Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

Брестчанка безуспешно пытается отсудить квартиру, которую перепродали мошенники

18  Июня 2009 г.  в 22:48, показов: 3551 : Недвижимость

Брестчанка безуспешно пытается отсудить квартиру, которую перепродали мошенники

Квартиру своего племянника, которую перепродали «черные риeлторы», брестчанка Валентина Орлова* пытается вернуть уже два с половиной года. Сами мошенники за эту аферу давно мотают срок. Но вот удивительно - доказать, что совершенная ими сделка была незаконной, оказалось весьма хлопотным делом.

Махнул не глядя

О том, с чего начиналась эта история, «Заря» несколько месяцев назад уже писала. Тем не менее напомним суть.

Квартира по улице Волгоградской в Бресте и дача Вадиму Кузину достались по наследству от матери и брата. Выпивать Вадим начал задолго до их смерти. А после - совсем сорвался. Однажды среди его многочисленных собутыльников «нарисовался» некий шестикратно судимый Леонид Савик. Он оказался очень выгодным знакомым: сам приносил спиртное и еду. А когда Вадим сказал, что хочет продать дачу, Савик «случайно» вспомнил про своего приятеля, который как раз занимался риелторской деятельностью.

Приятель Савика - дважды судимый Сергей Скрипкин - официально считался неработающим, что, впрочем, не мешало ему получать доходы от купли-продажи недвижимости. «Риелтор» так лихо взялся за дело, что вместе с дачей оформил на продажу и квартиру Вадима. Это было несложно - хозяин, который литрами поглощал приносимое ему спиртное, подписывал бумаги не глядя. А когда попробовал возмутиться, «риелторы» его быстро успокоили - мол, за вырученные деньги поможем купить и загородный домик, и машину.

Ни кола ни двора

  В декабре 2006 года Вадим был доставлен Скрипкиным в Первую Брестскую нотариальную контору, где поставил свою подпись в договоре купли-продажи жилья. Его квартиру «риелторы» продали за 32 тысячи долларов. Вадиму досталось только около 15 тысяч. От продажи дачи он не получил вообще ничего. Обещанные загородный домик и авто ему, конечно же, никто покупать не собирался. А купить квартиру самому просто не получается. 

Поняв, что его обманули, Вадим наотрез отказался покидать квартиру. И подписывать передаточный акт в пользу нового хозяина – тоже. Тогда «риелторы» применили силу. Как следует из материалов следствия, вечером 20 декабря 2006 года Савик, приставив нож к горлу Вадима, заставил-таки его подписать злосчастную бумагу. А немного позже новый хозяин квартиры подал в суд иск о выселении. Так Вадим стал бездомным, но, к счастью, его приютили родственники.

Где искать правду?

Скрипкин и Савик на свободе побыли недолго. Выяснилось, что они «кинули» с квартирой не только Вадима, но и еще нескольких таких же бедолаг. За мошенничество «риелторы» получили по 7 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Тем временем тетя Вадима, Валентина Павловна, от имени племянника обратилась в суд, чтобы вернуть незаконно проданную жилплощадь. Согласно Гражданскому кодексу, сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия или угроз, может быть признана недействительной. А ведь, исходя из материалов уголовного дела, «риелторы» не только обманывали Вадима, пользуясь его алкогольной зависимостью, но и при подписании передаточного акта угрожали ножом.

Более того, расписка о том, что Вадим претензий по расчету за квартиру не имеет, была написана Скрипкиным. Вадим лишь поставил под ней «корявую» подпись. Экспертиза установила, что подпись эта сделана «в каких-то не-обычных условиях или необычном (нетрезвом? - С.М.) состоянии».

Однако суд Московского района иск Валентины Павловны не удовлетворил. В решении суда сказано, что, согласно экспертизе, Вадим хоть и состоит на учете в наркологии с 1987 года и болеет алкоголизмом в конечной стадии, но «выявленные индивидуально-психологические особенности не лишают его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела». А новый хозяин квартиры, Сергей Бунько, мол, «является добросовестным приобретателем» и его тоже обманули мошенники. Ведь ни Скрипкин, ни Савик официально не являлись ни представителями продавца, ни покупателя. А то, что с ножом требовали подписать передаточный акт, так Бунько здесь ни при чем.

Истица осталась в недоумении: выходит, сделка, за которую мошенники получили срок, признана законной? И как может «правильно» воспринимать суть дела Вадим, находящийся в последней стадии алкоголизма?

Эти и другие вопросы Валентина Павловна адресовала в прокуратуру. На дальнейшие судебные тяжбы у нее, пенсионерки, уже не осталось денег - только на госпошлину при подаче кассационного иска нужно более 1,6 миллиона рублей. Валентина Павловна еще надеется на то, что правда окажется на ее стороне.

*Фамилии героев публикации изменены.
 

Сергей МАГДЫСЮК
 

 




Система Orphus

Оставить свой комментарий можно после
регистрации на сайте или в чате Telegram