Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

Инвесторы уходят из центра Бреста. Что будет с исторической застройкой?

11  Декабря 2013 г.  в 09:46, показов: 6261 : История города Бреста


Споры вокруг исторической застройки в границах довоенного Бреста не утихают последние несколько лет. Проблема, собственно, сводится, к дилемме: сохранять эти дома как историческую ценность или на их месте построить более функциональные и нужные городу здания. 

Брест совсем скоро отметит 1000–летие. Но с архитектурной точки зрения город достаточно молодой. В 30–х годах позапрошлого века он был стерт с лица земли, и на его месте теперь стоит Брестская крепость со всеми своими укреплениями. Город над Бугом фактически стал городом над Мухавцом, расположившись в паре километров от цитадели.

Впрочем, даже за 150 с лишним лет постройки нового Бреста пережили многое: Первую мировую, Великую Отечественную и послевоенное строительство. Таким образом, до середины нулевых центр Бреста дожил с небольшими участками застройки польских времен, немногими уцелевшими зданиями XIX века и современными многоэтажками. При этом большинство домов, построенных в 30–е годы прошлого века, — как каменных, так и деревянных — изрядно обветшало. Да и внешне они далеко не так красивы, как здания Львова или Кракова. В свое время городские власти провели инвентаризацию, оставили наиболее ценные строения, а ветхие определили под переделку. Появились инвесторы, которые, по словам главного архитектора города Олега Ляшука, были готовы заплатить за проектирование и уже начали делать эскизные проработки на реконструкцию. Их привлекал центр города, где строить объекты торговли выгоднее, чем в других районах. Жителей старых домов предполагалось отселить в «спальные» микрорайоны за счет застройщиков.

Так во второй половине нулевых в Бресте появилась реконструированная улица Советская, где вместо ряда домов польской застройки 30–х годов прошлого века выросли новые бизнес–центры, торговые ряды и офисы, которые, конечно же, не были точной копией снесенных домов. Часть домов отремонтировали и подкрасили.

Однако в 2007 году на основании решения Белорусской республиканской научно–методической рады постановлением Совмина весь центр был внесен в перечень историко–культурных ценностей. Через три года Совмин конкретизировал документ и включил в перечень конкретное число объектов — 250. Теперь снести их и построить новые здания, по словам Олега Ляшука, стало проблематично:

На восстановление требуются огромные деньги. Подвести фундамент, склеить фасады... Это сложная и дорогостоящая задача. Причем никто не даст гарантию, что потом по зданиям не пойдут трещины. Стоят такие работы примерно в два раза дороже, чем построить дом с нуля. Получилось, что государство не в состоянии реконструировать дома, а инвесторы, их около 10, отказываются. Те, кто уже один раз связался с реставрацией старых домов, не хотят работать дальше. Им это невыгодно.

С другой стороны, аварийных домов среди 250 объектов в городе не так уж много — около 15. Остальные пока еще держатся. Вопрос лишь в одном: сколько им, построенным, как выразился Олег Ляшук, неизвестно из какого материала без цемента и нормальной штукатурки, еще стоять? Да и смысл? Кому нужны ветхие домики со старыми коммуникациями, порой даже с туалетами на улицах? Однако брестчане, отстаивающие право старых домов не быть стертыми с городской карты, имеют иную точку зрения. Например, архитектор–реставратор, начальник отдела комплексных научных изысканий филиала «Брестреставрацияпроект» ОАО «Белреставрация», доцент кафедры БрГТУ Николай Власюк считает историческую застройку Бреста уникальной:

Материально недвижимой историко–культурной ценностью считается то, что отражает ход истории в регионе. С этой позиции историческая застройка у нас в Бресте уникальная. Это был форштадт перед Брестской крепостью. Подкова, состоящая из улиц: Ленина, бульвар Космонавтов, Вокзал и Набережная у реки Мухавец. Нам дорог каждый дом, каждый камень, который связан с теми или иными людьми, жившими в Бресте. И тут дело не в столько архитектуре, сколько в сохранении истории города. Посмотрите, скольких интересных зданий мы уже лишились...

К примеру, снесены одноэтажный кирпичный дом по ул. Дзержинского, 34, который в годы оккупации находился на территории Брестского гетто. Областной наркологический диспансер на улице 17 Сентября, где в те годы располагалась еврейская администрация, содержавшая больницу, дом престарелых, детский сад и даже бесплатную общественную кухню. Нет больше двухэтажного здания школы, в которой перед войной училась будущая подпольщица Вера Кравцова, расстрелянная фашистами в 1943 году. Сейчас идет реконструкция бывшего военного госпиталя. У Николая Власюка тоже сомнения: перепланируют или просто поставят сюда, так же как в кольцевую казарму Брестской крепости, пластиковые окна:

У нас скоро не останется ни одного действительно исторического квартала. Застройщики в лучшем случае оставляют фасад, но потом и его ломают. Разбирать здание и строить на его месте новое — это все равно что переписывать Рафаэля свежими красками поверх старой картины. Нам есть чему в плане сохранения наследия поучиться у соседей–поляков. Я был в Люблине в прошлом году. В городе чистота и порядок, но старинные дома облуплены, штукатурка сбита, много аварийных участков. И никому не приходит в голову закрашивать это, оштукатуривать или еще как–нибудь бездумно реконструировать.

ожет, в самом деле иногда, как в случае с историческим центром города, полезно вообще ничего не делать? Законсервировать объекты до лучших времен... Не исключаю, что на городские власти давят со всех сторон. Инвесторы требуют землю в центре, историки — регенерацию старинных объектов, проверяющие — сохранения законности, с одной стороны, и скорейшего наведения порядка, с другой. И принять верное решение, находясь в постоянном поиске золотой середины, наверняка непросто. Но это, заглядывая в будущее, сделать необходимо. Бережно и без крикливого глянца.

Советская Беларусь, Автор публикации: Александр МИТЮКОВ 




Система Orphus