Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

Документы Национального архива Республики Беларусь и авторские размышления о событиях в районе Бреста 22 июня 1941 года

22  Июня 2009 г.  в 13:08, показов: 3345 : Автомобили, транспорт, ГАИ, ДТП


 В феврале, если не ошибаюсь, 1977 года в Минске проходил Европейский демократический форум ветеранов Второй мировой войны. Солидное такое мероприятие под эгидой Советского комитета защиты мира и Международного отдела ЦК КПСС. 

Все шло нормально: ветеранов-антифашистов из Франции, Бельгии, Голландии свозили на экскурсию в Брестскую крепость, затем они выступали с докладами на конференции. 

Но вдруг в последний день работы форума на минскую трибуну поднялся один старый боец Французского сопротивления и произнес примерно такую речь: 

«Мне перевели статью из вчерашнего номера местной газеты. (Француз показал газетную страницу с заурядной в общем-то подборкой читательских писем — жалоб на разного рода бытовые неустройства.) Из нее я узнал, что семья советского ветерана в составе пяти человек живет в неблагоустроенной квартире из двух комнат, причем муниципальная жилищная служба не способна починить протекающую крышу и сменить ржавые водопроводные трубы. Скажите, как этот факт согласуется с тем, что мы здесь слышим уже третий день: ветераны войны якобы окружены в СССР огромной заботой государства?..» 

Инструктор ЦК КПСС покраснел. Зампред Советского комитета защиты мира побледнел. Редактор белорусской республиканской газеты упал в обморок… Несколько позже за этим проколом последуют серьезные разбирательства и оргвыводы на уровне отдела пропаганды ЦК КПБ. 

А француз в кулуарах конференции принял рюмку беловежской и продолжил свои рассуждения для более узкого круга слушателей, о чем, впрочем, незамедлительно стало известно в ЦК: 

«Да, я восхищен и даже подавлен величием гигантских бетонных памятников в Бресте. Не сомневаюсь в мужестве защитников крепости. Но все же зачем нужны были явные излишества при сооружении мемориала? Миллионы кубометров этих строительных материалов можно было бы израсходовать для постройки жилых поселков для ветеранов и членов их семей. На обратном пути из Бреста в Минск наш автобус остановился в одной деревне, где мы видели старые одноэтажные домики, к фасадам которых прикреплены красные звезды. Это знак, что тут живут бывшие партизаны и бойцы Красной Армии. Но мне кажется, что герои войны в стране-победительнице не должны жить в такой бедности…» 
 

Скульптура «Мужество» мемориала Брестская крепость-герой

Документы Национального архива Республики Беларусь и авторские размышления о событиях в районе Бреста 22 июня 1941 года

Если продолжать рассуждения в направлении, которое предложил француз, то можно вспомнить многое. Есть, скажем, обошедшая весь мир фотография, которая была сделана в 1971 году во время открытия мемориала в Бресте: безногий инвалид на костылях скорбно прислонился лицом к памятному камню… 

Один «неудобный» вопрос: почему у этого советского ветерана пустая штанина подколота, словно он вчера вышел из прифронтового госпиталя? Почему герой войны — не на протезе, не в удобной инвалидной коляске?.. Ответ подыскивается такой: дорогостоящий титан, из которого государство могло бы сделать протезы для тысяч ветеранов, был израсходован в Бресте на облицовку монументального штыка-обелиска (цельносварная металлоконструкция высотой 100 метров и весом 620 тонн). 

Зачем потребовались циклопические сооружения?.. Была в арсенале советских идеологов одна образная фраза: «Это нужно — не мертвым! Это надо — живым!» (поэт Роберт Рождественский). 

Но что такое ЭТО? На поверку оказывалось, что «это» — безудержное самовосхваление номенклатурных военачальников и политработников, кичливость и отсутствие чувства меры при проведении юбилейных торжеств, при сооружении мемориалов. Да, было надо некоторым живым — очень даже «живым» в пору сооружения мемориала товарищам Брежневу, Епишеву, Гречко и прочим высокопоставленным советским демагогам. 

Правда же о войне состояла в ином. Современные историки указывают: в районе Бреста дислоцировались ШЕСТЬ артполков с запасом боеприпасов 1,5 от нормы военного времени. Здесь — 4-я армия Коробкова, укрепрайон, крепость, семь дивизий, в том числе две танковые и одна моторизованная. В ночь на 22 июня в Бресте находились 5 генерал-майоров и 3 полковника на генеральских должностях, однако обороной крепости будет руководить… капитан. 

К печали нашей, слишком часто в советской истории солдатские подвиги совершались потому, что перед этим были головотяпство и преступная халатность государственных руководителей. И вот этим-то людям во власти правда о катастрофе Бреста была не нужна. Вместо правды и реальной заботы о ветеранах — показуха, дорогостоящая помпезность, демагогия. 

Есть один занятный научный термин — экстраполяция (от экстра… и латинского polio — приглаживаю, изменяю). Означает он распространение выводов, полученных из наблюдения над одной частью явления, на другую часть его. Прием экстраполяции советская пропаганда использовала, например, при организации показательных колхозов. Наивным зарубежным экскурсантам демонстрировали «образцовые» хозяйства, чтобы впечатления о них экстраполировались на всю советскую систему. 

Вот так же и мемориал в Бресте сделали «показательной» частью катастрофы 22 июня. Подвигом сотен героев прикрыли позорное бегство СОТЕН ТЫСЯЧ остальных. В те дни на Западном фронте соотношение советских потерь было таким: на одного убитого приходилось 8–10 пропавших без вести. Подобные цифры невозможны при организованном отступлении. Означали они только одно: кадровая Красная Армия попросту разбегалась. 

После войны манипуляторы общественным сознанием намеренно сделали указательные стрелки только к подвигу защитников Брестской крепости. Супер-величественный, поражающий воображение своими масштабами мемориал стал тем предметом, которым фокусник на арене «отводит глаза» простодушным зрителям. 

В результате обычный человек, который не обременен военно-историческими знаниями, приезжает сегодня в Брест и видит огромные мемориальные сооружения. Вроде тех, которые в городе на Волге прославляют советскую победу в Сталинградской битве. «Ну, — думает он, — неспроста все это понастроено. Значит, и в Бресте был один сплошной, огромный подвиг». 

Прочитаем далее подлинные документы лета 1941 года. Прочитаем и поразмыслим.

Сергей КРАПИВИН

 

Источник информации: http://naviny.by/rubrics/society/2009/06/22/ic_articles_116_163259/




Система Orphus