Дефицит, романтика и вечная мерзлота: зачем комсомольцы ехали на БАМ

8  Июля 2024 г.  в 08:49 : Разное: обо всём понемногу

Эпохальное создание Байкало-Амурской магистрали (БАМ) начинали несколько раз, но самая масштабная стройка, пожалуй, была в брежневские времена. Этой весной исполняется ровно полвека со старта строительства.

На стройках Байкало-Амурской магистрали (БАМ) в брежневские времена студентам можно было хорошо заработать, но это был не главный стимул. Почему из БССР ехали на далекий БАМ, корреспонденту Sputnik Беларусь рассказал ветеран студотрядовского движения Анатолий Аркадьевич Аладьин.

Во второй половине 1970-х он был студентом Белгосуниверситета, тогда БАМ гремел на весь Советский Союз. На XVII съезде ВЛКСМ, который проходил 23-27 апреля 1974 года, этот проект объявили Всесоюзной ударной комсомольской стройкой. Первый стройотряд собрали прямо там, на съезде.

Стройотрядовец Анатолий Аладьин

© Photo : из архива Анатолия Аладьина

Сам он поехал на БАМ в 1978 году – тоже организованно в составе студенческого стройотряда. Это считалось поощрением.

Молодым людям хотелось быть причастными к этому проекту, а деньги, по словам Анатолия Аладьина, "появились уже потом". БАМ остался в памяти как часть молодости. Туда студент Аладьин ездил каждое лето с 1978 по 1982 годы.

В 1970-х еще не было БелАЗов такого размера. Для БАМа закупали североамериканские Lectra Haul

© Photo : из архива Анатолия Аладьина

Сколько зарабатывали

В семидесятых, когда Анатолий Аладьин учился в БГУ, стипендия была около 40 советских рублей, а на БАМе за летний сезон можно было заработать от одной до двух тысяч рублей и даже больше. Благодаря этому, студент Аладьин купил себе зеркальный фотоаппарат "Зенит", который стоил больше сотни, а также любительскую кинокамеру и другую кино- и фототехнику. Немалую сумму отложил на будущее.

"Я понимал, что мне предстоит и семью создавать... Поэтому как бы так особо не стал транжирить", – пояснил Анатолий Аркадьевич.

Будучи студентом в конце 1970-х и начале 1980-х, он еще не знал, что буквально через несколько лет СССР распадется, а перед этим накопления многих людей пойдут прахом из-за "павловской" денежной реформы. Так случилось и с большей частью "БАМовских" рублей нашего героя.

Со времен БАМа у Анатолия Аладьина осталась большая коллекция слайдов

© Sputnik / Дмитрий Марков

Зато остались воспоминания, а из материального – много слайдов, фото и даже восьмимиллиметровые кинопленки, которые студент Аладьин наснимал за время работы на БАМе.

Дефицит

Если уж говорить о материальной стороне, то работа на БАМе была ценна еще и тем, что там можно было достать дефицитные товары.

"Например, это зонтики-автоматы, которые здесь днем с огнем было не найти", - рассказал Аладьин.

На складах у БАМа был много интересного для советского человека, в том числе товары из капстран. Стройотряды договаривались, чтобы им привозили эти товары на продажу. Это было что-то вроде промтоварной автолавки.

Продавали дубленки, кожаные плащи и многое другое. Девушки покупали себе качественную пряжу, чтобы вязать свитера. А вот студент Аладьин купил там довольно неожиданный для нашего времени сюрприз для близких – электрический самовар.

Вечная мерзлота

Природные ландшафты, через которые проходит БАМ, разнообразны. Протяженность магистрали – более 4,3 тыс. километров. Если проехать по всему пути, можно увидеть и Байкал, и Тайгу, и сопки. Климатические особенности регионов тоже разные.

Для Анатолия Аркадьевича природа Сибири и Дальнего Востока не была в новинку, ведь он родился в Приморском крае и прожил там до 15 лет, пока семья не переехала в Беларусь. Но для многих молодых жителей БССР поездка на "БАМовскую" стройку была своего рода экзотикой. Многие действительно ехали "за туманом, за мечтами и за запахом тайги".

