Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

1924 год. «Рельсовая война» в Западной Беларуси

20  Ноября 2013 г.  в 11:27, показов: 10493 : История города Бреста


Советские диверсанты, действовавшие по линии «активной разведки» в восточных воеводствах ІІ Речи Посполитой в начале 1920-х годов, совершали нападения на государственные учреждения, отделы полиции, священнослужителей и обычных граждан. Наиболее громкими «акциями» были нападения на Столбцы, атака на поезда возле станций Ловча и Лесная. О двух последних операциях большевистских партизан пойдет речь в этом материале.


istpravda.ru

В начале 1920-х годов ситуация в Западной Беларуси была накалена до предела. С 1915 года эта территория находилась в эпицентре сражений Первой Мировой. С 1919 года здесь происходили боевые действия между Войском Польским и Красной Армией. И без того не богатый и экономически слабо развитый край превратился в территорию выжженной земли.

В таком плачевном состоянии и досталась Западная Беларусь польским властям. Впрочем, подписав в Риге договор с поляками, большевики не намеревались отказываться от этих территорий и надеялись на то, что им удастся всколыхнуть антипольское восстание на «крэсах».

Об истории атаки советских диверсантов на Столбцы мы уже рассказывали в одной из публикаций. Отдельное место в истории антипольской советской «партизанки» занимают нападения на поезда в районах станций Ловча и Лесная. 

Арена битвы - Полесье

С начала 1924 года деятельность советских отрядов на территории северо-восточных воеводств ІІ Речи Посполитой значительно активизировалась. Сотрудники польского консульства в Минске информировали Варшаву, что на территории БССР, для переброски за кордон, готовятся многочисленные, хорошо подготовленные, боевые группы. В апреле 1924 года польское правительство наделило особыми полномочиями инспектора армии №1 дивизионного генерала Эдварда Рыдз-Смиглы и командующего корпусным округом ІІ дивизионного генерала Яна Ремера. Военные получили право выдавать указания и директивы гражданской администрации. 



Местечко на Полесье

В ночь с 18 на 19 июля 1924 года партизаны под командованием кадрового чекиста Станислава Ваупшасова напали на местечко Вишнево в Воложинском повете. При этом был убит комендант повятовой полиции Влодимеж Лопатинский. По данным польских специальных органов диверсанты были вооружены…автоматическим оружием, а акция была тщательно спланирована. 1 августа польское правительство передало чрезвычайные полномочия дивизионному генералу Эдварду Рыдз-Смиглы и на территории Виленщины и Новогрудчины. 

В это же время ситуация в Полесском воеводстве была относительно спокойной. С мая 1922 года полесским воеводой был Станислав Довнарович. Работа чиновника устраивала Варшаву, поэтому его полномочия не ограничивались. Однако не все был так радужно, как казалось на первый взгляд. Еще летом 1924 года Полесской воеводской управе удалось установить, что на границе с Польшей находятся четыре готовых для переброски на территорию Лунинецкого повета, диверсионных группы большевиков. Об опасности атаки на Лунинец предупреждало и руководство Государственной полиции. После нападения диверсантов на Столбцы командование Корпусного округа IX издало специальную инструкцию, в которой оговаривалось то, как должна была действовать армия в случае вооруженных нападений на населенные пункты. 

Однако, самого Довнаровича раздражало вмешательство военных в его дела и чиновник даже пытался «ставить на место» Рыдз-Смиглы, отмечая, что чрезвычайные полномочия генерала не распространяются на Полесское воеводство. 

Атака на поезд воеводы

События 24 сентября 1924 года станут горьким уроком для Станислава Довнаровича. В этот день обычным поездом (вагон воеводы прицепили к пассажирскому составу) он отправился из Бреста в Сарны на встречу с министром внутренних дел. Вместе с чиновником ехал комендант воеводской полиции инспектор Юзеф Менсович, сотрудник отдела безопасности Полесской воеводской управы Витольд Штомке, постерунковый Франтишек Франковский, и железнодорожник по фамилии Маковский. Кроме этого, в других вагонах ехали епископ Минский (будущий епископ Пинский) Сигизмунд Лозинский и сенатор Болеслав Вислоух. 

В поезде также находилось еще несколько сотрудников службы безопасности воеводской управы, полицейский Ян Дмовский, который должен был проверять документы у пассажиров во время движения поезда и двое полицейских, севших на поезд в Пинске. Кроме этого, в поезде ехала группа военнослужащих польской армии, а также жандармов (около 10 человек). Как видим, специального полицейского или военного эскорта не было. Впрочем, сам Станислав Довнарович не любил привлекать к себе внимания и поэтому при поездках отказывался от большого числа сопровождающих, в том числе и от охраны. 



