Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

Концепция развития Брестской крепости и прилегающих территорий. Проект 20/19

3 16  Марта 2013 г.  в 10:20, показов: 3636 : Брестская крепость

Концепция развития Брестской крепости и прилегающих территорий. Проект 20/19

Предлагаем Вашему вниманию аудиограмму итогового заседания. 6 марта 2013 года. Структурная консультация.

Перелыгин Ю.А., модератор дискуссии:

Я бы хотел, чтобы высказывания всех присутствующих отвечали на несколько вопросов. Каждый высказывающийся должен сказать что-то, уже не по отношению к каждому срезу материала, который был представлен разными группами авторов, а ко всему целому, следует иметь в виду, что перед нами один проект, правда, разработанный четырьмя различными коллективами.

 Мне бы хотелось услышать как минимум две вещи: во-первых, что обязательно должно сохраниться из тех идей, что были высказаны всеми четырьмя авторскими коллективами, и кроме этого не ими, но и прозвучали в выступлениях экспертов и участников дискуссии, потому там тоже содержались важные идеи. А во-вторых, нужно указать на то, от чего, по-вашему мнению, во всех случаях надо отказаться. Кто готов высказаться первым?


Орлов В.А., центр военного наследия, Каунас:

Все четыре автора тем или иным способом ушли от темы работы внутри крепости. Я не буду оценивать результаты работы в городе, потому что я не эксперт в вопросах урбанистики, но уход от темы работы внутри крепости наблюдался во всех четырех работах. С одной стороны, это хорошо, потому что верен тезис: архитектор, сразу же соглашающийся работать с культурным наследием - плохой архитектор. Хороший архитектор на его месте скажет, что не будет ничего делать, потому что это деликатное дело и там нельзя нарушать историческую целостность. Мне кажется, что сложившуюся ситуацию можно и нужно решать таким образом: работы по регенерации крепости должны быть включены в общий проект, и они должны быть достаточно подробно детализированы, в то же время они не должны нанести ущерб ни крепости, ни городу. На мой взгляд, выход из этой ситуации заключается в претворении в жизнь не только архитектурного планирования, но также и музейного. Необходимо к каждому из коллективов добавить специалистов по музейному планированию, которые помогут с работами внутри крепости. Какие бы новые функции мы ни придавали крепости, мы должны признать, что музейная функция крепости просто необходима. Да, в крепости действует мемориал, но эта музейная составляющая должна быть более развита. Не углубляясь в музейные дебри, я подчеркну: важнейший показатель использования культурного наследия в музейных целях – процент площадей, доступных для посещения. На сегодняшний момент в крепости показатель не превышает 10%, а он должен стремиться к 80, 90, 100 %. 


Перелыгин: 

А есть ли у Вас понимание того, что точно не должно быть включено в будущее ТЗ для мастер-плана?

Орлов:

Я не видел явных диссонансов или грубых просчетов, которые бы позволили бы сказать о представленных проектах: это страшный вред или большое зло. Опыт показывает, что крепости нужна жизнь, жизнь должна основываться на современных реалиях. Нельзя сказать, что в крепости нельзя ничего строить, простите уж за тавтологию. Я не берусь критиковать решения, предложенные по крепости, хотя некоторые из них достаточно спорны. 


Палажченко Н.П., советник Фонда центра современного искусства «Винзавод»:

Я как узкий специалист позволю себе по-другому расставить акценты. Вы сказали, что к работе архитекторов должны подключиться некие специалисты по музейному планированию. Это называется – хвост виляет собакой, так не бывает. Дело в том, что мы сразу начали со второго этапа, потому что так проще, потому что больше специалистов именно по архитектурному планированию. Это почти наверняка пробивная история, потому что здесь мы можем придти от формы к содержанию. Затем надо приступить к содержательному проектированию и решать, что именно должно быть в крепости: музей, парк, культурный центр, научно-исследовательский университет. Скорее всего, учитывая гигантские размеры крепости и ее фантастическое местоположение, это будет очень сложный комплексный проект, к детальному проектированию и реализации которого мы и приступим. И тот факт, что на сегодняшнем обсуждении никто из докладчиков не касался вопроса: а что же именно будет происходить в крепости? - является следствием методологической ошибки или, наоборот, сознательной провокации. 

