Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

Подземный Брест-5. В пыли под крепостью чей след?

54 9  Января 2013 г.  в 16:02, показов: 12180 : История города Бреста


Потерна капонира  ГавриловаНа фото: Потерна капонира Гаврилова

В пятой “серии” расследования, как и обещал, поведу речь главным образом о крепостных подземных горизонтах. Задумывалась публикация как колядный подарок брестчанам, но выдержать подарочный стиль не везде получилось. Извините, история диктовала…

Строго документально

Под землей часто сыро. Плесень, грибки… Лучшая профилактика неболения – это не ходить туда, но если решение твердое, то и меры должны быть адекватными. То же самое, если писать на эту местами скользкую и чреватую разными опасностями тему. Недаром самым сильным ругательством белорусов издревле считается: “А каб цябе зямля забрала (завярнула)!” То есть «а чтоб ты под землю провалился». Тут нужно быть готовым применить и терапию, и успокоительный курс (таблетки, скажем, экстрасенсорное снятие порчи от многолетних заклинаний), и более радикальное решение – образно говоря, хирургию.

Начну с двух цитат. Где они в перечисленной линейке мер, судите сами.

1. «Пятьсот казематов казарменного здания могли вместить гарнизон численностью в двенадцать тысяч человек со всеми запасами, нужными для жизни и боя этих войск на длительное время. Кроме того, под казармами находились обширные подвалы, а еще ниже подвалов, как бы во втором глубинном этаже, протянулась во все стороны сеть подземных ходов, которые не только соединяли между собой различные участки Брестской крепости, но уходили на несколько километров за пределы крепостной территории».

Выделение жирным шрифтом – моё, авторское. Цитата взята из того же источника, откуда берет своё начало и сегодняшний Мемориал, – из книги Сергея Сергеевича Смирнова «Брестская крепость». Она доступна в Интернете. Страницы 13-14, а можете просто забить в поисковик часть текста.

Хоть и довелось во время СССР поработать внештатным экскурсоводом по крепости (подзарабатывал к учительским деньгам), но успел подзабыть это место, тем более что нам настойчиво предлагали его обходить «научно-идеологические» сотрудники-методисты. Кстати, были и еще несколько табуированных тем, к примеру, -- оборона крепости поляками в 1939 году.

2.“Падзямеллі замкавай рэзідэнцыі Шуйскіх і царквы (у Церабуні. – Е.Б.) злучаліся паўтаракіламетровым мураваным падземным ходам... “ (“Замкі, палацы, паркі Берасцейшчыны Х – ХХ стагоддзяў”, Л. М.Несцярчук).

Напомню, что Брестская крепость окружена тремя кольцами фортов. Третья линия не была закончена, но пятно зоны охвата составляло около30 кмв поперечнике. Деревушка Теребунь (12 кмот крепости) теоретически в эту зону вписывалась. Именно поэтому она после рассказа одного бывшего пограничника попала в мой список приоритетов.

Вот что он припомнил:

“Однажды утром едем на заставу, а дорога… провалилась! Яма здоровенная. Командир приказал песком засыпать. Там и теперь углубление заметное. Можете проверить. Но прошу, обо мне ни слова. Занят другими делами, может мне навредить теперь”.

Проверять эту информацию не спешу. Думается, соберемся командой из представителей культурно-исторической ветви власти, инвесторов в Брестскую крепость как объект туризма, кои уже наметились, и сделаем это сообща. Ведь, как говорят белорусы, “гуртом лягчэй і бацьку біць”…

И еще думается, что в Теребуни провалился упомянутый в книге Л.Нестерчука ход, замурованный, кстати, со стороны церкви, которая еще живет-здравствует, в отличие от разобранного еще в ХІХ веке замка.

Теперь более радикальное, скажу прямой речью, противоядие.

В 1960-х годах под Брестской крепостью пропали дети. Согласно еще одному источнику, подобное случилось еще раз, но несколько позже. Пока не удалось установить: под городом или под крепостью. Именно из-за этого было закрыто для доступа здание бывшего красноармейского клуба (на сегодня действующая православная церковь в Цитадели). Храм имеет два уровня. Под вторым, подземным, есть еще один, ныне замурованный горизонт, и он не тупиковый, т.е., в принципе, туда может быть доступ откуда-то еще. Об этом недвусмысленно проговаривал на камеру покойный ныне настоятель церкви отец Игорь. Фильм доступен в Интернете.

