Twitter Виртуального Бреста Группа в одноклассниках

В последнее время автобусным шоп-турам на рынки в Ратно или Ковель брестчане предпочитают недорогие услуги железной дороги

28  Мая 2009 г.  в 19:12, показов: 9489 : Автомобили, транспорт, ГАИ, ДТП

В последнее время автобусным шоп-турам на рынки в Ратно или Ковель брестчане предпочитают недорогие услуги железной дороги, облюбовав дизель-поезд «Брест - Заболотье». Дизель пересекает границу три раза в день, за исключением вторника, когда идет еще и дополнительный поезд. И это только в одну сторону. При всем этом, процедура пересечения границы всегда проходит оперативно, а проблемы возникают только у нарушителей. Меж тем, за кажущейся легкостью действий пограничников - изнурительный труд со своими особенностями и целым рядом довольно сложных задач.
Шестое чувство

Международный железнодорожный пункт пропуска Хотислав находится в нескольких километрах от одноименной деревни. Это последняя белорусская станция, дальше - Украина. Именно здесь пограничники оформляют документы на выезд за границу. Всего в Хотиславе постоянно дежурят четыре пограничные смены - около десяти прапорщиков и офицеров. Порядок работы - день, ночь, два выходных. За смену в этом пункте пропуска проходят 5 - 6 поездов. Ночью в них от 300 до 500 пассажиров. Днем в среднем 600 - 800. В субботу и вторник - день развернутого базара в Заболотье - от 2,5 до 3 тысяч. При этом стоянка поезда ограничена. Вот и попробуй за это время оформить тысячу человек.

Со старшим смены майором Игорем Шкором заходим в душный вагон поезда, идущего за границу. Вторник. Это уже второй за сегодня дизель. В нем едут 1027 человек, а стоянка всего полчаса. Офицеру помогает прапорщик. У каждого на ремне пятикилограммовый компьютер - мобильное автоматизированное рабочее место контролера. Здесь - база данных тех, кому запрещены въезд и выезд за границу. Контролер берет паспорт пассажира и сканирует данные в «машину». На первый взгляд все просто.

- Это только кажется - вставил и вытащил, - говорит Игорь Шкор. - Во-первых, есть чисто технические нюансы в самой аппаратуре. Во-вторых, бывают ошибки в переводе фамилии. А, бывает, украинцы дают не загранпаспорт, а внутренний. Тогда приходится вводить данные вручную, что отнимает много времени. Но просканировать и установить данные - это лишь часть дела. Наиболее сложная процедура - идентификация личности. К примеру, женщина получила паспорт десять лет назад. За это время она могла пополнеть, изменить внешность. На фотографии, скажем, блондинка, а перед тобой шатенка.

Сличать личность помогают навыки. Есть отличительные особенности лица, которые время не меняет. Определяют их пограничники по ушам, носу, глазам.

- Был случай, когда границу пересекала девушка по паспорту сестры-близняшки, - рассказывает начальник смены. - Один из пограничников засомневался в паспорте. В этом случае вопрос решает комиссия. Никто не усомнился, а контролер стоял на своем. Стали раскручивать и, как говорят оперативники, раскололи нарушительницу. Но тут, безусловно, сказываются опыт и профессионализм, которые рождают так называемое шестое чувство.

Скок - из Заболотья на Дальний Восток

Проверка документов - процедура довольно ответственная. Всплывет когда-нибудь, что контролер пропустил гражданина с нарушениями в документах, - ошибившийся получит взыскание. А нарушений в документах может быть много - как правило, с поезда одного, а то и нескольких горемык обязательно ссадят на границе. Вот и сейчас попались два молодых человека, навостривших лыжи в Украину: у одного паспорт оказался просроченным, у другого, несовершеннолетнего, было только одно согласие на выезд за границу от родителей, а надо два.

Как правило, люди к таким эксцессам относятся с пониманием, но, бывает, и скандалы случаются.

- Особенно грешат этим женщины, - продолжает Игорь Шкор. - Типичная ситуация. Едет мать с ребенком, скажем, перед выпускным за покупками, а разрешения от отца на выезд ребенка за границу нет. Ссаживаешь их с поезда, мама сначала начинает уговаривать пропустить их. Ну как я могу это сделать? Отвечаю, что тогда я нарушу законодательство, свои обязанности. Та видит, что просить бесполезно и начинает в наш адрес такие слова отпускать, что волосы дыбом встают.

