Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

Брестский профессор призывает остановить распродажу уникального конфиската

4 16  Августа 2012 г.  в 13:45, показов: 6452 : История города Бреста


Брестский профессор призывает остановить распродажу уникального конфиската

Интерес к камням-самоцветам, начиная с эпохи Древнего мира, не утихает и в настоящее время. Это не удивительно: природная красота цветных камней завораживает, удивляет, притягивает, как магнит. Манит к себе и молодежь, и убеленных благородной сединой пожилых граждан.

Этим, к сожалению, пользуются люди, цель которых -- «нагреть» свои руки дензнаками за счет продажи камней-самоцветов и ювелирных изделий из них. А поскольку «цель оправдывает средства», подобные предприниматели уже давно действуют проверенным способом: где-то купить камни подешевле, а уже потом -- на выставках, вернисажах, базарах и рынках -- продать подороже.

А подешевле самоцветы можно купить только на оптовых рынках Польши, Чехии, Германии, откуда этот постоянно востребованный товар, естественно, везут в Беларусь, нарушая все правила и законы нашей страны. Причем законы, как показала практика последних лет, настолько несовершенны, что часть конфискованных минеральных и ювелирных изделий не попадает в наши музеи и учебные лаборатории вузов, даже несмотря на свою уникальность и неповторимость.

 Чиновники, торговцы и Минкульт

Происходит все это «минералогическое безобразие» по очень простой и отработанной схеме. Таможенники и пограничники фиксируют незадекларированные самоцветы и изделия из них как контрабандный товар. Я, как специалист по диагностике и оценке камней-самоцветов, делаю геммологическую экспертизу, и суд без всяких проволочек обращает весь конфискованный материал в доход государства. Процентов 20-25 минералов остаются в Бресте для реализации товара, а все остальное отправляется в Минск и другие областные центры. Все довольны: чиновники рапортуют о миллионных прибылях в рублях, всезнающие торговцы самоцветами в мгновение ока скупают камни и затем втридорога продают их на выставках-ярмарках, а также на «Славянском базаре» и санаторных мини-рынках. Причем продают своим же белорусским покупателям, в том числе и образцы, место которым -- в музеях и учебных лабораториях.

Возникает невольный вопрос: почему уникальные образцы «пролетают» мимо музеев и оседают в частных коллекциях? А потому, что заключение экспертов не имеет никакой юридической силы: всем нужна только цена на камни. Дать указания комиссии облисполкома, Департаменту по гуманитарной деятельности, таможенникам о передаче части уникальных творений природы в музеи и вузы может только Министерство культуры. Таков закон. Но он был бы хорош и работал на нравственное воспитание нашего общества, если бы кто-то информировал Минкульт, что в Бресте задержан очередной камнесамоцветный клад. Однако такой информации нет, а те, кто ведает подобным «камнесамоцветным беспределом», заключения эксперта не читает: ведь именно чиновники этого звена должны информировать вышестоящие службы о том, что есть возможность безвозмездно пополнить фонды наших музеев и вузов. Кстати, наши музеи -- самые бедные и скудные по цветным камням по сравнению со своими собратьями в Варшаве, Праге, Вильнюсе, Львове, Киеве, Санкт-Петербурге и Москве. И это при том, что Беларусь находится в так называемом центре Европы, через который везут всё, что угодно, включая камни-самоцветы.

 Все – на продажу!

А теперь хроника нескольких последних лет, от которой у честных людей, болеющих за дальнейшее развитие нашей страны, должна похолодеть кровь в жилах.

Лето 2004-го года. В пункте пропуска «Козловичи» задержаны полудрагоценные галтовочные камни, фигурки животных из натуральных камней и заготовки для бус. Среди них -- 12 каменных статуэток (полный набор гороскопной композиции), представляющих собой редчайшую экспозицию, выполненную на высоком художественном уровне, которой нет ( а теперь уже долго не будет) ни в одном музее Беларуси.

Каждая фигурка размером 6х13 см выполнена из различных минералов: обезьяна -- из горного хрусталя, петух -- из сердолика, собака -- из яшмы, свинья - из лабрадора, крыса -- из сапфирина, бык -- из агата, тигр -- из тигрового глаза, кролик -- из сапфиринованого агата, змея -- из оливина, лошадь -- из содалита, коза -- из аметиста.

Оцененные в 1000 долларов США эти фигуры были выкуплены в Минске и там же на минералогической выставке «Каменная сказка» были проданы за те же 1000 долларов США, но… за каждую отдельную фигурку.

А среди конфискатов были и другие фигурки из камня: дельфины, черепахи, конь, орел, львица, павлины, слоны, крокодилы, лягушки, фламинго, кролик, змея с яйцом. И кто же их видел в музеях?

Осень 2005-го года. На складе таможни «Западный Буг» были исследованы гранаты, топазы разных цветов, хромдиопсиды, бериллы, шпинель, которых, естественно, в наших музеях нет. Как нет их и в наших вузах, где изучают минералогию. Там же поражает воображение скульптура святого Победоносца на лошади, убивающего змею, скульптура настольная «Император Максимилиан на лошади» и две скульптуры рыцарей. На подставках из черного мрамора, инкрустированные кальцитом, ониксом и белым мрамором, литые из металла желтого и бело-черного цветов, они теперь украшают чьи-то коттеджи и частные коллекции.