Тем самым подтвердилась догадка автора этих строк о причинах затрудненного доступа в подземный Брест, высказанная в одной из предыдущих публикаций. Но я не об этом теперь.

Если узнаете о каком-либо ходе -- ни в коем случае не лезьте, не идите, не ползите в никуда. Ведь при определенном стечении обстоятельств можете встретить пропавших детей – вернее, то, что от них осталось.

Далее – от чего они умерли? Заблудились? От жажды? Голода? Страха? Подорвались на боеприпасах одной из трех войн? Никто не знает. Но что точно известно: ВЫ РИСКУЕТЕ РАЗДЕЛИТЬ ИХ УЧАСТЬ.

Что реально можно открыть в Брестской крепости

На серию публикаций “Подземный Брест” пришел в редакцию отклик. Служивший в крепости Сергей по электронной почте засвидетельствовал (став тем самым участником Народного проекта) следующее.

В 2000-м году во время сильных дождей на плацу возле порохового погреба на Кобринском укреплении (Северный остров) проступила вода. Что ни делали – не убывала. Командование решило, что не выдержали водопроводные трубы, и бросило на их раскопку солдат с техникой. В результате откопали… сводчатую кладку. Пробили верх – а там тоннель, практически доверху заполненный чистой водой. Причем она была не стоячая, а текла от обводного канала в сторону правого рукава Мухавца, за которым Цитадель. Пока не упал уровень воды, не могли ее остановить. Место потом засыпали.

Это место находится недалеко от капонира Гаврилова. Через дорогу Восточный форт, где он 27 июля 1941 года принял последний бой ( теперь здесь склад надгробий с брестских кладбищ). Казематы под валом на северо-западе Кобринского укрепления и капонир Гаврилова соединяет проходимая потерна (бетонный или кирпичный ход, коридор в фортификации). Если бы удалось найти описанный Сергеем подземный ход, который, вероятно, помог последней горстке защитников крепости такое долгое время оставаться незамеченными, – думается, после укрепления, в комплексе с потерной и Восточным фортом, получилась бы очень привлекательная для туристов точка. Где, как не здесь лучше всего можно будет рассказать о подвиге майора, который после месяца боев и лишений едва держался на ногах, но бросил во врага последнюю гранату. И которого немецкий офицер приказал пронести на носилках перед строем своих подчиненных, оказывая ему воинские почести.

В перспективе вполне доступны для деятельной части туристических групп и казематы под кольцевой казармой, под валами трех предмостных укреплений. Конечно, не шашлыки предлагается жарить. Но история как reality не предполагает чинного поскрипывания музейного паркета. А она, как известно, сегодня тренд, особенно для небедных западных гостей.

А пока в Цитадели вполне доступное, правда, без экскурсовода, только одно подземелье – бывший туалет советских времен.

Город + крепость = ?

На трехдневном семинаре по планированию культурно-туристической концепции развития Брестской крепости, который был проведен в Бресте на исходе прошлого года заинтересованными сторонами, в том числе и горисполкомом, говорилось о возможностях и необходимости увеличить сюда приток туристов. Хотя лично у меня впечатления от происшедшего довольно пестрые, но были и отчетливые плюсы. Назову стойко повторенную мысль, что на кровь туристы не ринутся. 

Сводчатый вход куда-то под одним из зданий крепости.

Сводчатый вход куда-то под одним из зданий крепости.

