Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

Мошенники брали деньги, обещая помочь связями в силовых структурах

8  Июля 2012 г.  в 13:41, показов: 3421 : Криминал, происшествия


Мошенники брали деньги, обещая помочь связями в силовых структурах

Под следствие идут «знатоки»

В начале перестройки два, казалось бы, различных события случились в один месяц. На экраны страны (СССР) вышел фильм про итальянскую мафию «Связь через пиццерию». В главной роли снялся Микеле Плачидо, он же комиссар Каттани в культовом сериале «Спрут». А в журнале «Юность» были опубликованы материалы круглого стола народных депутатов под названием «Сколько лиц у милиции?». Впервые за 70 лет было сказано открыто о коррупции в органах МВД и других силовых структурах.

Мошенники брали деньги, обещая помочь связями в силовых структурах С тех пор обыватель легко верит во все плохое, что могут сказать о власти и силовиках. Иногда без оснований, иногда вполне обоснованно. А уж в том, что за деньги все и везде можно «порешать», почти никто не сомневается. И эту веру порой умело используют ловкачи в своих, в основном корыстных интересах.

ПриГАИшный сервис

Сергею Сергеевичу 48 лет. Он был старшим мастером на одном из кобринских предприятий. И будь то безмятежные 70-е годы ХХ столетия, был бы Сергею почет и уважение, а может, и вполне сносный достаток – хороший специалист на производстве получал тогда гораздо больше врача или учителя и ненамного меньше офицера милиции. Но увы, престиж рабочего человека ныне упал. Слово «пролетариат» нынче звучит вовсе не так гордо.

Однако не все знали, что у Сергея Сергеевича есть за пределами заводской проходной другая, более увлекательная жизнь. В среде определенной категории кобринчан он был известен как человек, способный решать щекотливые вопросы в коридорах одного из силовых подразделений. Не то, чтоб он был ходатаем у всех и для всех, имелась у старшего мастера узкая специализация – он решал в основном проблемы автомобилистов. Придет к нему ходатай: так мол и так, надо бы права вернуть после того, как забрали. Вернем, обещал Сергей Сергеевич, но для этого надо занести сто, двести или триста условных единиц. А занести, подразумевалось, может он, Сергей Сергеевич. Помогал он и тем, кто хотел экзамены сдать на права, и тем, кто без хлопот, а лучше всего заочно желал пройти медицинскую комиссию опять же для получения водительского удостоверения. В некоторых случаях он говорил о том, что связи у него есть не только в милиции и в ГАИ, но также в здравоохранении.

Так как всего эпизодов получения денег для передачи «наверх» следствие насчитало 24, нет места расписывать каждый факт. Тем более что схема была стандартной. К Сергеичу приходили либо домой, на улицу Пролетарскую, либо к проходной завода, высказывали свои пожелания и подкрепляли их казначейскими билетами в основном Федеральной резервной системы США.

Всего один, но весьма красноречивый пример. Обратилась к Сергею Сергеевичу дама и сообщила, что ее родственница совершила дорожно-транспортное происшествие с наездом автомобиля на старушку. Старушка осталась жива, но уголовное дело, тем не менее, по таким ДТП очень легко возбуждается. Нельзя ли сделать так, чтоб оно не возбудилось? Льзя, сказал Сергеич и взял деньги. А потом случилось так, что дело и вправду не возбудили, тем более, что потерпевшая старушка написала заявление о том, что претензий не имеет. Наверное, по доброте душевной. А дама уверовала в то, что именно действия Сергея Сергеевича помогли. Хотя действий никаких не было.

И как назло, у той же дамы вскоре случилась еще одна неприятность. Ее сын в компании таких же оболтусов украл автомобиль «Москвич». Всю компанию задержали, что называется, по горячим следам и водворили в изолятор временного содержания. Матери кинулись к Сергеичу. А тот кивает: да, ребят надо вызволять, а то попадут в следственный изолятор, их там такому научат, такое покажут!.. Взял денег немало и сумку с продуктами для передачки узникам.

И на этот раз как-то все хорошо получилось. Со временем Сергей Сергеевич стал намекать на связи не только в местной ГАИ и в местной же больнице. Деньги он брал и для начальника УВД, и для шестого управления опять же в Бресте, а заодно и в областную адвокатуру. Правда, впоследствии один из потерпевших, сам оказавшись в адвокатуре в Бресте, выяснил, что никакой Сергей Сергеевич ни с чьими ходатайствами не приезжал.