Что касается наиболее оправданных решений, которые звучали в тех или иных проектах, то первым пунктом безусловно пойдет река. Вне всякого сомнения потенциал реки нужно задействовать, здесь я замечу, что говорю не столько про крепость, сколько про город. Затем следует упор на комплексную инфраструктуру двоякого рода: как транспортную, так и туристическую. Кстати, подробно инфраструктурной составляющей занялся Варюхин А.И, а вот в проекте Антона Кочуркина при всех его потрясающих достоинствах инфраструктуре не было уделено должного внимания. Нужно осознать, что просто не работают те проекты, в которых отсутствуют разные форматы предложения. Чем шире предложение, тем успешнее будет проект.

В-третьих, мне пришлась по душе транспортная составляющая. Говорят, что Брест успешен с точки зрения транспорта, но это неверно - автобусы и маршрутки переполнены, общественный транспорт в городе развит плохо и не справляется со своими функциями. Турист предпочитает не забитый людьми трамвай, все это понимают, просто необходимо думать о маршрутной сетке и о качестве услуг. В ходе обсуждения звучала идея создания нового центра города и плотной общественной истории в промежутке между городом и крепостью. Мне это представляется довольно-таки верным.

Теперь я скажу несколько слов о том, чего необходимо избежать. Надо избежать экономического шапкозакидательства. Понятно, что если не будет по каждой "фигне" четкого экономического просчета, то мы попадем в ситуацию, типичную для наших стран - Беларуси, Украины, России, – когда есть хорошие темы, но в них нет контента. Опыт показывает, что "хард" и "софт" по объемам затрат должен соотноситься примерно таким образом: 25% уходит на "софт", 75% затрат составляет "хард". По количеству затраченных усилий "софт" всегда отнимает 75%, а "хард" порядка 25%. Я согласен с тезисом Антона Кочуркина, что "софт", то есть "событийка" (какие-то фестивали, туристические сборища, военные вещи), может придать импульс этой истории, но я пока не могу понять, где, кроме как у государства, взять на это деньги, а государство не должно гореть желанием выделять на это деньги. А если мы не придумаем, где брать деньги на содержание, то ничего из нашей затеи не выйдет. Затраты на содержательную составляющую только при первом взгляде выглядят небольшими, на самом деле, проанализировав, приходишь к выводу, что содержательная насыщенность - довольно-таки затратное удовольствие. Впрочем, в том, что "софт" возымеет должный эффект, сомневаться не приходится.


Жарков Александр, архитектор, Брестское отделение общества охраны памятников:

Во всех 4 проектах есть одна грань, из-за которой могут ломаться копья и возникать негативно окрашенные вопросы со стороны общества. Мы забыли про тот пласт археологии и наследия города, который лежит в земле. Для инвестора это головная боль, потому что за один присест культурный слой не исследуешь. А если будешь действовать сгоряча, то общество вполне резонно заявит: похоронили они нашу историю. Археологические раскопки надо вводить в содержательную деятельность проекта. В конце концов это должно стать основой для образования исследовательского университета или института. 

Что касается запретного на данной территории, то ответ таков: не должно быть бездумной застройки и моментальных решений. Надо хирургически подходить собственно к территории.


Астапович Антон, Республиканский совет общества охраны памятников:

Только в проекте Антона Кочуркина можно было услышать нечто о перспективах Брестской крепости. Киевская и ульяновская группы архитекторов за основу взяли уже существующее концептуальное предложение творческой мастерской Михаила Михайловича Гайдуковича. Это взято как константа, творческая мастерская рассматривает этот проект тоже как константу, но это только концептуальное предложение, это даже не эскизный проект, это презентация, нужно понимать, что нет никакого генерального плана. Эту проблему я озвучивал на прошлом семинаре – уже 2,5 года как этот проект согласован на всех уровнях, но не сделано ни одного шага ни со стороны творческой группы, ни со стороны Брестского горисполкома, чтобы предложенные воссоздания монастырей имели под собой законную основу. Хочу напомнить, что территория Брестской крепости является недвижимой материальной историко-культурной ценностью, где под охраной государства находится именно фортификация - и больше ничего, я подчеркиваю это. И любое воссоздание чего бы то ни было на территории памятника рассматривается как новое строительство, которое должно иметь под собой правовую основу. Для этого нужно внести корректировки в государственный список историко-культурных ценностей. Я передавал в оргкомитет прошлого семинара разработанный нами документ, в котором содержалось предложение внести под охрану государства и культурный пласт, и утраченную планировочную структуру стародавнего Берестья. Именно этот шаг даст правовые основания для реализации проекта Гайдуковича и других предложений, что основываются на его разработках.