Возможно, каждый из экспертов вкладывал в эту формулу свое содержание. Интуитивно не исключаю, что некоторые из российских экспертов запустили пробный шар насчёт «Диснейленда» неподалёку, которого с полным основанием боятся и не приемлют сотрудники Мемориала. Но, с другой стороны, разве не у нас совершенно уникальным образом некрополь УЖЕ совмещен с парком культуры и отдыха? Или скорее, наоборот, впопыхах, чтобы отрапортовать перед грозным вождём, расположили в парке братскую могилу 44 воинов-героев? В любом случае – дискотека в20 метрах! Или взять кафе «Цитадель». Обслуживает же точка спецмероприятия! Позвонил – пообещали и Деда Мороза, и Снегурочку. И свадьбу можно…

А что за пикники летом в хорошую погодку на валах, обильно политых кровью? Где, кроме раскопанной в прошлом году воронки от мортиры «Карл» с 58 останками, затянуты зеленью забытья еще 28 таких же, со сброшенными туда перед визитом Гитлера и Муссолини в августе 41-го телами, не найденными и не перезахороненными…

Но хочется о другом. Российские эксперты, которые направляли работу семинара, даже не включили в список приоритетов археологический музей «Бярэсце» (правильно: «Берасце» – в переносе с «`Бэрэстэ» – так всегда называли город местные жители). Не прозвучало НИЧЕГО о фортификации-предшественнице Брестской крепости – Берестейском замке. Предпочитали говорить, что построение крепости привело к полному уничтожению старого города.

Так ли это? Ведь хатки Берестья – вот они, «сохранились как нигде в Европе!» (из выступления на пленарном заседании открывателя древнего поселения, доктора археологии Петра Лысенко).

Очень привлекательным выглядит подход доктора урбанистики, историка архитектуры и, самое важное, нашей землячки и патриотки Бреста Ирины Лавровской. Она говорит о том, что сохранилась определенная этажность на месте старого `Берестья. Старинные фундаменты и иже с ними – интересующий меня «нулевой цикл» – даже на Цитадели местами, вероятно, просто присыпаны или даже частично или полностью сохранены, а сверху обустроены новые сооружения. Это и есть, по-моему, перспектива поисковых работ под землей крепости…

Подземный туалет

Подземный туалет 

Кстати, есть свидетельство еще одного читателя, позвонившего в редакцию. Человек уже пожилой и больной посетовал, что прийти не может, но сказал, что лет двадцать тому назад на Госпитальном (Южном) острове наблюдалась такая же странность, как и у военных на Северном острове через Цитадель. В условиях «большой воды» Госпитальный буквально превратился в бублик. Там, где обваловка, – сухо, а середка затопленная. Вода прибывала стремительно, потом так же быстро ушла. Куда?

Попробую дать ответ так, как берут крепости: не в лоб.

Вистычи

Эта деревня, как и Теребунь, находится на берегу Лесной, но выше по ее течению, в семи километрах от городской черты. Известна тем, что имеет четыре официальных версии названия, начертанных на дорожных указателях, но прежде всего достопримечательна храмом ХYI І столетия, на сегодня православной церковью. Сзади величественного храма когда-то был монастырь. 10 декабря 2004 года, прокапывая неподалеку траншею под газовую трубу, на глубине 2 метра строители наткнулись на выложенный кирпичом свод. Далее открылся подземный ход размером примерно метр на метр, который вел от территории храма в направлении берега Лесной!

 Местные жители подтверждают: ходы есть. Не только к Лесной, но и, возможно, к старому католическому кладбищу рядом.

Мне рассказали о местном церковном старосте, который где-то в подземных горизонтах нашёл кости, черепа, простреленные в затылочной области. Неизвестные мертвецы являлись ему по ночам. Упокоились с миром только “после перезахоронения по христианскому обряду”. Год тому назад ушел, к сожалению, и мой потенциальный собеседник.

Настоятель храма отец Анатолий говорит больше о заботах строительства: несмотря на скудость средств, провели тепло, начали перекрывать крышу…”Еще укрепить надо храм, всему своё время”. Очень надеется он на помощь управления культуры, ведь ходы, мало того что монастырские, так еще требуют особого, археологического подхода, работы специалистов. По некоторым сведениям, они сильно завалены мусором и непроходимы.

На самом деле: где археологи? Почему культурный слой вокруг старинного храма ворошится тяжелой техникой? Разве это коттедж? Как это без участия и широкого информирования общественности, втихую закопали, иначе не скажешь, останки со следами расстрела? Почему ходы не взяты на учёт как культурные ценности, – в этом-то хоть сомнения нет?

Чернавчицы

Некоторые соображения подсказали визит в соседние Чернавчицы, где стоит 400-летний костел Святой Троицы.