Весна 2008-го года. Мною оценены серебряная сахарница, молочница и подносики, возраст которых -- конец ХIХ –начало ХХ века. Там же находятся 21 нитка имитационной бирюзы и 40 ниток культивированного жемчуга. Весь этот материал я исследовал на складах временного хранения таможни «Западный Буг». Чтобы решить, что делать с этим материалом, его передали в ООО «Бизнес-оценка». Для этого понадобилось несколько лет. Департамент по гуманитарной деятельности по Брестской области направляет все бусы (а это низкопробная бижутерия) в …Музей землеведения БГУ и в Брестский областной краеведческий музей, причем одним достается только жемчуг (40 ниток), а другим -- «бирюза» (21 нитка). И что теперь делать музеям с таким количеством бижутерии?

А ведь в моем заключении было ясно указано: бусы -- на продажу, а серебряную посуду -- в краеведческий музей. Кстати, посуда почему-то была отправлена в Музей землеведения БГУ, где экспонируются минералы, руды, горные породы и окаменелости. Когда там получили столовое серебро -- долго смеялись, а сейчас не знают, что с ним делать. Кому-то передать нельзя: на изделиях черной тушью проставлены инвентарные номера. А ведь подобная посуда -- украшение краеведческого музея.

Февраль 2012-го года. В пункте пропуска «Песчатка» брестские таможенники и пограничники задержали нашего земляка, который в своем стареньком авто «Nissan» перевозил более 2300 полудрагоценных камней, ювелирных и художественно-декоративных изделий из них, которые «по забывчивости» не были задекларированы, а упрятаны под обшивкой салона машины и в дверях багажника.

После тщательной минералогической экспертизы решением суда камни-самоцветы обращены в доход государства. И хотя сумма конфиската оказалась не очень большой -- порядка 10 миллионов белорусских рублей -- в массе камней (аметист, горный хрусталь, тигровый глаз, агаты, сердолики, яшма, авантюрин, розовый кварц, нефрит и др.) оказались образцы, место которым -- на стендах музеев и в витринах учебных аудиторий университетов, где изучают геологию и минералогию. К примеру, экспертиза рекомендовала «слоников и яйца» из оникса, хризопраза, селенита, нефрита, лабрадора, агата и яшмы передать в Брестский областной краеведческий музей, а друзу-щетку из темно-фиолетового аметиста и отполированные срезы головоногих моллюсков-аммонитов, живших на Земле около 200 миллионов лет назад, -- в кабинет геологии географического факультета БрГУ имени А.С. Пушкина.

Рыцари из бронзы и позолоты на черно-мраморных подставках тоже ушли «налево» - в частные руки, хотя место им – на стендах краеведческого музея

Рыцари из бронзы и позолоты на черно-мраморных подставках тоже ушли «налево» - в частные руки, хотя место им – на стендах краеведческого музея

Кстати, данные срезы аммонитов характеризуются прекрасной сохранностью: в них отчетливо видна свернутая в хорошо выраженную спираль, разделенную перегородками, вся внутренняя структура известково-кальцитовой раковины. С одной стороны, это -- прекрасный учебно-иллюстрационный материал, а с другой -- уникальный образец, которого нет даже в музее землеведения БГУ в Минске.
 

Брестский профессор призывает остановить распродажу уникального конфиската

Но уникальные образцы ни в музей, ни в БрГУ уже никогда не попадут. Их продали, причем все камни-самоцветы были раскуплены очень быстро. И если кто-то захочет увидеть их воочию -- приходите на осенние минералогические вернисажи в Минске, Бресте, Гродно, Могилеве и других городах Беларуси. Я возьму на себя труд совершенно бесплатно провести минералогическую экспертизу и показать образцы, которые, по моему глубокому убеждению, должны были украсить стенды краеведческих музеев и учебных аудиторий университетов.

 Как поставить заслон?

Чтобы подобное «минералогическое безобразие» больше не играло на руку бюрократам, необходимо четко прописать в законе: если эксперт рекомендует что-то передать в музей, то чиновники обязаны об этом информировать Министерство культуры. И после этого пусть комиссия решает, кому и сколько передать образцов для будущих экспозиций.

Были бы не лишними и разъяснения суда. Ведь передать в доход государства конфискат -- это не только полученные за него деньги, но и пополнение наших музеев уникальными и интересными экспонатами, а также новые знания, которые получат студенты, изучая камень не по книгам и кинофильмам, а держа его в руках и определяя его свойства и особенности.

И последнее. Мне часто задают один и тот же вопрос: доволен ли я результатами своего труда по экспертизе, диагностике и оценке камней-самоцветов? Недоволен, и очень. Не потому, что мало заплатили (платят, как и положено, по закону), а из-за беспринципности и нежелания наших чиновников обогащать свою страну и делать для нее полезное и нужное.

Вот если бы господа, от которых зависит, чтобы наши музеи и вузы постоянно пополнялись новыми экспонатами, делали свою работу на «отлично», тогда я был бы доволен.

Во времена Советского Союза благодаря профессиональной работе наших таможенников и пограничников фонды областного краеведческого музея и Брестского госуниверситета постоянно пополнялись новыми экспонатами. А что происходит теперь? Сейчас надо побыстрее всё конфискованное продать. Очевидно, чиновники от этого что-то имеют -- премии, «откаты» и т.д. Но это уже совсем другая история. И рассказать ее должны уже другие люди…

Альберт БОГДАСАРОВ, профессор, член Белорусского географического общества, г. Брест

Брестский профессор призывает остановить распродажу уникального конфиската

Этот моллюск-аммонит жил на нашей планете около 200 миллионов лет назад. Теперь его окаменевший «собрат» украшает чью-то личную коллекцию.

2а или 2b - Рыцари из бронзы и позолоты на черно-мраморных подставках тоже ушли «налево» - в частные руки, хотя место им – на стендах краеведческого музея.

1-3 – Богаты агатами Оружейная палата московского Кремля и другие сокровищницы, а вот в брестских музеях их не увидишь. 

Источник информации: Брестский Курьер




Система Orphus