Наконец любой культовый объект должен находиться в среде некоторой рядовой застройки. Именно для определения зон рядовой застройки необходимо комплексное научное исследование с результатом в виде историко-архитектурного опорного плана, после чего уже и стоит принимать решение по детальному планированию этой территории. Эта кропотливая работа продиктована законодательством. Мне импонирует то, что в презентациях Алексея Анатольевича Андреюка и Антона Кочуркина территория крепости рассматривается как площадка под благоустройство.

В первую очередь нужно возвести 40 тыс. кв. м помещений, имеющихся в крепости, в ранг фортификационного наследия, а затем выявить утраченную историческую структуру древнего Берестья. Это даст минимальную нагрузку на эту территорию и позволит сохранить фортификацию.

Лично я более или менее могу согласиться с ульяновскими коллегами, а именно в том пункте, где предложена довольно спокойная планировка и малоэтажная застройка - до четырех этажей. Нельзя разделять высотной стеной форштадты – современный исторический центр и территорию Брестской крепости.


Лавровская И.Б., историк: 

Сперва я отмечу то, чего не должно быть. Я считаю необходимым объявить мораторий на снос исторической застройки в центре Бреста и на внутриквартальную высотную застройку, ведь для жителей города это стало настоящей катастрофой. Необходимо сохранить морфологию этой территории. 

Теперь о том, что необходимо сделать на указанной территории. Надо сохранить малочисленные зеленые организованные зоны на территории исторического центра города XIX века. И кроме этого просто необходимо остановить планируемую застройку на территории 19-го городка.


Долговский А.Л., Минск, архитектор, специалист по обороне крепости в 1941 году:

Самый срочный что ни на есть вопрос касается консервации существующих объектов, полагаю, что все присутствующие профессионалы согласятся, что с тем, что его нужно выносить отдельным пунктом в наш общий план. Некоторые объекты на территории крепости находятся в таком состоянии, что в скором времени, если не будет принято решение по ним, то спасать будет нечего. Итак, предлагается включить в результат нашего обсуждения и вопрос о консервации. Есть группа, которая занимается инвентаризацией и учетом сохранившихся на сегодняшний день объектов. Нужно на предпроектной стадии заниматься ими – выделить в отдельный вид работ, это элементарная базовая функция, необходимая для того, чтобы не потерять памятники. 

Очень интересная ситуация сложилась в результате обсуждений всех проектов – в частности, по воротам, по новому въезду, порталу крепости. На Кобринском укреплении получается тоже интересная ситуация: помимо Северо-Западных ворот, впрочем, 90 % туристов там не были и никогда их не увидят, у нас есть Северные ворота, которые сохранились в почти первозданном виде. Есть ворота «Звезда» - объект мемориального комплекса, замечательные с точки зрения архитектуры и монументальной скульптуры. Все вышеперечисленные ворота - объекты разных периодов, что обладает некоторым символизмом, поэтому у меня предложение - внести в ТЗ на составление мастер-плана пункт о том, что в каждой концепций необходимо предусмотреть строительство новых ворот. В представленных презентациях трудно говорить об архитектурном решении в целом, но ворота вполне могли бы стать символом нового проекта.


Косачук А.В., заместитель начальника управления архитектуры и градостроительства горисполкома города Бреста:

Украинская команда, Кочуркин и Варюхин предложили новую площадь города, которая притянет и горожан, и туристов, это любопытная вещь. Новая пешеходная связь, не по улице Гоголя, а по Пушкинской улице, вплоть до крепости, также кажется мне интересным предложением. Впрочем, хотелось бы еще и улицу Ломоносова Леваневского продлить до крепости. 