Советские диверсанты, действовавшие по линии "активной разведки" в Западной Беларуси. Второй слева - Станислав Ваупшасов

В 14 часов между станциями Парохоньск и Ловча машинист увидел людей на путях. Один из них держал в руках красный флажок. Поезд остановился и тут же со всех сторон послышалась ружейная стрельба. Через секунду в сторону железнодорожного состава полетели ручные гранаты. В ответ поляки пытались отстреливаться из имевшегося у них оружия. Правда, вскоре оборонявшимся стало ясно, что силы не равны. 

Первым поезд попытался покинуть постерунковый Дмовский, правда вскоре он был ранен и спасся лишь тем, что спрятался в гуще леса. Также удалось сбежать подполковнику, командиру 9-го дивизиона жандармерии Адаму Добжаньскому. В вагоне, где ехал воевода, начался хаос. Очевидцы тех событий вспоминали, что огонь нападавших был настолько плотным, что пассажиры не могли поднять головы, не говоря уже о каком-то вооруженном сопротивлении. Вскоре в вагон вошло восемь вооруженных мужчин. Они приказали отдать имевшиеся у пассажиров драгоценности, деньги и оружие. Штомке отказался отдавать ключ от портфеля с документами, за что был оглушен ударом пистолета в голову. 

VIP-пассажирам приказали раздеться. В советской мемуарной литературе и научных исследованиях присутствует факт того, что нападавшие высекли воеводу и взяли с него слово, что тот подаст прошение об отставке (об этом в частности писал Станислав Ваупшасов). Однако, в польских архивных документах и свидетельствах очевидцев подтверждений этому факту нет. Нет его и в тогдашней польской прессе, при том, что нападению на поезд под Ловчей было посвящено огромное количество статей и публикаций.

Обыскав вагон, нападавшие забрали одежду чиновников, а также служебную документацию и покинули место преступления. Отходя, диверсанты, рассчитывая задержать преследование, взорвали мост в направлении Пинска. В результате нападения погиб лишь один человек – торговец скотом из Столина. Однако, многие из пассажиров были ранены (к примеру, сенатор Болеслав Вислоух и его супруга, а также секретарь воеводы). 

«Гости» из Совдепии

Кем же были нападавшие? Костяк группы составляли кадровые разведчики, подготовленные в БССР, во главе которых стоял уроженец деревни Мышковичи, Кировского района, Могилёвской области, кадровый сотрудник ЧК Кирилл Орловский. Этим и объясняется то, как эффектно «партизаны» провели «акцию» по захвату поезда. Впрочем, перейдя на территорию Польши гостям из советской Беларуси не составило труда пополнить свои ряды за счет недовольных «панской властью» полешуков. 



Кирилл Орловский

Полиции удалось установить, что советские диверсанты перешли советско-польскую границу в районе Несвижского повета, а затем переместились в район Лунинец-Барановичи. База «партизан» (около 100 человек) находилась возле Крухович. Нападение на поезд, перевозивший воеводу Довнаровича, не являлось спонтанной акцией. Это была хорошо подготовленная (возможно в Минске) операция. 

Не секрет, что Разведывательное управление Красной Армии обладало широкой сетью информаторов на территории Западной Беларуси. О том, что нападение на поезд было спланировано заранее, писали и многие тогдашние польские газеты, отмечая, что среди пассажиров и машинистов диверсанты имели своих людей. Главной целью «акции» была попытка запугать польские власти, а также дестабилизировать ситуацию в регионе. 

«На хвосте» у Орловского

Вскоре после нападения на поезд об инциденте стало известно польским властям, которые поспешили организовать погоню за «партизанами». Из Лунинца к месту нападения был отправлен отряд полиции. По следу нападавших в сторону деревень Богдановка и Малая Плотница выдвинулись полицейские и войсковые подразделения. К 18 часам на место нападения к полякам прибыло подкрепление из Пинска. Всего, как принято говорить сегодня в «контртеррористической операции» было задействовано около 70 полицейских и 100 солдат польской армии. 

В ночь с 24 на 25 сентября военнослужащим 84-го пехотного полка удалось задержать нескольких диверсантов. На советско-польской границе были усилены патрули и выставлены засады. 29 сентября «партизаны» напали на хутор Заречье, ограбив и убив его хозяина. В районе деревни Пузичи люди Орловского попытались прорваться через границу. 

