прошлого века - во главу угла работы уголовного розыска ставил сбор вещественных доказательств. Глеб Жеглов в послевоенные годы делал ставку на свидетеля, который должен быть практически у каждого преступления, а «ментам» 90-х в сериале «Улицы разбитых фонарей» почти в каждой серии помогали эксперты-криминалисты и агентура. Киношных оперов нашего времени нередко выручают цифровые технологии: камеры и диктофоны в мобильных телефонах или Интернет.

И все-таки главным помощником сыщика по-прежнему остается описанный еще Конан Дойлем дедуктивный метод, так что без богатого интеллекта ничто из вышеперечисленных средств к раскрытию преступления не приведет - как на экране, так и в жизни. И, несмотря на огромную разницу между киносценарием и реальностью, этот фактор их объединяет. В остальном действительность, пожалуй, даже интереснее.

Что остается за кадром

О том, что ни один детектив не отражает даже трети работы отдела уголовного розыска, можно говорить с абсолютной уверенностью. Зачастую герои книги или фильма - один или несколько сотрудников милиции, ищущие хитрого преступника по горячим следам. В конце, как правило, происходит эффектное задержание злодея.

Между тем только в уголовном розыске Ленинского РОВД Бреста служит 25 человек: опера и старшие оперуполномоченные. Делятся они на три подгруппы: линейные, зональные и так называемая группа розыска. Первые распределены по линиям ответственности. Одни отвечают за кражу и разбой, другие - за угон автотранспорта и так далее. Самая серьезная линия - раскрытие убийств, так называемый «убойный отдел».

Зональные опера отвечают за конкретную территорию, например, кто-то - за «Речицу», кто-то - за «Граевку». Под их контролем находятся все ранее судимые личности, притоны - словом, социально опасная среда. Разумеется, в раскрытии любого преступления линейные опера постоянно взаимодействуют и с зональными, и с группой розыска. У последних обязанность - найти преступника или подозреваемого, подавшегося в бега. Впрочем, найти вора или убийцу - полдела. Важно доказать его вину, тогда преступление можно будет считать раскрытым. Только вот сделать это не всегда просто.

Дело серпуховского маньяка

Пару лет назад в подмосковном Серпухове был задержан маньяк, которому было предъявлено обвинение в похищении, изнасиловании и убийстве женщин как в Питере, так и в Подмосковье. Кровавый след преступника тянулся из Бреста. А началось все с того, что по территории Ленинского района города прокатилась волна жестоких нападений на женщин. Почерк один и тот же. Маньяка искал весь уголовный розыск РОВД. Отрабатывались все варианты, однако вычислить садиста было непросто: на женщин он нападал сзади, в сумерках, так что опознать его было невозможно. Отпечатки пальцев маньяк тоже не оставлял.

Зацепка появилась неожиданно: на потенциального преступника обратил внимание сожитель одной из потерпевших. Оперативники стали присматриваться к нему, для начала изучили биографию молодого человека.

- Вскоре мы пришли в ужас, - рассказывает заместитель начальника УГРО Ленинского РОВД Иван Федорук. - Парень стоял на учете в психоневрологическом диспансере. В 14 лет он удрал в Германию, хотя как он попал туда, мы до сих пор не понимаем. Оттуда его экстрадировали, он побыл в Бресте месяц и снова удрал. За границей этот молодой человек сильно набедокурил и отсидел в местной тюрьме. В общем, биография вполне подходила для потенциального маньяка.

Началась отработка связей и контактов подозреваемого, оперативникам пришлось в буквальном смысле слова жить его жизнью, дабы изучить каждый шаг. Как большинство маньяков, этот был хитрым, изворотливым, мало с кем контактировал, так что доказать его причастность к серии нападений было не так-то просто. Сбор косвенных улик длился довольно долго, но когда операция по его задержанию была подготовлена, маньяк, словно почувствовав, что дело пахнет жареным, удрал в Россию. Наши опера отправили россиянам ориентировку на преступника, но те спохватились только когда тот начал орудовать под Серпуховым.

Горячий след

А классическим киношным вариантом раскрытия преступления по горячим следам можно считать прошлогоднее убийство матери с дочкой рецидивистом из Каменца. Его задержали в тот же день, но работа для этого потребовалась достаточно серьезная.

- Представьте, приезжаем по вызову, обнаруживаем два трупа с признаками насильственной смерти, - говорит Иван Федорук. - Начинаем опрашивать соседей: кто что видел, кто что слышал. Кто-то из них говорит, мол, приходил к убитым молодой человек, некто Дима, вроде бы недавно освободившийся из колонии. Уже есть зацепка. Начинаем «пробивать» по базе данных Дим, недавно освободившихся из мест лишения свободы. Нашелся один в Каменце. Тут же связываемся с РОВД, «пробиваем» на него досье. Попутно выясняем, что из квартиры пропал мобильный телефон. Сразу ясно, у кого он. Наш сотрудник звонит на номер, там поднимает трубку Дима, оперативник начинает изображать пьяного, тянет время. Убийца сообщает, что он на Граевке, ему не до разговоров. Однако мобильный уже запеленгован: Дима не на Граевке, а в Каменце. Срываемся и летим в Каменец. Понимаем, что нельзя терять ни секунды. Параллельно наши коллеги из местного РОВД уже ищут Диму по всем притонам. Самого преступника не нашли, но есть зацепка: стало известно, что тот ищет автомобиль, дабы удрать из области. Времени совсем не остается. Находим порядочного гражданина, который должен нам подыграть. Он предлагает маньяку помощь. Дима соглашается, ну а дальше капкан захлопывается. Брали его сами, как в 98 из ста случаев, - на вызов ОМОНа времени не было.

Рутина

Впрочем, подобные боевики разыгрываются не часто. Так что главное оружие опера - не столько «Макаров», сколько авторучка. На каждое преступление - гора различных бумаг: отчетов, заявлений, докладных... А теперь представим: на 25 оперативников РОВД сегодня зарегистрировано свыше 300 нераскрытых преступлений. И большинство из них не сюжет для детектива. Это кражи мобильных телефонов - 30 - 40 процентов или воровство из автотранспорта - словом, картинка отнюдь не яркая.

Неудивительно, что начинается рабочий день опера в восемь утра, но раньше восьми вечера, как правило, не заканчивается. При этом если повезет, только один выходной в неделю. Многие из УГРО уходят, просто, чтобы сохранить семью, - приходящего мужа не каждая женщина вытерпит. Но большинство все-таки остается. Здесь служить - надо быть фанатом своего дела.
 

Александр МИТЮКОВ
 

 




Система Orphus