В зоне вечной мерзлоты летом можно ходить без майки

© Photo : из архива Анатолия Аладьина

Стройотряды, как правило вылетали из Минска в Москву самолетами. Делали коллективное фото на память на Красной площади и снова на самолет – в Иркутск. Оттуда ехали три дня на поезде до Тынды. В окно можно было увидеть забайкальские степи, сопки и другие красоты.

"Для меня все эти не было новостью, а вот вечная мерзлота для меня был сюрприз. На штык снимаешь землю, а дальше камни со льдом", – вспоминает Анатолий Аркадьевич.

Регион вечной мерзлоты – это не снег и метель круглый год. Летом довольно жарко, а вечером и ночью порой нужна зимняя куртка.

Чем питались на БАМе

Экзотической еды на стройках не было. Стройотряды закупались на продовольственных базах. Ели макароны, гречку с мясом или тушенкой. Если женская часть отряда успевала повозиться с готовкой подольше, то могли быть котлеты.

Варили различные супы, щи. Кстати эти блюда почти всегда были с мясом. Рыбный суп на памяти Анатолия Аладьина за несколько лет был только один раз.

Иногда на ужин бывала манка, но народу, который весь день таскал бревна или мешал бетон, это не очень нравилось, поэтому "детсадовская" каша не прижилась.

Завтрак на природе. Строители БАМа подкрепляются

© Photo : из архива Анатолия Аладьина

Сухого закона как такового не было, спиртное спокойно продавалось в магазинах. Именно на БАМе студент Анатолий впервые в жизни увидел бутылку с этикеткой "Спирт питьевой". Стоила она примерно как две бутылки водки – десять советских рублей. С самой водкой было сложнее. Ее завозили, но она быстро пропадала из магазинов.

Было на прилавках и шампанское, а также молдавское каберне, но этим нехитрым ассортиментом, как и напитками покрепече, никто особо не увлекался. Во-первых, приезжали все-таки работать. Во-вторых, был определенный график работы магазинов, который не очень-то удобен для трудящихся.

"Одиночных пьянок не было. Коллективные в виде отмечания дня строителей и дня именинника – это было", – признался Анатолий Аркадьевич.

Карягин

В любом случае, чтобы народ не позволял себе лишнего, чтобы вовремя прибыла передовая группа и создала лагерь для стройотряда, нужен хороший организатор. В беседе с Анатолием Аладьиным мы не могли не вспомнить легендарного Владимира Николаевича Карягина, которого, к сожалению, уже нет в живых, он скончался 2 ноября 2020 года.

Карягин был, в том числе, одним из тех, кто вывел белорусские студенческие стройотряды на БАМ. Именно он командовал Белорусским ударным комсомольско-молодежным отрядом имени Героя Советского Союза Николая Кедышко.

Владимир Николаевич хорошо ладил с людьми и разбирался в строительном деле, хоть первая специальность была связана с философией.

Учась в БГУ на дневном отделении, по своей инициативе ходил к "вечерникам" на лекции в Белорусский государственный политехнический институт (сейчас это Белорусский национальный технический университет). Отсюда и знания, как управлять стройками, какая для чего нужна техника и так далее.

Карягин умел хорошо подобрать коллектив для стройотряда и с какого-то момента набирал туда и студентов, и молодых специалистов. У отрядов из БССР могли быть свои бульдозеристы и другие спецы, что упрощало работу.

Анатолий Аладьин в поселке Золотинка Нерюнгринского района Якутии (сейчас это станция Иенгра)

© Photo : из архива Анатолия Аладьина

Что строили

Работы были разные, но важно понимать, что молодежь и студенты, как правило непосредственно саму магистраль не строили. Но БАМ – это не только железнодорожные пути. Нужно было строить населенные пункты со всей инфраструктурой, в том числе электростанциями.

Строители-студенты покидали БАМ в конце лета, а другие специалисты оставались. В краях, где зимой морозы могут быть до минус 40 и даже 50, надо как-то обогревать и себя, и технику.