Теперь я коснусь того, что делать, на мой взгляд, нельзя. У меня возникают опасения, что предложенная московскими архитекторами транспортная связь через железнодорожные пути может испортить существующую транспортную ситуацию из-за строительства новых переездов, разумеется.


Власюк Н.Н., заместитель директора по науке УП «БЕЛНИИПГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВА»:

Некоторые выступающие говорили о консервации объектов периода Речи Посполитой. Дело в том, что мы не имеем права консервировать то, что не является памятником. Необходимо создать правовую базу под эти памятники. У нас есть несколько пластов истории крепости – эпохи Киевской Руси, Брест эпохи Речи Посполитой, Брест периода строительства крепости и иные пласты. Часть сооружений необходимо рассматривать как следы нескольких эпох и внести их в государственный список, руководствуясь логикой пластования. 


Анна Короза, архитектор:

Я начну с того, чего не следует делать на указанной территории. Не следует повышать этажность, причем столь ощутимо - до 100-120 м. Ведь это полностью убьет город и крепость, нельзя отделять высотной стеной в 16 этажей крепость, это отделит ее от города. 

А вот идея сделать из крепости арт-объект с временными легкими сооружениями, оставляя время для раскопок, исследований, просто замечательная. Правда, вместо эспланады надо использовать ближайшую часть улицы Зубачева, именно там стоит разместить туристические объекты (рестораны, кафе, бутики), но с тем намерением, чтобы эти объекты стали нужны и жителям, в этом случае туда потянется и туристическая братия. Получается, что зона туристской и транспортной инфраструктуры будет размещаться перед крепостью, а саму крепость стоит оставить для изучения, избегая ненужного строительства.


Микулик В.А.:

Сначала я скажу о том, что мне понравилось помимо идей о благоустройстве набережной и событийности. Во-первых, мысль посмотреть на крепость сверху, задела меня за живое. Впрочем, она еще далека до реализации. Во-вторых, просто здорово использовать водную гладь для сообщения. В-третьих, мысль о том, что при преодолении Западного обхода, чтобы попасть в крепость, можно пройти под ним, а можно над ним. Понравилась идея с мостами и идея поднять новую городскую площадь над уровнем Западного обхода, там можно многое разместить, правда, я пока не понимаю, как реализовать ее с точки зрения инвестиций, но с точки зрения появления в городе крытого пассажа, особенно востребованного в нашем климате, идея очень хорошая. Все архитекторы, кроме, может быть, москвичей, обошли содержательную наполненность Брестской крепости, но это было сознательной провокацией, было понятно, что архитекторы не предложат содержание деятельности крепости, размышление над этим, на мой взгляд, еще впереди.

Возвращаясь к перечислению понравившихся сторон, я еще раз подчеркну задумку с освещением. Затем безусловно понравилась идея с событийностью, пока я, правда, не понимаю, как все это организовать, но эта самая событийность должна быть разнонаправленной - исторической, археологической и т.д.

Чего быть не должно? Ни один проект не вызвал у меня ярого отторжения. Например, не было проекта, который уменьшал бы зеленое насаждение в городе. Брест - зеленый город, безусловно, никто с этим не спорит, эту же линию надо продолжать. Затем мне понравилась идея ульяновского проекта насчет «острова культурного оффшора», так или иначе Брест будет развиваться в западную сторону, быть может, имело бы смысл предусмотреть связь будущего Бреста с польской частью.

В ТЗ на мастер-план значился конгресс-центр – современное оборудованное место для проведения разного рода мероприятий, рассчитанное на полторы тысячи человек. Предлагалось возвести его либо на набережной, либо внутри крепости. Возведения здания с подобной функцией не миновать. Мне отчего-то понравилась мысль возвести конгресс-центр в крепости. Но как это совместить с охранными зонами и существующим законодательством - вопрос щепетильный и требующий серьезного обсуждения.


Шапран Юрий, журналист:

Я прошу учесть следующее, давайте, товарищи архитекторы, восстановим замок Брестский – это центр древнего Бреста, который был когда-то и который исчез. И я думаю, что если бы Лысенко копал дальше, он бы его нашел. А теперь я иносказательно обозначу то, чего не надо делать,– сегодня уже стоит на улице Зубачева шестиэтажный скелет здания, который залез в охранную зону Брестской крепости, я предлагаю разобрать это здание и построить казино на деньги Владимира!


