Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

"Налякайтэ його, шо-нэбудзь зробытэ"... один день с сельским участковым

11 26  Января 2014 г.  в 19:06, показов: 4704 : Виртуальная экскурсия


Мы на кухне небольшого дома в деревне Ратайчицы Каменецкого района. Старший участковый сидит за столом, оформляет заявление, я замер в дверном проеме, 82-летняя бабушка рыдает, прислонившись к печи. Пожилая женщина в истерике, от которой не может отойти последние десять минут. Примерно в таком же состоянии была она и тогда, когда позвонила на мобильный старшему участковому Василию Балановичу и попросила приехать. Как раз, когда мы выехали на служебных "жигулях" из райотдела.



"Сын трэбуе и трэбуе з мэнэ гроши. Пока свято было, то мовчала… Заложив права на 600 тысяч и до мэнэ: "Дай гроши". Ну откуль в мэнэ грошы? Я два мильёны тыя получаю. Сення крычав на мэнэ, взяв и в стенку товкнув", - взахлеб рассказывает пенсионерка.

Ее сын, 52-летний Владимир (он же Поплавок, из-за любви к рыбалке. - Прим. автора) ростом под метр девяносто, примерно полтора месяца назад был, можно сказать, примерным сельчанином – работал трактористом, хорошо зарабатывал, год не пил. Трудился сутками напролет, пытаясь работой отвлечь себя от алкоголя. Бросил сам, без кодирований и лечебно-трудового профилактория (ЛТП). За все время завязки ни капли в рот не взял. А в конце ноября сорвался, ушел в запой. Деньги, заработанные за год трезвости, пропил быстро и начал "трясти" маму, с которой жил.

"Шо вин тыко нэ робыв зо мною. Як вин тыко на мэнэ вжэ нэ говорыв", - не унимается женщина и перечисляет нецензурные слова, которыми щедро осыпал ее перед уходом сын. Участковый Василий продолжает писать.



Как только Владимир ушел в запой, он снова стал головной болью для Василия. Тех, кто пил, пьет и, скорее всего, будет пить, на его участке хватает. Не помогают ни штрафы, ни принудительное лечение в ЛТП. После года "сухости" бывшие ЛТПшники вновь берутся за старое. За несколько лет работы на памяти участкового только один случай, когда принудиловка вылечила человека – после года профилактория одна женщина уже несколько лет живет без алкоголя, устроилась на работу, вернула себе детей. Для других "санаторий" прошел мимо. Тем не менее, как пояснил Василий Иванович, с некоторыми задачами ЛТП все же справляется. Во-первых, и соседи, и семья алкоголика получает один год передышки. Во-вторых, после профилактория буйные, как правило, становятся спокойными – пугает идея провести еще 12 месяцев без спиртного. Поэтому стараются пить тихо и не буянить.

"За кажду штучку, шо робыць, бярэ з мэнэ грошы. Забор зладыць и кажа: "Давай мне грошы". Ямку выкапае и 100 тысяч рублий трэбуе. Жывэ разом, йисты йому гатую, а вин за каждую штучку, шо зробыць, плату бярэ. А мыни хто платыць, шо я його кармлю и даглядаю?", - жалуется пенсионерка.

Владимир раньше в ЛТП не направлялся, а сейчас – один из первых в списке кандидатов.



- Я ведь вам сразу говорил, как только что-то случается, сразу меня набирайте, - говорит Василий.

- Я тэрпила все, тэрпила. Я вжэ мовчала. Празднык такы вэлыкы, то буду тэрпиты. А сення кажа, дай грошай, б… ты такая. Я шэ нэ чула, каб так ругалыся. Налякайтэ його, шо-нэбудзь зробытэ, - отвечает бабушка.



Василий заканчивает оформлять заявление, и мы уходим искать Владимира. Деревня небольшая, на снегу хорошо отпечатались следы его сапог.



Нашли быстро – пьяный, он гулял по деревне. В кармане – начатая бутылка. Даже невооруженным глазом было заметно, что Владимир пьян. Вопрос лишь в том, насколько.



Единственное медицинское учреждение поблизости – больница в Каменце. Усаживаем Владимира на заднее сиденье и едем в райцентр. Всю дорогу его интересуют только две вещи: посадят ли в "обезьянник" и будет ли его фотография в газетах. При этом второе беспокоит его куда больше, чем первое.

Участковый

Стараясь не обращать внимания на бормотание Владимира, мы с Василием заводим беседу на отвлеченную тему. Старший участковый женат, двое детей. В милицию пришел после учебного центра МВД, с высшим образованием и армией за плечами. С милицейской романтикой распрощался быстро – на первом месяце работы участковым.



Самое громкое преступление, которое приходилось расследовать за время службы, – кража из здания сельского совета. Дело раскрыл за сутки – оказалось, что оргтехнику у чиновников "увели" двое ранее судимых, которые за день до кражи приходили в сельсовет на профилактическую беседу. Все-таки чаще всего приходится сталкиваться с правонарушениями на почве алкоголя и в сфере семейно-бытовых отношений. Работа не такая зрелищная, как в сериалах по НТВ, но не менее важная. Ведь для некоторых людей на его участке, как, например, для той напуганной бабушки, участковый – единственная защита.
 