По дороге порассуждаем о вещах, которые нам почему-то невдомек. У монахов не было телевизоров! Более того, у них не было даже малейшего нашего с вами, господа современники, комфорта. А вот огромный дискомфорт в виде войн был. Именно поэтому существуют церкви оборонительного типа (Сынковичская, к примеру). И Вистычский кляштар (от немецкого „Kloster” – Я.Б.) монахи, похоже, подготовили на случай войны.

И еще не забудем: храмы близки в пространстве (3 км) и во времени (Чернавчицкий костел только на сто лет старше).

Разговор с пробащем Павлом обогатил очень.

Дзеці прыходзяць, пытаюцца. Ёсць у мяне інфармацыя, што хады, лёхі – гэта не выдумкі. Але хады засыпалі па ўказу цара пасля паўстанняў – Касцюшкі, Каліноўскага, бо па іх ратаваліся паўстанцы.  Нібыта быў праход ад гэтага касцёла да Вістыцкага кляштара. Адсюль да Лясной, нават пад Лясную…”

Далее ”падре Павал”, как он сам себя определяет, сказал, что нельзя пренебрегать историей, традициями предков. Думать, что они ходили по земле с палками и т.д. Ведь строили достаточно сложные сооружения.

Пробащ сообщил, что в пинских храмах тоже обнаружили подземные ходы и даже РАСЧИСТИЛИ И СДЕЛАЛИ ДОСТУПНЫМИ часть из них (!!!). А между тем Пинск, как и Брест, лежит на достаточно болотистой местности.

В Пинске, как и здесь, строили монахи, – продолжает мой собеседник. – Из Италии, Австрии, – со всей Европы. Поэтому надо просвещать людей, открывать им глаза, а для этого исследовать…Поработать в музеях, архивах, в Вильне, Варшаве, Петербурге…С монахами-кармелитами пообщаться…

 Тут пробащ сослался на инженера Рафала Калиновского, который уже при царе строил объекты в Брестской крепости и причастен к обустройству существующих и поныне в виде руин храмов.

Бо ўсё знішчылі, што было раней. А трэба захаваць, “ – сказал на прощание священник.

Назрели два вопроса. Первый: а чем обитатели храмов, которые были на территории Старого города, – а было храмов ни много ни мало 21 – чем они хуже вистычских монахов? Теребуньских священников?

Второй: а что мешает нам освоить такие роскошные объекты, – частью, разумеется, – как outdoor - станции туристического показа?

Только не говорите, что туристам это будет неинтересно.

И еще согласитесь с такой мыслью: это уже не просьба «заглянуть на кровь». Это поближе к рождественской сказке будет, которой иногда балует Клио. И тему войны прятать, оказывается, совсем нет нужды.

А теперь вернемся на остров-бублик Брестской крепости во время легкого наводнения. И не забудем сказанное пробащем Павлом. Там еще сейчас стоят руины монастыря Бернардинок. Были здесь еще несколько культовых строений, среди них мужской монастырь Бернардинцев, И не оставшиеся ли от монахов ходы позволяют воде так легко приходить и уходить?

Хирургия как лирическое отступление

Мои поиски подтвердили один статус-кво нашего социума: уж очень укоренилось концлагерное сознание.

Сами (никто за язык не тянул) провозгласили туризм одним из приоритетов, а тут такая возможность получить за сравнительно небольшие деньги ну просто жемчужные достопримечательности, такие точки возврата инвестированных средств… рентабельности туризма…

Там, где это понимают, не нужна резекция, вскрытие абсцесса. Ибо его нет. Вместо боли – проливается бальзам на раны:

«Новую экскурсионную программу собираются предложить туристам Несвижского дворцово-паркового ансамбля — прогулка по подземелью.

Протяженность отреставрированного подземного хода, который станет одним из самых колоритных объектов маршрута, составляет около 50 метров, в всего новая экскурсия по оборонительным сооружениям замка займет 45 минут», сообщает БелТА.

Ходы на ул. Веры Хоружей – «газового» происхождения?

