Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

70-летнюю жительницу Ивацевич кома вдохновила на творчество

27  Февраля 2013 г.  в 20:11, показов: 2867 : Брестская область


Фото: Станислав Коршунов
 
Как "встреча" с Лермонтовым резко изменила жизнь пожилой женщины из Ивацевичей, кому она оголяет свою душу и как зоотехник получил право писать, рассказала 70-летняя поэтесса Екатерина Денисюк.

Лермонтов, горы и кома

Екатерина Ивановна родилась в деревни Приборово Брестского района в 1942 году. Зоотехник по образованию, всю свою жизнь она проработала на "не творческих" профессиях: сначала работала по специальности, а затем была председателем сельсовета. В детстве она увлекалась рисованием, а поэзия в ее жизни присутствовала лишь в томиках Бунина, который остается ее любимым писателем. Однако после серьезной болезни ее творческая жизнь взяла резкий поворот.

- По долгу службы мне часто приходилось писать. Иногда, когда мне было скучно, я составляла на полях черновиков четверостишья, но полноценными стихами их назвать нельзя было. А потом, лет 10 назад, у меня случился инсульт. Когда я была в коме, я как бы покинула свое тело. Я была где-то в воздухе и сверху смотрела на свое тело.

В таком состоянии Екатерине Ивановне и привиделся он - гений русской литературы Михаил Лермонтов.

- В коме я путешествовала по снежным вершинам гор. И тут мне показался Лермонтов. Я не могу понять почему. Я не очень увлекалась его творчеством. Помню только, что в школе читала его "Мцыри". Мне запомнился стиль Лермонтова, он как будто душу разрывает. И вот мне привиделось, будто я с ним пишу стихи. Странно, но в таком состоянии я даже слышала посторонние звуки - стоны других больных. И сквозь эти стоны я услышала, как Людмила Зыкина поет: "Гнутся деревья, гнутся к земле, ты не согнешься. К дому родному даже во мгле снова вернешься". Я поняла, что и я не сдамся.

К счастью, все обошлось: усилиями докторов Екатерина Ивановна "вернулась" к своим друзьям и близким. Однако после радости воссоединения с семьей женщина испытала небольшой шок.

- После того, как я очнулась от комы, я была еще в очень слабом состоянии и меня сфотографировали. Когда мне показали этот снимок, я была ошарашена. Мое лицо сильно постарело, да и выражение лица было какое-то странное. По нему можно было сделать вывод, что я не в своем уме. Тогда я решила, что сдаваться нельзя. Надо продолжать жить и развивать мозги. А что может быть лучше для закалки мозгов, чем поэзия? Так я и начала писать. Ведь писать стихи - это работа над словами, орфографией и пунктуацией.

Переполненная впечатлениями и благодарностью к доктору, который поставил ее на ноги, Екатерина Ивановна начала писать. Одно из первых своих стихотворений она именно ему и посвятила. С этого все и началось.

- Трудно сказать, почему начала писать. Поначалу думала, что я не имею права писать, ведь я по образованию зоотехник. Но однажды я задумалась о том, что после меня останется. И тогда "взяла перо" и начала писать для своей внучки, чтобы она меня помнила и знала, какая у нее была бабушка.


По-белорусски о Чернобыле

Сейчас, за десять лет, в арсенале поэтессы накопилось свыше 90 стихотворений. В основном женщина пишет на русском языке, но есть также несколько произведений и на белорусском.

- Я очень люблю белорусский язык. Он очень мелодичный. Но для того, чтобы на нем писать, надо его отлично знать. Я пока не настолько хорошо им владею. Но есть у меня стихотворения на белорусском языке. Одно из них про Чернобыльскую катастрофу. Я сама до аварии на ЧАЭС в Гомельской области работала, и именно эти места вдохновили меня написать стихотворение на белорусском языке.

Стриптиз души

Все свои произведения Екатерина Ивановна аккуратно записывает в два блокнота формата А4. Это ее рукописные сборники. Один из них называется "Стриптиз души". Отвечая на вопрос, почему один из сборников носит такое провокационное название, Екатерина Денисюк пропела несколько строк из двух своих стихотворений.

-... Пеплом сгоревшей души стихи свои напиши. Может, кому-то они станут когда-то нужны, их кто-то прочтет иль услышит и скажет: "Ах шансонье, как близок мне. Этот безумный стриптиз твоей обожженной души…

- … Ищу слова, а сердце бьется. Душа поет, что ж ей неймется. Найду, спою эти слова, кто знает, может быть и я. И если вдруг над ними кто-то посмеется, скажу ему шутя: "Стриптиз не исполняю я, то окаянная душа моя"…


По признанию поэтессы, свои стихи она редко кому читает вслух. 

- Я даже своим родным их не читаю. Стесняюсь. Если бы вас хорошо знала, то и вам бы не читала. Раньше читала стихотворение мужу, но сейчас он сильно болен и уже не реагирует. Поэтому, когда напишу, выхожу в коридор, закрываю двери, чтобы меня никто не слышал, и читаю вслух свои стихи для себя. У меня есть одно правило: если стих можно напеть, то это хорошее стихотворение, а если нет - тогда я его редактирую.

В небе есть все

Пишет Екатерина Ивановна, по ее собственным словам, "обо всем". Есть у нее стихотворения, посвященные белорусским женщинам, бывшему директору начальной школы, учителям, одноклассникам, природе, Чернобылю, политике и даже стенокардии. Однако главное место в творчестве Екатерины Ивановны занимает ее малая родина - деревня Приборово Брестского района. Здесь она родилась, провела свое детство, отрочество, юность, а потом уехала по распределению. Тоскуя по родным уголкам, она одно за другим посвящает им замечательные стихотворения.

- Тебя, село, я благословенным раем называю, мной оставленным когда-то навсегда. Глазами матери родной, село родное, на меня глядишь издалека.

- В Приборово все по-другому. Я когда раньше заезжала, у меня просто дух захватывало. Особенно небо. Вот здесь, в Ивацевичах, оно светлое и какое-то стальное, а там голубое, лазурное. Я с детства очень люблю небо. Когда пасла коров, я часто смотрела ввысь и видела там образы, фигуры, горы, валуны и силуэты. Я увлекалась рисованием и могла нарисовать все, кроме неба. Я никогда не видела море и мне кажется, что небо - это как море. Можно просто смотреть на небо и писать о нем. В небе есть все.


И несмотря на то, что Ивацевичи и Приборово разделяет около 200 километров, для 70-летней Екатерины Денисюк это непреодолимое расстояние. Однако благодаря стихам и ярким детским воспоминаниям, поэтесса продолжает мысленно жить в Приборово, там, где стоит деревянный домик, в котором она родилась. "Пиши, шансонье, пиши…"

Станислав Коршунов,




Система Orphus