Однако, засада, состоявшая из полицейских и солдат, отразила атаку, и обратила в бегство нападавших. При этом некоторой части «партизан» все же удалось перейти на советскую сторону. Другие же скрылись в районе Гричинских болот. На месте боя были обнаружены вещи, украденные у пассажиров поезда под Ловчей. 

К 1 октября 1924 года в руках польских властей оказалось 70 человек, считавшихся участниками нападения на воеводу Довноровича. 5 октября у Гричинских болот произошел бой между польскими солдатами и диверсантами. В результате один «партизан» был убит и двое взяты в плен. 



Статья из газеты "Dziennik Białostocki" от 27 сентября 1924 года, в которой осуждалась трусость воеводы Довнаровича

Большинство из арестованных были осуждены польским судом. Троих приговорили к смертной казни, а нескольких отпустили из-за недоказанности вины. Главный организатор «акции» – Кирилл Орловский от наказания ушел. Воевода Станислав Довнарович через неделю после нападения на поезд под Ловчей был уволен с занимаемой должности. Польская общественность его обвинила в трусости и бездействии во время организации облавы на большевиков. 

«Акция» у станции Лесная

В октябре-ноябре 1924 года началась реорганизация гарнизонов польских войск, расквартированных в Новогрудском воеводстве. Связано это было с тем, что к охране восточных рубежей ІІ Речи Посполитой должен был преступить Корпус Охраны Пограничья. 

Очередное нападение на поезд произошло 3 ноября 1924 года между станциями Доманово и Лесная в 7 часов утра. Нападавшие разобрали железнодорожные пути и этим самым заставили поезд остановиться. Тут же по вагонам пассажирского состава был открыт огонь из винтовок. 

После атаки на поезд под Ловчей польские власти ввели жесткое предписание об организации полицейской охраны всех пассажирских составов. В Доманово сотрудников Государственной полиции из Полесского воеводства должны были заменить их новогрудские коллеги, но в тот злополучный день смена, почему-то не прибыла, и поезд двинулся дальше без охраны. Стоит, однако, отметить, что в железнодорожном составе все же осталось двое полицейских: один из них ехал в Барановичи по служебным делам, а другой сопровождал арестованного. 



Карта железной дороги Доманово-Лесная, на которой произошло нападение на поезд в 1924 году

Интересным фактом было то, что в одном из вагонов ехало несколько десятков солдат Войска Польского, переведенных на службу в Корпус Охраны Пограничья, но все они были не вооружены. Среди пассажиров было и несколько армейских офицеров, имевших личное оружие. 

После того, как по вагонам открыли огонь диверсанты, гражданские пассажиры стали умолять военных не оказывать сопротивление. Вскоре в поезд вошли «партизаны» и занялись грабежом. Было их от 40 до 80 человек. 

Пассажиров заставили снять одежду, украшения и отдать деньги. При этом нападавшие заявили, что «поляки оккупанты и не имеют прав на белорусские земли». В результате нападения был убит полицейский из Коссовского повета Ян Стой, конвоировавший арестованного. Служитель закона пытался оказать сопротивление, но был застрелен диверсантами. Несколько офицеров Войска Польского были ранены. 

После ограбления нападавшие разделились: часть из них покинула поезд, а оставшиеся приказали машинисту вернуть состав на несколько километров назад. Там их ждали подготовленные заранее подводы. Напавший на поезд отряд (как и в случае с Ловчей) состоял из подготовленных в БССР разведчиков и примкнувших к ним уже на территории Западной Беларуси местных жителей. 

«Партизаны» были хорошо вооружены: кроме пистолетов, винтовок и гранат они имели несколько ручных пулеметов. Подчерк напавших в двух случаях был идентичным. Это позволяет допустить, что и второй «экспроприацией» руководил Кирилл Орловский, использовавший псевдоним «Муха-Михальский». 



Стражница КОП

Как писала газета «Dziennik Wileński» активную роль в подготовке нападения на поезд, курсирующий между Брестом и Барановичами, сыграла КПЗБ, готовившая кадры (в том числе из железнодорожников) для проведения «акции». Впоследствии, некоторые из оказавшихся в руках польских властей «партизан» на допросах признались, что план нападения на железнодорожной линии Брест-Барановичи разрабатывался большевистской разведкой, а главной задачей «мероприятия» была дестабилизация ситуации в Новогрудском воеводстве. Не исключено, что таким образом Москва хотела выразить свое отношение к созданию в Польше нового органа пограничной охраны КОП.