"Дело в том, что в условиях якутской зимы двигатель, если его выключить, завести невозможно. Поэтому были построены ангары, а внутри трубы, через которые подавалось тепло вентилятором. Можете представить диаметр трубы, куда входит нос машины КрАЗ?", – рассказал Анатолий Аладьин.

Студенты возводили жилье, электростанции, специальные гаражи с подогревом для крупногабаритной техники. Белорусские стройотряды занимались, в основном, поселком Серебряный Бор на юге Якутии, который фактически был сделан с нуля.

Отдых

Выходные, конечно, в стройотрядах были, но была и дополнительная нагрузка – агитбригада. Надо было ездить и выступать перед местным населением в школах и на предприятиях, а иногда и в открытом поле.

Выступали с концертами. В том числе это были аналоги современных стендапов. Были и таланты с хорошими вокальными данными. Студенты-физкультурники показывали приемы каратэ, ломали кирпич, что тогда производило фурор.

Минские студенты-физкультурники устраивали для жителей Якутии каратэ-шоу

© Photo : из архива Анатолия Аладьина

Либо же нужно было читать населению лекции, рассказывать о том, что происходит в других частях СССР. В отдаленных районах на БАМе не всегда хорошо ловилось радио, не везде регулярно поступали газеты.

Оставайтесь с нами

БАМ стал стимулом для переезда молодежи в города и поселки далеко за Уралом. Создавали семьи и оставались, но не все.

"Местные, конечно, нас очень сильно уговаривали, предлагали оставаться. Была нехватка людских ресурсов. Если видели, что хлопцы работящие, то всегда говорили: "Три года – и "Жигули" у тебя в кармане. Пять лет – "Волга" у тебя в кармане". Говорили, что можно продолжать учиться заочно", – вспоминает Анатолий Аркадьевич.

Поселок Серебряный Бор

© Photo : из архива Анатолия Аладьина

Оставаться соглашались далеко не все, но дружба с местными завязывалась. Многие знали: приезжает белорусский стройотряд – значит привезут веники для бани. Это была своеобразная народная дипломатия не без участия Владимира Карягина.

На БАМе белорусы открывали для себя Сибирь и Дальний Восток, но о своей республике не забывали.

"У нас всегда висел в лагере флаг БССР, и всегда были наши буслы: либо нарисованные, либо из дерева сделанные", – рассказал Анатолий Аладьин.

В те времена визитной карточкой республики были "Песняры" с песней "Беларусь", которая начиналась со строчки: "Белый аист летит". Песню эту любили, а к белорусам относились достаточно хорошо.

Поселок Серебряный Бор

© Photo : из архива Анатолия Аладьина

В этом плане и сейчас ничего не изменилось. Именно белорусских строителей привлекли для строительства космодрома Восточный. В ближайшем будущем планируется и отправка стройотряда на БАМ, который переживает второе рождение.

Краткая история БАМа

Название "Байкало-Амурская железнодорожная магистраль" появилось еще в 1930-х. Перед Великой Отечественной войной начали подготовительные работы, а потом и строительство. Это продолжалось и после войны, но в 1950-х магистраль стала не такой актуальной, стройка на время прекратилась.

Интерес к проекту у властей вернулся в 1967 году. Было возобновлено проектирование. В 1974 году на упомянутом выше съезде комсомола дали старт новой масштабной стройке. Через десять лет было уложено "золотое" звено.

Тогда соединились две части БАМа, одну из которых строили с востока на запад, а другую навстречу – с запада на восток. Некоторые работы продолжались и после этого. Например, доделывался самый длинный в России Северомуйский тоннель, который завершили только в 2001 году.

В 1990-х на БАМе был упадок, в том числе из-за распада СССР, но в 2009 году объемы перевозок снова стали расти. Сейчас магистраль загружена, и работы по увеличению пропускной способности идут еще с 2014 года. Планируется модернизация дороги, чтобы по ней могли ходить тяжеловесные поезда.


Показать ещё новости