Воробей А.В., преподаватель БрГТУ, архитектор, соорганизатор военно-исторического фестиваля «Скоки 2012»:

Проект Антона Кочуркина в интересном ключе рассматривает территорию между рекой Мухавец, Варшавским шоссе и водохранилищем. Там сформировался весьма интересный ландшафтный комплекс, который частично накладывается на территорию Брестской крепости, в этом проекте содержалось рациональное предложение по его использованию. Он, безусловно, представляет интерес для туристов. Теперь я коснусь событийности. Было озвучено сомнение, что это весьма затратно. Имея небольшой опыт организации подобного рода мероприятий, я осмелюсь заявить – это не потребует, по сравнению со строительством и консервацией, значительных финансовых вложений, но вместе с тем событийность более привлекательна для туристов, в том числе из-за рубежа, по сравнению с реставрацией или же новостроем. 


Александр Коркотадзе, заведующий 5-ым фортом.

Один раз мы потеряли старый город, хотелось бы не потерять старую крепость. Надо продумать вопрос, чтобы сделать территорию закрытой от транспорта, относиться аккуратно к капитальным постройкам, сохранить их для развития. Проекты были интересными, но необходимо сделать из этого культурный центр, без диснейленда, чтобы люди получали культурно –историческое просвещение. Люди должны духовно и исторически развиваться, без привлечения сплошной развлекаловки. Вот что очень важно.


Алексей Зановский, студент-архитектор БрГТУ:

Нужно событийность просто начать организовывать, это должна быть одна организация, одна группа инициативных людей, чьей работой будет создание имиджа Бреста. Прямо сейчас мы делаем архитектурный форум. Брест, Смоленск, Люблин между собой похожи, разница лишь в людях, населяющих эти города и наполняющих его событийностью. Ты приезжаешь в Люблин и тебе сразу дают велосипед и книжку, езжай и смотри. У нас же даже брестчане не интересуются историей города, они не знают куда им вести друзей, куда самим идти, они не знают, что показать иностранцу кроме Крепости. И что нужно сделать? Нужна, быть может, не просто организация, а инициатива, которая должна направлена на то, чем Брест будет не завтра, а через много-много лет.


Орлов В.А.:

Любая событийность на сегодняшний момент в Европе играет серьезную инфраструктурную роль. В не очень важном маленьком европейском городе Каунасе когда-то было не очень хорошо с событийностью, не было звезд так называемой первой величины, там построили арену на 15 тысяч посадочных мест, и сейчас там все очень хорошо с событийностью. За событийностью стоит очень серьезная инфраструктура, и не нужно впадать в заблуждение, будто событийность ничего не стоит. Развитие событийности на неподготовленном месте упрется сразу в очень много проблем. То же Кобринское укрепление – замечательная площадка с большим потенциалом для событийности, Западные и Восточные форты - это уже готовые мини-площадки для летней событийности, но там еще много всего надо сделать, от санитарных дел до озвучки.


Алина Деревянко:

Мне понравилась идея с велодорожками и предложение об освещении крепости.


Коркотадзе:

У нас есть мемориальная подсветка, если сделать по остальным линиям, это еще более впечатлит посетителей.


Сторожев Константин, институт «Ленгипрогор», Санкт-Петербург:

Сначала я выскажусь по общему отношению ко всем проектам. Я был приятно удивлен тем, насколько творчески поработали коллективы, я во всех проектах нашел то, что хотелось бы увидеть в будущем. Начну с главного, с моей точки зрения - точки зрения девелопера – можно событийно насытим крепость, но давайте при этом помнить, что 40 тыс. кв. м помещений, которые сейчас не предполагаются для освоения. И эти помещения в сложном состоянии, они требуют на порядок больше усилий и времени, чем событийный туризм. Событийный туризм должен быть обеспечен инфраструктурно, пускай сперва там будут временные постройки, а затем уже капитальные постройки. Все же мы должны понимать, что это дело не ближайшего будущего.