Нештатных ситуаций тоже хватает.

- Очень часто бывает, что некоторые изрядно выпившие пассажиры, которым нужно было выйти еще за несколько станций до Хотислава, засыпают в поезде. Будишь их, те просыпаются полупьяные, видят склонившегося над ними пограничника и приходят в ужас, некоторые начинают слегка буянить. Приходится приводить их в чувство. А время идет - поезд задерживать нельзя.

Случаются и курьезы.

- Наш пункт пропуска - железнодорожный. Пешком здесь границу пересекать запрещено. Практически все это понимают, но однажды был такой случай. Ночью возвращался из Заболотья украинец, работающий аж в России, где-то на Дальнем Востоке. Ему кровь из носу нужно было попасть к утру в Брест на поезде, идущем из Заболотья в районе четырех утра. В противном случае тот мог потерять работу. Но, закрутившись на вокзале, мужчина на дизель не успел. От отчаяния решил добираться пешком и пошел по шпалам. Украинские пограничники к тому времени уже разошлись: они, в отличие от нас, круглосуточно в пункте пропуска не находятся. Оформили поезд - и до свидания, так что направиться к нам оттуда можно беспрепятственно. Вместе с мужчиной увязались еще две опоздавшие женщины. Так они к нам и пришли. Наш наряд заметил их, в ситуацию вник, но закон есть закон. Оформили их как нарушителей и отправили назад.

Нормативная база, которой должны владеть контролеры в пунктах пропуска, действительно колоссальная. При этом она периодически изменяется, так что информационная нагрузка здесь очень большая.

Кстати, абсолютное большинство нарушений происходит из-за неосведомленности пассажиров, причем как с нашей, так и с украинской стороны. Так, некоторые из них почему-то считают, что согласие родителей на выезд несовершеннолетних отменено. Украинцы уверяют белорусских пограничников, что регистрация иностранцев, пребывающих на срок более трех дней, уже не нужна. В результате скандалы, штрафы, испорченные отпуска - словом, как говорят в Одессе, расчесанные нервы. Так что правила пересечения границы нужно знать всем, кто планирует поездки за рубеж.

Ушки на макушке и глаз-алмаз

Разумеется, одной проверкой документов контролеры не ограничиваются. В задаче смены и досмотр транспорта на предмет контрабанды, и общее наблюдение за тем, что происходит вокруг поезда.

К примеру, по краям перрона, как правило, стоят один-два пограничника. В этот раз на вахте находилась старший сержант Наталья Новик. На первый взгляд роль ее абсолютно непонятна. Оказывается, она стоит в наблюдении. Случается, что нарушители выбрасывают из поезда товар, некоторые пытаются вылезти из вагона в окна. Все это и то, что происходит вокруг дизеля, постоянно находится в ее поле зрения. И работа эта тоже довольно ответственная и напряженная.

А еще пограничникам приходится проводить психологическую оценку поведения пассажиров.

- В прошлом году в мою смену были обнаружены 52 блока сигарет, - говорит Игорь Шкор. - Был поздний вечер, я стоял на перроне, в дизеле уже горел свет. Я видел все, что там происходит, как на сцене, меня же заметно не было. И вот я вижу, как одна женщина несколько раз перебегает из одного вагона в другой, садится на определенное место, что-то проверяет там - и снова назад. Даю по рации команду проверить это сиденье - так контрабанду и изъяли.

Надо сказать, что в компетенцию пограничников входит поиск только той контрабанды, которая спрятана в конструктивных особенностях транспорта. Нелегальный груз, который прячут пассажиры в своих вещах, вопросы таможни. Но дело-то обе службы делают общее, так что при обходе поезда и проверке документов волей-неволей приходится высматривать подозрительных персонажей. Все свои соображения пограничники незамедлительно передают таможенной и ветеринарной службам. Надо сказать, интуиция зачастую не подводит. По наводке пограничников таможня периодически задерживает нелегальный товар.

Словом, пройти дизель с несколькими сотнями, а то и тысячами пассажиров, выполнив при этом все свои задачи, дело весьма непростое. Так что своим коллегам с застав, преследующим нарушителей по приграничным лесам, они не завидуют. У них своего адреналина хватает.
 

Александр МИТЮКОВ
 

 




Система Orphus

Оставить свой комментарий можно после
регистрации на сайте или в чате Telegram