В пылу помощи людям Сергей Сергеевич договорился до того, что в Бресте работает комиссия по досрочному возвращению водительских удостоверений, а он вхож под ее светлые своды. Как знать, может, и есть где-то такая комиссия, только работает без громких рекламных слоганов. Впрочем, в суде было заявлено: доказательств того, что обвиняемый передавал деньги должностным лицам милиции или здравоохранения, не добыто.

Как часто бывает с комбинаторами подобного рода, погорел Сергей Сергеич на ерунде: на очередном ходатае по мелким гаишным проблемам. Человек, отдавший деньги и не получивший взамен искренней любви работников ГАИ, пошел в другое структурное подразделение родной милиции. И оформил заявление.

В суде Сергей Сергеевич вину свою признал частично. Мол, деньги он не выпрашивал, то есть не склонял к даче взятки, люди приходили сами и постоянно. Мошенничество признал частично. Сограждане передавали ему деньги, чтобы решить какой-то вопрос и в знак благодарности за то, что он пытался помочь. За попытку, как пелось в одной рок-опере, спасибо.

Суд признал Сергея Сергеевича виновным в подстрекательстве к даче взятки и в завладении имуществом путем обмана и злоупотребления доверием и отмерил осужденному 4 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в условиях усиленного режима.

Авария, бич мента

Юлия и Николай живут в Бресте. Юлия – индивидуальный предприниматель, Николай – пенсионер, но, как многие пенсионеры из-под погон, еще полон сил и помогал в бизнесе супруге.

Потом родственница Юлии обратилась с просьбой: надо помочь общей знакомой из Белоозерска Анне. Поехали узнать, чем можно помочь. Оказалось, муж Анны осужден давеча Мозырским судом на семь лет за получение взятки и хищение с использованием служебных полномочий. А так как Николай в свое время, не такое уж давнее, занимал немалую должность в милиции, не мог бы он как-то поспособствовать смягчению участи немолодого человека в тех местах, которых и молодому не пожелаешь. А лучше всего так, чтобы и вообще – на свободу.

Под это дело взято было несколькими дозами на протяжении двух лет примерно 32 тысячи долларов. И здесь, вероятно, получилось так, как и у кобринчанина. Так совпало, что вскоре после передачи Сергею Сергеевичу денег дознаватель по вопросу ходатаев решил не возбуждать уголовного дела.

Здесь примерно такое же совпадение. Анна передала деньги Юле, правда, перед этим была еще кассационная жалоба. И вот итог – срок Аниному мужу «скостили» с семи до пяти лет. Как тут не поверить, что Николай не зря отдал полжизни милиции.

Давай Анна еще деньги собирать и Юле передавать. Тем более, Юлия намекнула: сократить отсидку на год стоит 2000 долларов. А еще посредники, суды и прочее. Так заявленная в деле сумма и набежала. Но больше никаких послаблений узнику не выпало, хотя Юлия убеждала «клиентов», что выходы якобы есть и на КГБ, и на Верховный Суд.

Когда дело дошло до прямого вопроса «где деньги?» и задавала его уже не затурканная Анна, а следователь со стальными глазами, версия у Юлии появилась такая. Муж попал в аварию, повредил пять машин. Чтобы рассчитаться с долгами, и пришлось взять взаймы у знакомой 10 000 долларов. Поначалу, правда, неувязочка вышла. Потому что первые деньги у Анны Юлия взяла в марте 2009 года, а вот авария случилась уже под осень. Получается, Юлия заранее знала, что стрясется через несколько месяцев? Анна, правда, подыгрывать знакомой не стала, сказала все как есть и все валютные транши на вызволение мужа расписала. Да еще и участники ДТП с Николаем пояснили, что авто у них застрахованы, поэтому претензий лично к Коле они не имеют.

Дотошные следователи добыли и телефонные переговоры между Юлией и Анной, где Юлия открыто признает, что должна 32 тысячи долларов, что продаст квартиру и все вернет. Но не сложилось. Суд Ленинского района Бреста отмерил Юлии пять лет лишения свободы с отбыванием в условиях общего режима, Николаю - четыре года лишения свободы в условиях усиленного режима. Как часто бывает в таких случаях, с конфискацией всего имущества.

Оба дела рассмотрены судами первой инстанции в самом конце 2011 года. Не первые подобного рода дела и, скорее всего, не последние. И, наверное, нет дыма без огня. Прошли времена, когда знатоки, ведущие следствие, пахали за голую зарплату. И никто не удивляется, если, выйдя в отставку, милицейский офицер открывает магазинчик, входит в правление какого-нибудь АО или успешно занимается недвижимостью. Им бояться и стесняться нечего. Сосед может лишь позавидовать. Белой завистью или черной. Но это, как говорит бывший «знаток Томин», уже совсем другая история.
 

Иван Орлов. Вечерний Брест




Система Orphus