Освидетельствование

За разговором подъезжаем к приемному покою Каменецкой больницы. Поплавок начинает догадываться, что сегодня дома он ночевать будет вряд ли.

- Да я трезвый, - кричит Владимир на все отделение.

Освидетельствование говорит об обратном – 1,3 промилле.



Василий присаживается оформить бумаги и дождаться заключения медиков. Владимир устраивается на кушетке.



- Я год не пил, - пустился в откровения Владимир, - а знаешь почему начал? Из-за капусты!

- Какая связь между алкоголем и капустой? - искренне не понимаю я.

- Я год работал трактористом с утра до вечера, - начинает из далека Поплавок. - А сезон закончился, меня капусту чистить посадили. Представляешь? Тракториста на капусту посадить! Ну я и сорвался. Тракторист не должен капусту чистить.
 

Наказание

Из приемного покоя привозим Владимира в здание РОВД, в камеру. В воскресенье суд не работает, поэтому ему придется пробыть здесь до понедельника. В результате на него были составлены два протокола: по части третьей статьи 17.3 (появление в общественном месте в пьяном виде повторно в течение года) и 9.3 (Оскорбление) КоАП РБ.

- Ну, Василий, ну держись у меня. Я тебе устрою, когда выйду, - бросает на прощание Поплавок и заходит в камеру.

Старший участковый в ответ лишь улыбается.

- Не боитесь? - интересуюсь.

- Нет. Они часто так на эмоциях. Человек в состоянии алкогольного опьянения не отдает отчета своим словам, а если и отдает, то, протрезвев, исполнять обещания не будет. Наоборот, потом на улице встретит, голову в плечи и извиняется.


В гостях у формалистов

Разобравшись с Владимиром, мы продолжили работу. По плану – посещение семьи "формалистов" - тех, кто отбывал наказание в местах лишения свободы, но еще не погасил судимость. В одной из деревень у Василия таких проживает трое. Двое из них – муж и жена. Отсидели за нанесение тяжких телесных повреждений. Во время застолья муж приревновал жену к другу и ударил его ножом. Жена ответила мужу тем же. Из тюрьмы вышли по УДО и продолжили совместную жизнь. Третий формалист – мошенник. По долгу службы Василий должен их периодически навещать, справляться о жизни, работе, проводить профилактические беседы. Квартира чистая, ухоженная.

- После тюрьмы взялись за ум, устроились на работу, алкоголем не злоупотребляют. Вернулись к нормальной жизни, - поясняет Василий.

Встречают с улыбкой. Пара стандартных вопросов, и мы уходим.

- Напишите, что наш участковый – самый лучший, - просит напоследок хозяйка.

Еще один "формалист" живет в квартире напротив. На момент визита дома его не было. Придется Василию повторно навестить бывшего заключенного в другое время.


 

Погода в доме

От "формалистов" едем в соседнюю деревню, где проживают две неблагополучные семьи. В одной из них на двух разведенных, но проживающих совместно родителях четверо детей, из них двое – несовершеннолетние. Обычно такие семьи участковый посещает в компании сотрудников службы опеки и представителя школы, в которой учится ребенок, – без должностного лица учителя такие места посещать опасаются.

- Пили? - интересуется Василий.
- Нет! - отвечает мать.
- А на Новый год?
- На Новый год он (указывает на мужа. – Прим. автора) не пил.
- А вы?
- А я немножко.
 

Курс на райотдел

После неблагополучных семей отправляемся обратно в РОВД. По дороге назад спрашиваю у Василия, много ли за день приходится составлять протоколов.

- Да не в протоколах дело, - отвечает он. - Поймите, ведь если я бабушке из деревни скажу, что 20 протоколов за месяц составил, ей это без разницы. Люди оценивают нашу работу не по этим цифрам. Ей главное, чтобы у нее в доме и за окном было спокойно. Чтобы она могла независимо от времени суток идти по деревне - и все было спокойно: никто не обругал, не напал. И от этого у них складывается впечатление не только о работе участкового, а о милиции в целом.



- А жалуются часто? - спрашиваю.

- За все время не было ни одной жалобы на меня. Я так скажу: сколько лет я здесь работаю, еще не было такого случая, чтобы на моем участке мне кто-то руку не подал. Наоборот, сами подойдут, пожмут и, если где-то виноваты, извинятся.

P.S.

В понедельник мы созвонились с Василием, чтобы узнать о судьбе Поплавка. Оскорбление (ст. 9.3) относится к деянию, влекущему административную ответственность по требованию потерпевшего.

Говоря проще, в нашем случае мама Владимира должна сообщить суду, согласна ли она с тем, чтобы в отношении ее сына начался административный процесс по данной статье. Таким образом рассмотрение административного дела было перенесено на неделю, до 27 января, а Поплавка отпустили. 

Источник информации: Станислав Коршунов /




Система Orphus