В первую очередь к крепости надо притянуть город, и эта связка исторического города и эспланады – на мой взгляд - самое важное место. Правда, идея с небоскребами требует тщательной проработки. Нужно понимать: высокое жилье рассечет эту самую связку. Очень важно сохранить человеческий шаговый масштаб, когда эти шесть связующих направлений из проекта Андреюка не будут затыкаться жилыми комплексами, а будут настоящей общественной зоной, именно по этим осям будет растекаться творческая молодежь города. Для этого объекты должны быть соразмерны инвестициям, должно быть много инвесторов для небольших объектов, один инвестор дела на своих закорках не вытянет.

Среда, которая сложится вдоль пешеходных зон, будет главной ценностью, которая привяжет город к крепости, и, если этот поток затечет в крепость, в виде конгресс-центра или чего-либо другого, то это будет замечательно. Мне очень понравилась идея украинской группы - приподнятое пространство над улицей Гоголя, мы это делали в Иркутске, это работает, это место формирует городскую площадь и позволяет делать развязки. Кроме этого мне понравился проект Андреюка, в котором были ландшафтные переходы, только представьте, когда вы идете по дорожке зелени и оказываетесь вдруг в крепости, это же великолепно! Я поддерживаю возможность высотного обозрения крепости и города. Мне понравилась идея, озвученная в ульяновском и московском докладах и касающаяся железнодорожного музея. Там же можно сделать настоящий детский город, с местом для родителей, не парк прошлого века с аттракционами, а нечто более современное. И самое главное - эти инвестиции отбиваются быстро – в Петербурге объект «Диво Остров» отбился за полтора года, причем главным образом за счет горожан, а не приезжих.

На мой взгляд, не должно быть высотного отсечения города от крепости. Высотки можно строить вдоль набережной, мне понравилась мысль украинских коллег – перенос центра развития к набережной. Нужно помнить, что высотность не должна убивать пешеходный человеческий масштаб.


Божко М.М., директор коммунального унитарного предприятия «УКС Брестское городское ЖКХ»:

Пересечение улицы Гоголя и Советской с памятником "Тысячелетие Бреста" и улица Зубачева - крайне привлекательные объекты. Понравилось предложение о том, чтобы от Варшавского шоссе, вдоль Западного обвода сделать развлекательно-водный комплекс. В целом приходится признать, что архитекторы недостаточно учитывают ценность водных ресурсов. Не хотелось бы угол между Западным обводом и проспектом Машерова насыщать на один этаж, с набережной надо работать, добавить пространства, проработать идею с развлекательным комплексом.


Гайдукович М.М., арихтектор:

Хорошо, что появилась платформа, где четко прозвучал взгляд со стороны на наши проблемы. В этом взгляде не хватало элементарных знаний местных условий, что вполне естественно, и поэтому в проектах было много недочетов, но я считаю дискуссия от этого ничуть не теряет в своей ценности. Здесь прозвучало мнение, высказанное нашими соотечественниками, что мы якобы не можем в крепости, которая является историко-культурной ценностью категории "ноль", воссоздавать культовые объекты, но мы можем это делать – мы получили на это официально разрешение. Это первое. Второе – сейчас идет активный процесс, я не буду вдаваться в его детали, но по всей вероятности Берестейский замок будет изучен, будут проведены раскопки и будут сделаны шаги к его воссозданию. 

В проектах не хватало различных знаний. Я постараюсь вычленить из четырех проектов концептуальную вещь. Мы не хотим получить обыденные решения, мы стремимся к комплексу, доброй фишке. Я отметил, что такие решения мы сегодня видели. На мой взгляд, они являются спорными. Я хотел бы отметить проекты украинских и ульяновских коллег, а также проект молодых москвичей. Я думаю, что проект украинских коллег необходимо вывести на уровень города, обсудить в узком кругу. Оппонентов будет очень много, но этот проект достоин рассмотрения. Может быть, это будут 25-30 или 16 этажей или меньше, может, через этот проход, который охватил зону буферную с крепостью, появится дополнительные выходы из крепости, в том числе визуальные выходы. Интересным является подход коллег из Киева – композиционно труднее всего создать новый продукт, новые решения, а у них это получилось, и нужно слушать этот вопрос на городском уровне, чтобы внести изменения в план города.