Погоня за неуловимыми диверсантами

Первыми на место происшествия выдвинулись полицейские из Барановичей. Вскоре по тревоге были подняты кавалерийские части и рота 82-го пехотного полка из Бреста. Пехотинцы поездом направились к станции Доманово. Такой же приказ получила рота 80-го пехотного полка из Слонима, а также рота подофицерского учебного лагеря из Лесной. В облаве на диверсантов планировалось задействовать даже бронепоезд №12. Командовал операцией по поимке «партизан» полковник Ришард Гешковский. В последующие дни к этим силам добавлялись новые части (например, рота 78-го пехотного полка из Синявки). Всего в поимке напавших на поезд было задействовано 700 человек. 

Военных снабдили точными картами местности, а руководство Полесского воеводства выделило 500 злотых вознаграждения за поимку преступников. Была также усилена охрана советско-польской границы, так как ожидалось, что диверсанты попытаются прорваться через кордон. Вечером 3 ноября полицейские патрули вступили в боеконтакт с «партизанами» в районе Добромысля. После этого стало ясно, что диверсанты отходят в направлении Гричинских болот, т.е. повторяют путь тех, кто напал на поезд возле станции Ловча. Это в очередной раз подтверждает, что «акцией» с поездом у Лесной командовал чекист Кирилл Орловский. 

4 ноября удалось задержать нескольких человек, подозреваемых в участии в нападении на поезд (двое из арестованных были опознаны пассажирами злополучного маршрута). В ночь с 5 на 6 ноября рядом с деревней Залужье произошел бой между вооруженным отрядом из 30 человек, пытавшимся переправится через реку Щару и армейским патрулём. 

Диверсанты «опрокинули» польский кордон и, переправившись вброд, скрылась в лесах. 6 ноября в районе Колосово при попытке нелегального перехода советско-польской границы был задержан некий Харитон Кравчук, признавшийся в том, что он участвовал в «акции» возле станции Лесной. При нем был обнаружен план нападения на поезд. 

В период с 7 по 10 ноября облава проводилась в северной части Лунинецкого повета, а также на территории Гричинских болот. 12 ноября 1924 года газета «Dziennik Białostocki» писала: «Отряд, прибывший на польскую территорию из-за границы фактически перестал существовать и рассеян подразделениями армии и полиции. Уцелевшие бандиты пытаются пересечь границу». 



Статья в газете "Dziennik Białostocki" от 12 ноября 1924 года, посвященная ликвидации банды, участвовавшей в нападении на поезд возле станции Лесная

12-13 ноября в районе деревень Тясновка и Нагорная бойцы 9-го батальона Корпуса Охраны Пограничья окружили небольшую группу диверсантов (15 человек) и взяли тех в плен. 13 ноября в деревне Цицковичи были арестованы еще 7 «партизан».

В конце концов, из общего числа арестованных, перед судом, проходившем в Слониме, предстали 22 человека. Вина некоторых из арестованных была не доказана и их отпустили. 19 декабря 1924 года был объявлен приговор: пятерых из осужденных приговорили к смертной казни. Однако, вскоре, одного из них признали психически больным и заменили высшую меру наказания принудительным лечением. 22 декабря 1924 года были расстреляны Харитон Кравчук, Иван Струков, Николай Ананько и Иван Фирмачук. 

Еще четверо (Адам Шопна, Алексей Лашук, Федор Макаревич, Николай Лавчук) были приговорены к пожизненному заключению. Оставшихся 13 человек признали невиновными и отпустили. Среди осужденных не было организатора «рельсовой войны» - Кирилла Орловского. Чекисту удалось спастись и избежать наказания…



Арест диверсанта бойцами КОП

После того, как на охрану восточных рубежей ІІ Речи Посполитой заступили подразделения КОП активность большевистских диверсионных отрядов на территории Западной Беларуси сошла на нет. Вскоре, от «партизанщины» на территории сопредельного государства отказались и сами большевики. 

События, происходившие в северо-восточных польских воеводствах в начале 1920-х годов, по своей сути были реальной партизанской войной. Москва, во что бы то ни стала, пыталась «расшатать» ситуацию в соседней Польше и добиться пересмотра границ. При этом большевики прикрывались лозунгом о «национально-освободительной борьбе белорусов против панской власти». На самом же деле Кремль интересовало лишь одно – мировая революция. И для достижения этой цели большевики использовали любые, в том числе и преступные методы.

Источник информации: Игорь Мельников, кандидат исторических наук http://www.istpravda.ru




Система Orphus