Комментаторы нашей темы в Интернете настойчиво прописывали версию о ходах, которые идут от старых домов по улице Веры Хоружей. В конце цепочки оказалась Татьяна Николаевна Морозова, живущая с мужем в одном из таких домов. Внешне дома, кстати, очень презентабельны, но внутри дела, увы, чаще всего обстоят прямо противоположным образом. Только одно из зданий этого когда-то загородного квартала, в котором разместился Музей спасенных ценностей, спасено всерьёз. По свидетельству заведующей музеем Ирины Таримы, все семь домов, которые построил здесь архитектор Лисецкий по образцу его же зданий по ул.Леваневского, – все они принадлежали одному богатому поляку, который сдавал их в аренду.

Татьяна Николаевна засвидетельствовала, что дом избрал себе местом проживания ее отец, военный топограф, присланный сюда после войны. Очистил территорию от руин, потом принялся за подвал. И нашел… ход. “Вел неизвестно куда, – говорит свидетельница времени. – Я тогда пятиклашкой была, поэтому не интересовалась. Расчищая ход, отец нашел боеприпасы, амуницию и мёртвого красноармейца. Воина перезахоронили с почестями на Гарнизонном кладбище”. 

Здесь был один из “газовых” тоннелей?

Здесь был один из “газовых” тоннелей?

На сегодня выхода за фундамент дома нет. Строители новых “высоток” на прямой дороге к крепости говорят, что никаких ходов не открывали. Между домами по ул. Веры Хоружей и ТЭЦ на месте перевалочного желдорпункта строится торговый центр. О каких-то подземных пересечениях тоже не говорят.

Архитектор, специалист по реставрации Николай Власюк  высказал такую версию насчёт домов по ул. Веры Хоружей. Этот квартал был “на выселках”, поэтому “какая кому нужда была в этом заштатске да еще тянуть подземные ходы”. А вот прятаться от газовых атак на то время было модно. Так что эти засвидетельствованные подземные коммуникации вполне могли бы быть “такими себе самотужными газовыми схронами польскэго часу”, полагает Николай Николаевич.

Не совсем вписывается эта версия в рассказ урожденного брестчанина Дмитрия Евгеньевича Козырева, бывшего офицера-моряка, обитающего как раз по улице Веры Хоружей. “Я мальчиком проходил под землей от нашего дома по Чкалова, 10 до дома друга на противоположной стороне улицы Леваневского”, – свидетельствует он. И дополняет: “А от Леваневского наискосок через парк можно было пройти в сторону нефтебазы; мы однажды дошли до места, где начали строить стрелковый тир. Дальше не смогли: тоннель обсыпался, щель была слишком узкой”.

 Ставим запятую?

Думается, логичным завершением Народного проекта была бы книга о брестских подземельях. Она уже практически сложилась, но должна еще некоторое время вызреть. Ведь в январе 2013 года исполнится всего лишь год со времени первой публикации! Кроме того, есть еще несколько интересных, даже дерзких версий, которые жаль было бы потерять для книги, но присоединить их можно только после более тщательной проверки.

Есть и довольно мистическая деталь именно авторской работы и жизни. Старая крепость, похоже, хотела забрать меня себе…руками сегодняшних воров и головотяпов. Пока идет судебное разбирательство, поэтому должен теперь ограничиться обещанием включить и эту полудраматичную, на четверть смешную и достаточно подлую историю уже в книгу. Мистична она потому, что не имеет к моим поискам никакого отношения! Ибо случилась перед изначальной для “подземного” цикла беседой. Имею в виду записанный на диктофон в конце сентября 2011 года рассказ внучки местного жителя, ходившего по тоннелям Бреста, Татьяны Николаевны Лазебо. После ее сенсационного свидетельства проверены были подземные горизонты поначалу города и вокзала (все первые 4 “серии” о них). Лишь весной в силу исторической и физической логики замаячила не очень перспективная поначалу крепость… Поэтому еще раз выражаю уважаемой Татьяне Николаевне благодарность: без её рассказа “серий” просто не было бы.

Главное, что тема очевидно интересует людей и что может обернуться пользой. Спасибо всем, кто откликнулся. Присоединиться к нашему проекту – никогда не поздно!

Автор: Евгений БЕЛАСИН, Брестский Курьер




Система Orphus