Теперь несколько слов о приспособлении помещений Брестской крепости – они небольшие и разбросаны по всей огромной территории, наконец помещения по 200-300 кв. м – трудно освоить и сделать привлекательными для туристов. Крепость была построена для того, чтобы можно было хорошо стрелять и поражать врагов, а не для того, чтобы создать пешеходную и транспортную инфраструктуру, это все противоречит тому, что нам нужно. Придется создавать эти функции, центры обслуживания на этой территории, но этого не прозвучало. Я хочу отметить важный момент, который упустили все, – мы пробиваем из центра города проходы к крепости, их надо отрывать, это просто на бумаге, а в жизни попробуйте их пробейте. Нужно насыщать эти трассы, и это отдельная работа, и ее мы упустили. Туристы должны нанизывать свои походы впечатлениями.

Плохо то, что иногородцы не знают местных условий, приезжают люди с проектами, а тут перед ними настолько сложная история, что самим бы местным жителям дай бог разобраться. Выход только один – надо привлекать брестчан. Нашей среды и нашей истории часто не хватало в проектах, и нужна вера и любовь к нашему городу. Мы рады, что варяги – люди со стороны - подключились к нашей работе, но без нас ничего толкового вы не сделаете.


Антонюк Д.И., архитектор, Киев:

Мне не понравилось то, что не было настоящих заграничных архитектурных решений, все же было необходимо привлечь к работам польскую сторону. Я скажу как варяг, по выражению предыдущего оратора, копья будут ломаться не по крепости, а по буферной зоне, эспланаде. Должно появиться культурное и архитектурное основание, не только на уровне нашей дискуссионной платформы, хорошо бы завтра объявить конкурс для студентов-дипломников, которые с большим рвением и удовольствием примут в нем участие. Затем устроить открытый конкурс для всех архитекторов. А после него запустить конкурс среди белорусской архитектурной общественности. В результате вы получите брестскую профессиональную молодежь, более широкую среду и самые настоящие архитектурные звезды. В течение года надо провести представленные мероприятия, собрать информацию и спокойно обсудить стратегию для города. Это не такая уж затратная вещь. Одним из возможных событий может быть постоянное шоу для архитекторов – каждый год архитектуры будет съезжаться в Брест, устраивать мастерские и обсуждать профессиональные дела.


Антон Кочуркин, архитектор:

Брестский масштаб исторического города уже угадан столетия назад и апробирован во многих городах, не нужно стремиться к гигантизму и пытаться покорить небеса, ситуация в Беларуси не позволит строить здесь небоскребы. Я просто призываю определиться с масштабом амбиций, которые хочет взять на себя город.


Перелыгин Ю.А.:

Мы наметили линию. Через месяц мы сделаем сборку всего того, что мы услышали и что наработали как базовую программу. После этого начнутся конкретные решения, и нам предстоит определить, какой проект планировки надо задействовать, какие бюджеты для проектировки надо делать, что начинать в первую очередь - и так далее. Мы вырабатываем программу работ. Пока я не могу сказать, в какой организационной форме это будет происходить дальше. Дискуссия была чрезвычайно плодотворной, правда, нам не хватает позиций некоторых заинтересованных лиц – прежде всего чиновничества. Без одобрения государства и его машины подобные проекты невозможно претворить в жизнь. Кроме этого в дискуссии явно не хватало позиции инвестора и девелопера, нельзя надеяться только на одного Владимира Анатольевича Микулика или на Константина Викторовича Сторожева.

материал предоставил Александр Жарков, ibrest.ru




Система Orphus

Оставить свой комментарий можно после
регистрации на сайте или в чате Telegram


32_гость 2013-03-17 03:25
Шапран Юрий, журналист:
...
Я предлагаю разобрать это здание и построить казино на деньги Владимира!


Ничё так а? Чего бы такого предложить сделать на деньги Шапрана? А то он бедняга не знает как ими распорядиться. Всё думает как другим правильно потратить. По какому признаку вообще в эту газету журналистов набирают?
-1

08754_гость 2013-03-17 00:23
один красавец насобирал миллиард и теперь наделает дел.
+2

air79vs 2013-03-16 11:23
Может "стенограмма" - Стенограмма (от греч. stenos — узкий, тесный и …грамма), текст, представляющий собой дословную запись устной речи (доклада, лекции и пр.)

+1


Страницы: [1]